Икона святого Архангела Божия Михаила (Владивосток)

Икона святого Архангела Божия Михаила
(Владивосток)

Владивосток. Икона святого Архангела Божия Михаила. Фото: www.vladivostok.eparhia.ru

Икона святого архистратига Божия Михаила является одной из почитаемых святынь Успенского храма г. Владивостока. Она находится перед левым клиросом и всегда доступна для поклонения верующим.

По словам иерея Олега Дикмарова, это на самом деле старинная икона. Она находится в храме уже около 5 лет и передана в дар от благодетеля, который, зная, что образ собираются вывезти в Японию и там продать, выкупил его и подарил приходу.

Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. На иконах его изображают с огненным мечом в руке, или копьем низвергающим дьявола. Архангел Михаил в Писании именуется «князем», «вождем воинства Господня».

Над всеми девятью чинами ангельскими поставлен Господом святой Архистратиг Михаил (имя его в переводе с еврейского означает «кто как Бог») — верный служитель Божий, ибо он низринул с Неба возгордившегося денницу с другими павшими духами. По Церковному преданию, запечатленному в службе Архистратигу Михаилу, он принимал участие во многих ветхозаветных событиях. Во время выхода израильтян из Египта он предводительствовал им в виде столпа облачного днем и столпа огненного ночью. Через него явилась Сила Господня, уничтожившая египтян и фараона, преследовавших израильтян. Архистратиг Михаил защищал Израиль во всех бедствиях.

Адрес храма Успения Пресвятой Богородицы: 690001, г. Владивосток, ул. Светланская, 65, ост. «Лазо». Настоятель иерей Даниил Нефедьев.

Источник текста и фотографии: Владивостокская епархия Русской Православной Церкви

Ангельский мир Михаил архангел Мир духовный или ангельский Архангел Слово после Богослужения в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных Вмешательство Архангела Михаила во время операции Деисусный чин. Архангелы Михаил и Гавриил Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных Акафист святому Архангелу Михаилу Молитва Архистратигу Михаилу

Собор архангелов. И. К. Языкова

Собор архангелов

Из книги «Богословие иконы»

СОБОР АРХАНГЕЛОВ

 

1. Общее наименование нескольких праздников, посвященных поминовению небесных сил: Собор архангела Михаила и прочих бесплотных сил — 8(21) ноября; Собор архангела Гавриила — на следующий день после Благовещения, 26 марта (8 апреля) и др.

Читать далее Собор архангелов. И. К. Языкова

В. Кутковой. Ангел Хранитель как личность и проблемы его изображения в православной иконописи

Виктор Кутковой

Ангел Хранитель как личность и проблемы его изображения в православной иконописи

Изображения Ангелов можно встретить уже в римских катакомбах, правда, без привычных крыльев. Хотя крылатые существа известны даже в доантичную эпоху. Однако в раннехристианских памятниках отсутствуют изображения Ангела Хранителя.

Ангел Хранитель. Прорись В. В. Филатова

Та его иконография, которая распространилась с XVI — XVII столетий в России, обычно представляет нам «юношу, облаченного в белый хитон, иногда в тунику и гиматий, или плащ, главные атрибуты – крест и обнаженный меч» [1].

Сколько мы ни искали, но так и не обнаружили иконографию Ангела Хранителя в 11-вековом византийском искусстве, основополагающем для православного мира. Тот «страж храма» из константинопольской Софии, о котором упоминает о. Георгий Флоровский [2], является, по мнению В. Н. Лазарева, Архангелом Гавриилом [3], что значительно больше походит на правду. Мерило и зерцало в руках свидетельствуют: перед нами – кто-то из Архангелов, но не «страж храма».

Силы небесные живописали достаточно часто, но не Ангела Хранителя.

Это интересно. Поскольку возникает справедливый вопрос: если молитва, которую вычитывают православные в утреннем правиле («Святый Ангеле, предстояй окаянной моей души…»), написана преп. Макарием Великим в IV веке, а канон Ангелу Хранителю составлен митрополитом Евхаитским Иоанном Мавроподом в XI столетии, то к какой же иконе обращались молящиеся?

Вызывает недоумение фактическое отсутствие литературы по обозначенной теме. Отдельные авторы ее затрагивают лишь описательно. Не проблемно. А иногда и ошибочно: об одной такой статье известного советского искусствоведа мы уже высказывались в периодической печати [4].

