Просыпайся же, душа…

Просыпайся же, душа,
Встань на ножки.
Видишь солнышко в окне,
Свет в окошке?

Посмотри, как ясен день,
Свет играет.
След крахмальных облаков
Исчезает.

Кони белые несут ввысь,
Как в сказку.
Ну, открой же поскорей
Свои глазки!

Бытие, глава 1.

– – – Всем. Глава 1.

Пелагия Рязанская: “Скоро будет всемирная вера, выйдет в России”.

Нострадамус: “Итак, новая ветвь, несущая обновление всей Церкви, должна появиться в России.”

Ванга: Новое учение придёт из России – это самое древнее и самое истинное учение – распространится по всему миру и придёт день, когда все религии в мире исчезнут и их заменит это новое философское учение Огненной Библи.

Е. И. пишется мною это учение, дождались. Вот вам прообраз, почти в готовом виде.
– – – – –

Я им пишу, – они молчат,
Вот думаю, что делать с вами.
Не сокрушить бы сгоряча, –
Узялся вот писать стихами.

– – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – – –

С приветом, мои никакие друзья,
Ваш предок, который пророк Илия,
Который пророк, и больше пророка,
Явившийся кы заповедному сроку.

Так что же, потомки, теперь вам сказать?
То новое, что надлежало вам знать,
Ведь знания ваши темны и скудны –
Вы истину знать для спасенья должны.

Не думайте, что в суете ваших дней
Вам что-то такое известно о ней,
Что только разумным открыться должна,
И только у Бога хранится она.

Вы все не того говорите, ребята,
Заимствуя то, что умом небогато,
От мира, что судит не очень то строго,
Чья мудрость – безумие перед Богом.

Знать истину повелевает Господь,
Чем каждый живи, дорожи и не спорь,
Которая очень важна и сложна,
И путь освещает лишь только она.

Уж многие истины вам приоткрыл,
Я вам, прозябавшим без воли, без крыл,
Реакция ваша меж тем не видна,
И кажется мне, что меж нами стена.

Гнилая стена, та что некому пнуть,
С пророком отправиться в праведный путь,
Но вам так удобно за вашим забором,
Что в путь за Христом соберетесь не скоро.

Кто в мире увяз, объяснял ведь Христос,
Тот недостоин Его, не дорос,
И вы на словах все такие Христовы,
Зубами держаться за будни готовы.

Тогда подержитесь еще, помолчите,
Махнувши рукой на пророка слова,
Покуда Посланник, Пророк и Учитель
Пребудет, рукою махнувши на вас.

Чужое окно

Прошу у неба понимания
Боль в сердце, сжалься, отпусти !
Вхожу в себя, вхожу в сознание
Ищу ответы и ключи …

Переступив границу правил
Застыли бабочки в груди
Кто указатели поставил
Неверно, на моем пути!?

Нельзя смотреть в чужие окна
Там свет зажжен не для меня
У них семья! И им комфортно
Кино немое бытия…

Какое я имею право
Там черпать ложечкой тепло!?
Граница мне –окна оправа
На боль ответ – окна стекло!

О Боже, что мы здесь забыли?

О Боже, что мы здесь забыли?

Здесь суета, здесь зависть, здесь раздор…

Здесь душу черной сажей закоптили

И лжем друг другу, сочиняя всякий вздор.

 

В Твоем творенье властвуем во страсти,

Твои законы попираем без стыда.

И лишь в минуты тяжкого ненастья

Готовы вспомнить Бога иногда.

 

Устав от череды прожженных жизней,

От бесконечного мельканья серых дней

Итог увидим жажды ненавистной

И ниц падем у лотосных ступней.

 

И вскинем руки, плача о прощенье,

Прося принять, утешить, обогреть.

А Ты нас примешь сразу, без сомненья,

Дитя заблудшее желая лицезреть.

 

Омыв слезами искренними душу,

Очистившись молитвою святой,

Мы зов Отца-создателя услышим

Зовущего всех чад своих домой.

 

И мир преобразится в одночасье,

Наполнится величьем, красотой.

Душа проснется, позабыв несчастья

И устремится в вечность за мечтой.