Поскольку все, кроме Бога, имеет свое начало, — требуется выяснить: когда, по учению Церкви, к человеку приставляется  Ангел Хранитель? Начиная с Тертуллиана и Оригена, ещё первохристианские авторы давали самые разные ответы. Но заключительная молитва канона Ангелу Хранителю говорит совершенно однозначно: «от святого крещения» — нового рождения водой и Духом… Причем песнь 7 этого канона указывает и на какой срок: «от Бога дарованного ми во веки», то есть Ангел Хранитель сопровождает каждого христианина от св. крещения и до окончания земного пути, но и после, «в страшный же час смерти неотступен буди ми, благий хранителю мой,‹…› егда имам преходити воздушная мытарства»  (молитва акафиста Ангелу Хранителю), так как усопшего «обычно сопровождают два ангела ‹…›. Обязанность этих ангелов (Ангела Хранителя и встречного ангела. – В. К.) – сопровождать душу умершего на его пути в загробную жизнь» [5]. И на Страшном Суде Ангел Хранитель будет предстательствовать пред Христом, моля о прощении хранимого им человека, и в случае прощения – становится последнему неразлучным другом в вечности.

Бытует мнение, что тот друг и Ангел есть святой, имя которого мы носим. Отсюда, мол, именины и называются днем Ангела.

Это явное заблуждение. Оно легко опровергается утренним правилом: одна молитва вычитывается Ангелу Хранителю – совершенно другая – святому, во имя которого крещен христианин.

Нет, лик Ангела Хранителя от смертных людей скрыт. Зримо он открывается лишь в момент разлучения души с телом. Уже одного этого достаточно для отрицательного ответа на вопрос: «Имеет ли право на существование иконография Ангела Хранителя?». В противном случае иконописец должен был бы умереть и воскреснуть… Да и коль воскреснет, то он изобразит только своего Ангела. Где гарантии, что его Ангел одинаков хотя бы визуально с Ангелом каждого из нас? Этот вопрос правомерен даже к святым, которые воочию видели своих Хранителей. [6] Ведь если «неизвестно, являются ли Ангелы единосущными друг другу, возможно, что каждый из них – особое творение Божие, особый духовный мир» [7], – тогда насколько актуальней ставить вопрос об «ипостазировании» Ангелов: есть ли наш Хранитель некая функциональная сила, безликая, а точней, однообразная и трансцендентная – или все-таки конкретная личность, призванная к служению?

Разговор о категориальном анализе личности – трудный; тут все держится на еле уловимых тонкостях. И в человеке ведь различие природы и личности уловить не легче, чем различить единую природу и трех Лиц в Боге.

«Мы привыкли считать эти два выражения – личность и индивид – почти что синонимами, — пишет  В.Н. Лосский, — мы одинаково пользуемся и тем и другим, чтобы выразить одно и то же. Однако в известном смысле индивид и личность имеют противоположное значение; индивид означает извечное смешение личности с элементами, принадлежащими общей природе, тогда как личность, напротив, означает то, что от природы отлично».

В.Н. Лосский продолжает: «В нашем настоящем состоянии, сами будучи индивидами, мы воспринимаем личность только через индивид. Когда мы хотим определить, «охарактеризовать» какую-нибудь личность, мы подбираем индивидуальные свойства, «черты характера», которые встречаются у прочих индивидов и никогда не могут быть совершенно «личными», так как они принадлежат общей природе. И мы, в конце концов, понимаем: то, что делает его «им самим» — неопределимо, потому что в его природе нет ничего такого, что относилось бы собственно к личности, всегда единственной, несравнимой и «бесподобной» [8].

Здесь тайна, происходящая из неограниченных творческих способностей Создателя мира. Она не имеет измеримых «параметров». Существуют ли способы и величины, чтобы измерить тайну?

Но у тайны есть своя антиномия – «индивидуальные свойства». Отсюда возникает понятие «индивидуальность» — совокупность качеств, выражающих сущность отдельного индивида. Человеческая индивидуальность – безусловная экзистенциальная ценность от Бога. Она не отвергается, а включается в Соборное единство; чем и объяснимо требование «портретного сходства» от изографа при живописании иконы того или иного святого, «ибо почитание (воздается иконе) не постольку, поскольку она отстает от сходства (с первообразом), но поскольку она представляет подобие (с ним)», — поясняет св. Феодор Студит. Само слово eikon «образ» восходит к eiko «имею сходство, похожу». Иконописные подлинники полны указаний типа «пастырь, седой, борода Иоанна Богослова», «округло лице, яко же и Матери Его», «власы Николины» и т.п. Умелая кисть мастера, водимая Творцом, каждый раз из совокупности таких сравнительных черт создает единственный и неповторимый образ человека – личность, что подтверждается и надписью на иконе: это свт. Василий Великий, а не свт. Григорий Богослов. Потому в древности образ сначала одобрялся духовными лицами и потом уже освящался надписью (чина освящения, какой известен сегодня, до XVII в. не существовало: считалось, что икону освящает именно надпись; да и сегодняшний чин освящения есть только акт одобрения, и не больше).

Ангел Хранитель. 19 век

Дальше Лосский говорит, что Ангел и человек – «существа личностные», но человек, для известного богослова, «полнее, богаче, содержание ангельских духов», ибо он поставлен «на грани умозрительного и чувственного» и потому «причастен всем сферам тварной вселенной». [9] Отсюда, как видим, личность Ангела и личность человека существенно разнятся, хотя и Ангел, и человек созданы по образу и подобию Божию. Антропология свт. Григория Паламы свидетельствует, что Ангел, уступая в совершенстве образа, превосходит человека в подобии. По Лосскому, «личность, утверждающая себя как индивид и заключающая себя в пределах своей частной природы, не может в полноте себя осуществлять – она оскудевает» [10]. Ничего такого нет у Божиих Ангелов, ибо они «насыщаются Божественной благодатью и передают ее остальному творению» [11]. Само созерцание Божества, насколько это для них возможно, служит им пищей, по слову преп. Иоанна Дамаскина [12]

Могут ли здесь Ангелы утверждаться в статусе индивидов, а значит, заключать «себя в пределах своей частной природы»? Могли… Но только перестали бы быть Ангелами.

Бесполезно углубляться в вопрос об ангельской природе. Этого не даст нам сделать сама непостижимая природа ангельского мира. И все-таки, Отцы Седьмого Вселенского Собора, указывая на совершенную бестелесность и невидимость Бога, подтвердили положение о допустимости изображать Ангелов на иконах: «Что же касается разумных сил, то они не всецело изъяты от телесности и не безусловно невидимы, будучи одарены тонкими, воздухообразными или огненными телами, в которых они неоднократно являлись и были видимы». Отцы не уточнили, временно или постоянно носят Ангелы эти тонкие тела. Они засвидетельствовали только, что бесплотность Ангелов относительна, что Ангелы являлись людям, а потому они в известном смысле изобразимы [13]. Преп. Иоанн Дамаскин прямо говорит, что Ангелы — «описуемы; ибо когда они находятся на небе, их нет на земле; и посылаемые Богом на землю – они не остаются на небе» [14].

Вопрос об их изобразимости (в качестве церковно почитаемого образа) оттого и решаем, что Ангелы – личности. Своим опровержением преп. Феодор Студит доказывал иконоборцам: «<…> икона изображает не природу, а личность» [15]. Заметим: конкретную личность, а не символическую – символических личностей человека, как и «личностей вообще», не бывает.

Путать абстрактные формулы с людьми занятие вредное.

Валаам и Ангел, преграждающий ему дорогу. Фреска 4 века. Рим. Катакомбы на Виа Латина

Церковная символика укоренена в исторической реальности. Херувимов и Серафимов велел изобразить на крышке Заветного Ковчега сам Ягве, а значит, их лик был Моисею открыт, о чем говорил на VII Вселенском Соборе Патриарх Тарасий, что находит подтверждение в Писании: «виждь и сотвориши Ми по всему, елика Аз покажу тебе на горе» (Исх. 25:8); Архангелов людям посылал Господь, Ангелы писались те, что явились пастухам, возвещая о Рождении Спасителя мира, те, что возвестили Женам Мироносицам радость о Воскресшем, причем поданы они в служебном, «функциональном» плане, а не в качестве образа, на который молятся. Символика же Ангела Хранителя ничем не поддержана – это типично головная работа иконописца, его «идеи». И в результате получилась символическая личность, безадресная для молитвы. Ситуация фактически по Канту: «Пусть только наша идея будет правильной, и тогда, несмотря на наличие препятствий, стоящих на пути к ее осуществлению, она не будет невозможной».

Возникает вопрос: что позволяло преп. Андрею Рублеву изображать Св. Троицу в виде Ангелов, символизирующих три Ипостаси? Насколько правомерен символизм здесь? Отвечает ли данная иконография 82-му правилу Трулльского Собора?