“Юродивые”

Юродство- высший подвиг есть

По доброй воле, специально

Оставить мудрость всю и спесь

В сердце Христа впустить сакрально

 

Терпеть мороз, жару терпеть

И жажду, голод и болезни

В глазах людей безумным быть

Жить в постоянном униженьи

 

Покушать есть- хвала Творцу

А нет- опять Ему же слава

Всё может он перенести

Имея в сердце Бога-Слово

 

Вместо одежды-рвань, лохмотья

Одна и летом и зимой

И нет ни ропота ни жалоб

Доволен он своей судьбой

 

Не смотрит он на положенье

Не важно кто пред ним стоит

Хоть раб, хоть господин именья

В глаза он правду говорит

 

А многим это непонятно

Как это можно вот так жить

Не просто жить, но за всё это

Христа любить, благодарить

 

Юродивые верят, знают

Не радуется Бог тому

Когда болеют и страдают

Но ценит преданность Ему

 

Они считают все страданья

И ерундой и пустяком

Лишь бы всегда, везде и всюду

Быть постоянно со Христом

 

Он Сам прошёл через всё это

Был мучим, на кресте распят

А тут всего еда, одежда

И чей то злой, недобрый взгляд

 

И вот за их долготерпенье

И за доверие Христу

Который всем желает блага

А благо- это жизнь в раю

 

Они получат то, что ищут

А ищут они все Христа

И у кого в душе Он, в сердце

Один путь – в рай, на небеса

 

 

 

 

 

Не вернуть никогда то что было вчера

Не вернуть никогда, то, что было вчера,
Важно просто проснуться, дожить до утра,
И сказать самым близким: Люблю вас безмерно!
Ну, а после при всех танцевать у костра.

Спешим

Спешим куда-то по утрам,Дела, заботы – суета! И нету времени на храм – обитель Вечного Христа!           Нам неохота заглянуть, Зайти хотя бы на часок!  Всё мимо, мимо держим путь, А он от Бога так далее.  Мы возмущается подчас  что жизнь тяжёлая пришла, За что же, Господи, так нас?!  А всё – за наши же дела!  Как будет страшно там потом,. Когда конец придёт делам,. Где все отвершнутся Христом,. Кто отвергался в жизни сам!!!

Божественные мистерии

На небе звезды одиночки сверкают бликами в ночи,

Ангел нанизывает жемчуг на золоченые лучи. 

Слуга божественный как четки перебирает ожерелье,

Диктуя девственные строки и судьбоносные решения. 

Замысловатым шрифтом с вязью они ложатся в одночасье

На строки Жизни, закрепляясь живой незримою печатью.

Шаманит месяц острозубый, влезая тихо в шорох снов,

И шелестят потоки истин в узлах его бессвязных слов.

Огонь божественный не гаснет, течет лучом поток любви –

Службу несут в небесном храме Ель, Михаил и Гавриил,  

И освещенные лампадой в церковных сводах лики святых,

Взирая к небу скорбящим взглядом, молят прощенье о земных.

Покрыты саваном смирения души и грешных, и святых,

Вдыхают сонные творения ночи мистерию и божий дух,

Чтобы однажды в пробуждении, познать свою суть и любви,

И в состоянии осознания принять потребности души.

Я буду молиться…

Все, что сегодня со мной происходит, кажется даже не сном, не кошмаром,

А жутким бедламом в преисподней, кипящим котлом, собственным адом.

Когда пью запоем свой страх, задыхаюсь, пытаюсь проснуться, замки разрывая,

Но слышу хохочущих не раскаявшихся, запертых в утробу мнимого рая.

Смейтесь, безумцы, проклятые Богом, пестуйте в прислужниках ужас окрепший,

Я же с корнями рассыпчатый хохот, вырву зубами из разума клешней.

Вам не загнать меня в эту ловушку гадкою ересью, пошлыми шутками.

И не принудить к дьявольской службе лукавыми байками с прибаутками.

Не обещайте мне манны небесной – сыр дармовой только лишь в мышеловке.

Душу свою не продам мерзким бесам – рвите на части, крутите веревкой!   

Нет у вас силы сразить душеносца, отвратные гады, бездушные твари.

Страхом пленить вы, конечно, способны, но свет открывает и ржавые двери.

Поэтому я вам, калекам убогим, рабынею сделать себя не позволю.

Себя отдаю на судилище Богу, и Он мне укажет путь из неволи. 

Под призмою страха мир ненадежный, в болоте невежества все утопают.

Я буду молиться, а вера поможет мне справиться с тем, что Тьма навязала.