Вот в том-то и дело, что «образ Троицы не есть ипостасный образ Отца, Сына и Духа Святого, а образ троичности Божества и троичного бытия» (Л.А. Успенский). Явление Аврааму трех мужей у дуба Мамврийского, по мнению Церкви, является не символом, а прообразовательным видением Пресвятой Троицы. Это и позволяло преп. Андрею Рублеву Ее изображать не символически, а в качестве прообразов. 82-е правило в данном случае не нарушалось, потому как оно, требуя конкретности, запрещает символы, а не прообразы. Да и речь на Пято-Шестом Соборе велась не об изображении Троицы, а – Иисуса Христа. Икона «Отечество», например, противоречит этому правилу и представляет нам образ Троицы ипостазированным. Но в силу невоплощенности Бога Отца, Его образ – уже символ. [«Ветхий денми» из пророчества Даниила не может быть Отцом – согласно Деяниям Большого Московского Собора (глава 43), Он – Сын во славе Божества, «еже будет во второе Его пришествие».] Образ же Духа Святого в виде голубя правомерен лишь в сюжете «Богоявление».

Икона ветхозаветной Троицы, написанная Рублевым, основана на явлении чувственном, и, говоря словами преп. Иосифа Волоцкого, в ней «почитают и целуют едино существо Божества».

К середине XVI в. чужеродный символизм активно начинает вытеснять из иконописи язык «преображенного евангельского реализма». Появляется икона Ангела Служителя (ныне находится в музее-заповеднике города Сергиев Посад). Этого Ангела некоторые искусствоведы приняли за Ангела Хранителя. Диаконские же облачения, вместо меча кадило в руке говорят о нем как о служителе: греч. diakonos – служитель. Тем не менее, XVI век все сделал, чтобы явить миру образ Ангела Хранителя. А.С. Уваров в свое время писал о нахождении такого образа в клеймах, с пояснительными надписями «Ангел Хранитель хранит человека в дни» и «Ангел Господень хранит человека в нощи». Сама икона датируется XVII веком, но представляет собой список с иконы XVI столетия, названной А.С. Уваровым «Ангел Хранитель с похождениями». Однако до сего дня подобные памятники XVI в. не дошли. Впрочем, в аналогичном символизме того времени сомневаться не приходится. По меткому замечанию о. Георгия Флоровского, «это преобладание символизма означало распад иконного письма. Икона становится слишком литературной, начинает изображать не столько лики, сколько идеи».

XVII век лишь усугубил сложившееся положение.

Теперь пришла пора задать следующий вопрос: «Почему Ангелы однообразны, то есть, одинаковы ликами?» Выше мы уже говорили о требовании Отцов к иконописцу добиваться «портретного сходства» с первообразом. Так вот, «одинаковость» у Ангелов – тоже в известной мере «сходство», хотя звучит это парадоксально. Судите сами: Ангелы, будучи личностями и не будучи индивидами — «порождениями биологического родового процесса» (архим. Киприан /Керн/) — приобретают «неуловимые», а, следовательно, ни с кем не сравнимые черты – как такую тайну может разрешить изограф, если, по учению Церкви, на иконе следует изобразить личность и символически указать на природу изображаемого? Как? Только «апофатически» — от обратного, — чтобы не с кем было сравнить (Ангел в образе юноши – банальная выдумка искусствоведов). Вот древний художник, согласно с требованиями св. Отцов, исключительно духовидчески, умозрительно, а не рационалистически, и представил лик без усов, бороды, без морщин и каких бы то ни было типажных признаков, лик без единой приметы пола (ибо Ангелы — бесполы).

Что можно в таком случае получить, имея вдобавок самые смутные представления о природе ангельского мира? – только то, что получили: фактическую одинаковость (она заодно и подчеркивает меньшее совершенство в образе Божием у Ангела по сравнению с человеком). Даже одежды отличаются не характером, а иерархически: у Архангела вместо гиматия изображается плащ, вместо хитона – далматик с оплечьем и подольником; волосы же и прически – разницы не имеют.

Вот откуда «в известном смысле» изобразимость, о которой говорили Отцы Седьмого Собора.

Но не следует данный прием считать «трафаретным». Он носит концептуальный характер.

Историк философии может справедливо спросить: «Различать «личность» и «индивидуальность» стали лишь с XVIII века, начиная с Канта и Гердера. Поэтому древний изограф не мог даже гипотетически вводить такие понятия в живопись».

Отвечаем. Во-первых, понятием «личность» пользовались Отцы, изобличавшие ариан, в IV веке – «в период тех богословских споров, которые велись вокруг тринитарного и христологического догматов». Во-вторых, отсутствие термина «индивидуальность» или «индивид», не говоря уже о названном различении, вовсе не означает отсутствие самого понятия. Из слов преп. Феодора Студита о сходстве изображения на иконе с первообразом становится ясно, что этот святой имеет в виду именно  «индивидуальность». Самость, гордыня — весь перечень грехов,- судя по библейской истории, всегда сопутствовал человеку после потери рая. А ведь они и есть черты, присущие индивиду. Не всякий иконописец мог категориально проанализировать и различить тонкости хитросплетений такой философии, но он обладал, повторяем, мистическим умозрением – зрением умного мира, которое отвлеченные понятия переводило в художественные образы – «краски мудрости», «богословие в красках». Да и само богословие иконы принадлежало преимущественно Отцам, а не художнику. Когда же данный принцип был нарушен, и иконописец начал «действовать» самостоятельно, то вместо богословия получился литературный суррогат с претензиями на философию, обернувшийся «символизмом идей». Из античного прошлого выходила великая тень Платона: идея как метафизическая сущность вещи стала зрительным образом.

Дух времени вершил свое дело.

Все на удивление похоже! В русской истории XVI век – это популяризация великодержавных идей, воплощенных в соответственные деяния. XVII столетие страна начинала смутой, а кончила – петровскими «реформами». «В области художественного творчества, — пишет Л.А. Успенский, — так же как и в области богословской мысли, исчезает творческое переживание предания и переосмысление Православия в свете того, что несет иноверие. Изменения в религиозной психологии эпохи выражаются в разрыве между молитвенным подвигом и творчеством, так же как и богословской мыслью» [16]. Складывается впечатление, что некоторым русским живописцам того времени становится трудно помыслить Бога «вне» плоскости иконы, обитающим «в неприступном свете». А коль так, то с иссяканием высокого богомыслия утрачивается и всякое трезвение в изображении неизобразимого. Начинают играть «фантазии», иной раз даже чем-то объясняемые. Тут и случается рецидив авторского произвола, воспитанный влияниями «извне». И его логическим продолжением в XVIII веке станет появление многочисленных языческих «купидонов» в церковном искусстве.

Вот на такой почве культивировалась иконография Ангела Хранителя. Но исчезало полуторатысячелетнее сознание ее невозможности.

Ангел Хранитель. 1694-1695 гг. Фреска. Церковь св. Иоанна Предтечи. Ярославль

Родословная этого феномена прослеживается от образа XIII века «Явление Архангела Михаила Иисусу Навину». Особую роль здесь сыграла икона Архистратига Михаила из Архангельского собора Московского кремля (XV в.). Из 18-ти ее клейм 6 отображают покровительственные и карающие деяния, 6 – спасительные и еще 6 – битву с сатаной [17]. Перед нами никто иной, как Ангел Хранитель «всея Руси», с его функциями и действиями, но не в прямом, а в переносном значении. Московский памятник становится для Руси своеобразным эталоном. Икона из Углича – тому подтверждение, с учетом, конечно, «вкусовых» изменений XVI века. В свою очередь, угличский Архангел – эталонный образ для работавших вместе костромских и ярославских изографов, с которого они создают фрески Ангела Хранителя [18].

Проблема нововведений XVI — XVII веков остро стоит и в наше время. Широкое распространение непозволительных икон не находит надлежащей критики в церковной, литературе. Л. А. Успенский писал: «Мы знаем: так же как человеческая мысль не всегда была на высоте подлинного богословия, так и художественное творчество не всегда было на высоте подлинного иконописания, и среди прочих заблуждений мы часто встречаем образ Бога Отца, особенно распространившийся в православном мире с XVII века» [19].

Добавим сюда и образ Ангела Хранителя.

Седьмой Вселенский Собор на все века провозгласил, что «иконописание зависит от св. Отцов и только художественный его аспект принадлежит художнику» [20].

Этого-то и не было, на наш взгляд, при разработке иконографии Ангела Хранителя.

Примечания

[1] Филатов В.В. Краткий иконописный словарь. М.: Просвещение, 1996. С. 14.

[2] Флоровский Георгий, прот. Догмат и история. М.: Изд-во Свято-Владимирского Братства, 1998. С. 401.

[3] Лазарев В.Н. Византийская живопись. М.: Искусство, 1986. Табл. 122.

[4] Кутковой В.С. От веры в науку – к вере в науке // Покров. Великий Новгород, 2002. №2 (9). С. 6-8.

[5] Серафим (Роуз), иером. Душа после смерти. СПб., 1994 С. 40.