МОЙ АНГЕЛ

Там, где-то в звездной и далёкой вышине мой страж душевный, ангел белокрылый,

Возможно, слышит вздох мой в тишине, и чувствует мой трепет и унылость.

Стою в ночи как призрак белой тенью с опущено стыдливой головой,

Наивно детской простотой в молчании, отзывчивостью и открытою душой.

Внутри меня восторг, мольбы и муки сбиваются в комок вязи густой.

И слышатся таинственные звуки, как будто эльфы шепчут мне наперебой.

Я жадно незнакомым звукам внемлю, как призрак обольщённый и нагой.

И тайный зов душой своей приемлю, всей бездной мук сердечности больной.

Мысль быстрая железом раскалённым по телу моему бежит, волнуя кровь.

Иль сна в ночи не будет иль бессвязным придет в горячке чувств он, а я вновь    

Услышу голос ангела средь грезы: – «В сердце твоем горит огнем Любовь!»

Его дыханье явственно я слышу, горю его божественным огнём

И спрашиваю: – «Разве суждено мне так мучиться любовною тоской?

Из-под ресниц слеза сбежать готова, в тревоге руки трепетно дрожат.

Ответь мне, ангел, почему так больно, словно любовь не рай, а жуткий ад?

Вчера мне снились розовые кущи, птиц щебетание, бурный водопад.

Сегодня щемит грудь только от мысли, что я в ловушке чувств своих, как враг».

Но он молчит, а я ловлю лишь отзвук слов, сказанных во сне или в бреду,

В котором аромат и цвет фиалок, арф переборы, лебединый пух…

И вместе с тем тоска и грусть подходят, сжимают грудь и рвутся изнутри,

Чтобы фонтаном вылиться наружу, и эту двойственность понять я не могу.

Но знаю точно: где-то в вышине мой страж душевный, ангел белокрылый

Средь звёзд в ночи, в безмолвной тишине невидимо парит в небесной пыли.

-«Небесный друг, прошу с тоской немою подай мне знак, не мучай, не молчи!

Поговори немножечко со мною, и успокой порыв моей души!

Явись в мой мир хотя бы на мгновенье иллюзией, субстанцией грезы,

Энергией иль световым кружением из мыслей и прообразов мечты.

Я понимаю – ангел бестелесный, но у тебя ведь тоже есть душа.

И пусть считаешься ты бессловесным, сердцем услышу все твои слова.

К тому же чувствую тепло твое и силу, как проявление неких высших сил.

Ты всегда рядом, где-то за спиною, иль на плече невидимо сидишь,

Рождая миг предчувствия пленения, словно подходит праздника канун.

Я ощущаю головокружение и ритмы сердца: – «Я люблю, люблю!»

Спаси меня, да будет надо мною хранительный покров небесных сил!

Благослови меня своей Звездою и божьим светом путь мне освети,

Чтобы не кануть в развращения бездны, любовь была чиста, а жизнь добра.

Об этом даже спорить бесполезно – мир стар, как грех, и мудрый как судья.

Не знаю, сколько я перерождалась, в бессмертие души поверила вполне.

Я тоже странница вселенской дали, а в материальном мире – человек,

Который «верую» с восторгом повторяет и, свою голову смиренно преклонив,

Просит тебя и слезно умоляет: – «Любовь мою от бед обереги!»

И вдруг я вижу дивное свечение спускается, касается плеча,

И в образе прекрасном – вот везение – мой ангел появился из луча.

Обнял небесный гость крылом меня так нежно, что закипела в моих жилах кровь.

И, улыбнувшись искренне-блаженно, тихо сказал он: – «Бесценный дар Любовь.

Единородный Сын Живого Бога, пришедший в мир погибшие взыскать,

Не зря Любви послал с небес так много, надежду, счастье, веру в благодать.

На свой удел роптать тебе не стоит. Уйми гордыню, страх и будь собой.

Твое спасенье – опыт просветления. Живи по совести, как Дух святой.

Не зря тебе ниспущены страданья и муки с болью в предрассветной мгле.

Отцу Любви не надобны сомненья. Он есть Любовь, дарующий тебе

Познать суть этого со всех сторон, дабы увериться в себе и без сомненья

Просто любить и наслаждаться оным, и наполняться всем без сожаления»

Исчезло вскоре дивное виденье и миг касания белого крыла.

Чудом божественного провидения, светом небес наполнена душа.