[6] Преп. Иоанн Дамаскин пишет, что Ангелы «являются людям достойным, которым Бог пожелает, чтоб они являлись, не таковыми, каковы они суть, но в измененном виде, смотря потому, как могут видеть смотрящие». — Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 47.

[7] Алипий (Кастальский-Бороздин), архим. Исайя (Белов), архим. Догматическое богословие: Курс лекций. Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 1998. С. 179.

[8] Лосский В.Н. Очерк мистического богословия Восточной Церкви. Догматическое богословие. М., 1991 С. 92-93.

[9] Там же. С. 82.

[10] Там же. С. 94.

[11] Алипий (Кастальский-Бородин), архим. Исайя (Белов), архим. Указ. соч. С. 183-184

[12] Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 48.

[13] Алипий (Кастальский-Бородин), архим. Исайя (Белов), архим. Указ. соч. С. 180.

[14] Иоанн Дамаскин, св. Точное изложение православной веры. СПб, 1894. Репринт: М.: «Лодья», 2002. С. 47.

[15] Цит. по: Успенский Л.А. Богословие иконы Православной Церкви. Париж: Изд-во Западноевропейского экзархата Московской Патриархии, 1989. С. 94.

[16] Там же. С. 180.

[17] Тихомирова К.Г. Героическое сказание в древнерусской живописи. // Древнерусское искусство: Художественная культура Москвы и прилегающих к ней княжеств. XIV-XVI вв. М., 1970. С. 8-17.

[18] См.: 1) роспись северной стены церкви Воскресения в Ростове (ок. 1675 г.);

            2) фреска церкви Иоанна Предтечи в Ярославле (1694-1695).

[19] Успенский Л.А. Указ. соч. С. 121-122.

[20] Там же. С. 117.

Источник текста и иллюстраций: Православие.Ru

Ангел-хранитель Ангелы Ангел Хранитель О святых ангелах Ангел-хранитель Ангелология «Ангела-Хранителя у Господа просим» Об ангелах-хранителях Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Канон Ангелу Хранителю Акафист Ангелу Хранителю

Архангел Михаил — вестник и воин. Надежда Нефедова

Надежда Нефедова

Архангел Михаил — вестник и воин

Образы ангелов появляются уже в раннехристианском искусстве. В катакомбах ангелы изображались в ветхозаветных сюжетах как юноши в белых одеждах — тунике и паллиуме (плаще) — и сандалиях. Туника часто украшалась двумя клавами — нашивными полосами, спускающимися от плеч до нижнего края одежды и указывающими на посланничество ангелов. В Древнем Риме туники с клавами могли носить только граждане благородного происхождения: сенаторы или всадники. Ангелы изображались без крыльев и нимбов: язык христианского искусства еще только создавался, и многие привычные нам символические детали возникали постепенно. Самые ранние изображения такого типа датируются серединой III века, например, архангел Гавриил из композиции Благовещение в катакомбах Присциллы в Риме.

Видение Иакова. Роспись катакомбы Виа Латина. Середина IV в. Рим

Видение Иакова. Роспись катакомбы Виа Латина. Середина IV в. Рим

В конце IV — начале V века появляется тип крылатого ангела с нимбом. Иногда в одном и том же произведении присутствуют и бескрылые, и крылатые ангелы, например, в мозаических композициях церкви Санта Мария Маджоре (432-440 годы) или церкви Сан Витале в Равенне (546–547 годы). Крылья становятся некоторым атрибутом, призванным передать одно из их основных ангельских служений — благовествовать волю Божию и, соответственно, мгновенно переноситься в пространстве, спускаясь из горнего мира на землю.

Мозаика церкви Сан Витале. 546–547 гг. Равенна, Италия

Мозаика церкви Сан Витале. 546–547 гг. Равенна, Италия

Одно из первых дошедших до наших дней изображений именно архангела Михаила находится в базилике св. Евфразиана в Порече. Это мозаика, выполненная в середине VI века. На главе архангела — диадема; развивающиеся у висков ленты называются тороками (или слухами) и символизируют постоянное слушание ангелами гласа Творца. Архангел изображен держащим в руках голубую сферу с начертанным золотом крестом — зерцало. У этого символа может быть несколько трактовок: небесная сфера, символизирующая мироздание, диск, щит, «печать Царя Небесного». На иконах средневизантийского периода сфера в большинстве случаев изображается светлой, как бы прозрачной, с нанесенной монограммой Христа «IC XC» или изображением Спаса Эммануила.

Мозаика базилики св. Евфразиана. Середина VI в. Пореч, Хорватия

Мозаика базилики св. Евфразиана. Середина VI в. Пореч, Хорватия

Изображения архангелов присутствуют не только в декорации стен, но и на ранних иконах, выполненных красками, вышитых на ткани, вырезанных на слоновой кости. На редкой коптской шитой иконе VI века представлена восседающая на троне Богородица с Младенцем, в окружении архангелов Михаила и Гавриила. Жезлы (мерила) в их руках — символ власти, которую они получают как исполняющие волю Божию.

Вышитая икона. Египет. VI в. Художественный музей, Кливленд, США. Фрагмент

Вышитая икона. Египет. VI в. Художественный музей, Кливленд, США. Фрагмент

В руке архангела может находиться лабарум — древко с полотнищем — боевой штандарт императора, символ властных полномочий. Лабарум в руках архангелов указывает на их роль как военачальников небесного воинства. На полотнище обычно написано славословие «Свят, Свят, Свят» или монограмма Христа. Архангел Михаил может изображаться в так называемых лоратных одеяниях: далматике (узкая длинная одежда с широкими рукавами, вышитым оплечьем и подолом) и лоре (широкая длинная полоса ткани, украшенная жемчугом и драгоценными камнями; часть одеяния византийских императоров), в расшитых золотом и камнями сапогах.

Мозаика апсиды собора в Гелати. Ок. 1130 г. Грузия

Мозаика апсиды собора в Гелати. Ок. 1130 г. Грузия

Этот тип изображения, где облаченный в одежды византийских придворных архангел предстает в качестве стражи Царя Небесного, получает особенно широкое распространение в послеиконоборческий период. Такие образы можно видеть в апсиде диаконника собора в Торчелло, апсиде собора в Гелати, в конхе Михайловского придела и в главном куполе Софийского собора в Киеве, на ярославской иконе XIII века из собрания Третьяковской галереи.

Ярославль. Кон. XIII в. ГТГ, Москва

Ярославль. Кон. XIII в. ГТГ, Москва

В XIII-XIV веках получает распространение образ архангела Михаила в воинских доспехах. Этот тип изображения появляется в иконографии «Явление архангела Михаила Иисусу Навину». Затем архангела как архистратига начинают изображать в латах не только в сцене явления иудейскому полководцу, но в других композициях. На иконе из Архангельского собора Московского Кремля, приписываемой кисти преподобного Андрея Рублева, архангел представлен как грозный воин: в правой руке меч (изображение утрачено), в левой — ножны. Одеяние архангела повторяет доспехи римского полководца: короткая туника, поверх которой одет украшенный рельефом металлический панцирь с наплечниками и набедренниками; алый офицерский плащ завязан узлом на левом плече. В клеймах на полях иконы изображены деяния архангела.

Архангел Михаил с деяниями. Ок. 1399 г. Архангельский собор Кремля, Москва

Архангел Михаил с деяниями. Ок. 1399 г. Архангельский собор Кремля, Москва

Согласно преданию, одно из чудес архистратиг небесных сил совершил в IV веке в Малой Азии. В Хонех язычники решили уничтожить христианский храм весьма неординарным способом: построили плотину, прорыли канаву и направили по ней в сторону церкви водный поток из двух соседних рек. По истовой молитве инока Архипа явился архангел Михаил и ударом жезла высек в скале глубокую расселину, в которую устремилась вода. Так храм был спасен от неминуемого потопления. В средневизантийский период появляются иконы, призванные прославить как деяние архистратига, так и молитвенный монашеский подвиг преподобного Архипа.

Чудо арх. Михаила в Хонех. Вторая пол. XII в. Монастырь св. Eкатерины, Синай, Египет

Чудо арх. Михаила в Хонех. Вторая пол. XII в. Монастырь св. Eкатерины, Синай, Египет

Образ архангела Михаила обязательно входит в состав Деисусного ряда (чина) иконостаса. Прекрасные иконы архангела дошли до наших дней в составе Высоцкого чина, в иконостасах Благовещенского собора Московского Кремля, Владимирского Успенского собора и Успенского собора Кирилло-Белозерского монастыря. Чудом сохранились три иконы так называемого Звенигородского чина, среди которых — образ архангела Михаила. Исключительно высокое художественное качество и стилистические особенности позволяют отнести эти иконы к произведениям Андрея Рублева.

Андрей Рублев (?). Икона из Звенигородского чина. Ок. 1400 г. ГТГ, Москва

Андрей Рублев (?). Икона из Звенигородского чина. Ок. 1400 г. ГТГ, Москва

Архангел Михаил изображается в сюжетах, темой которых является поклонение Кресту и Этимасии (Уготованному Престолу). В композиции, помещенной на обороте новгородской двусторонней иконы «Спас Нерукотворный», архангелы Михаил и Гавриил склоняются перед Крестом, поднимая в покровенных руках орудия Страстей: копье и трость с губкой. Сложный церемониал византийского двора требовал, чтобы все предметы передавались императору только покрытыми руками. Эта деталь протокола была заимствована иконописцами для выражения благоговения перед святыней или таинством.

Поклонение Кресту. Оборот иконы «Спас Нерукотворный». Кон. XII в. ГТГ, Москва

Поклонение Кресту. Оборот иконы «Спас Нерукотворный». Кон. XII в. ГТГ, Москва

Интересна возникшая достаточно поздно иконография «Архистратиг Михаил — воевода». Сложная символика этого образа связана с эсхатологической тематикой. Пламенный архангел трубит, возвещая конец времен. Одной рукой он победно воздел Евангелие, другой держит восьмиконечный крест и копье, которым повергает сатану в геенну. Под копытами крылатого коня иногда изображены рушащиеся земные царства. Между руками архангела переброшена радуга. В верхнем углу иконы в небесном сегменте изображается Спас Эммануил перед горним престолом.

Архистратиг Михаил — воевода. Поволжье. Первая пол. XVII в.

Архистратиг Михаил — воевода. Поволжье. Первая пол. XVII в.

Образ архангела Михаила присутствует в сюжетах, где силы небесные сослужат Христу. Так, в изводе «Служба святого Василия Великого» святителю предстоят архангелы в диаконских облачениях и с покровенными руками.

Архистратиг изображается на иконах «Собор архангелов», «Собор архангела Михаила», а также в композициях, составной частью которых являются ангельские силы, например, Собор Богоматери, «О Тебе радуется», Страшный Суд, «Предста Царица одесную Тебе».

Источник: Интернет-издание «Татьянин день»

Как изобразить непостижимое?Иконография архангела ГавриилаДеисусный чин. Архангелы Михаил и ГавриилПочему ангел изображается иногда в облачении диакона? Чудо в ХонехАнгелологияАрхистратигРассказы о явлениях ангелов, о которых говорят библейские книги Небо и земля: Ангел и человек в Священном писанииСобор святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных (8/21 ноября)

Догмат об иконопочитании святых отец Седьмого Вселенского Собора, Никейского

Догмат об иконопочитании
трехсот шестидесяти седми святых отец Седьмого Вселенского Собора, Никейского

Богоматерь с ангелами и святыми Феодором и Георгием. Фрагмент иконы из монастыря св. Екатерины на Синае. VI век

Храним не нововводно все, писанием или без писания установленные для нас Церковные предания, от них же едино есть иконного живописания изображение, яко повествованию Евангельския проповеди согласующее и служащее нам ко уверению истинного, а не воображаемого воплощения Бога Слова, и к подобной пользе. Яже бо едино другим указуются, несомненно едино другим уясняются. Сим тако сущим, аки царским путем шествующе, последующе Богоглаголивому учению Святых отец наших и преданию Кафолическия Церкве (вемы бо, яко сия есть Духа Святого в ней живущего), со всякою достоверностию и тщательным рассмотрением определяем:

подобно изображению честного и животворящего Креста, полагати во святых Божиих церквах, на священных сосудах и одеждах, на стенах и на досках, в домах и на путях честные и святые иконы, написанные красками и из дробных камений и из другого способного к тому вещества устрояемые, якоже иконы Господа и Бога и Спаса нашего Иисуса Христа, и непорочныя Владычицы нашея Святыя Богородицы, такожде и честных ангелов, и всех святых и преподобных мужей. Елико бо часто чрез изображение на иконах видимы бывают, потолику взирающии на оныя подвизаемы бывают воспоминати и любити первообразных им, и чествовати их лобызанием и почитательным поклонением, не истинным, по вере нашей, Богопоклонением, еже подобает единому Божескому естеству, но почитанием по тому образу, якоже изображению честного и животворящего Креста и святому Евангелию и прочим святыням фимиамом и поставлением свечей честь воздается, яковый и у древних благочестный обычай был. Ибо честь, воздаваемая образу, преходит к первообразному, и покланяющийся иконе поклоняется существу изображенного на ней. Тако бо утверждается учение Святых отец наших, сиесть предание Кафолическия Церкве, от конец до конец земли приявшия Евангелие.

Источник: www.xxc.ru

Ангелы в Священном Писании Ангелы в Житиях святых, Патериках Творения святых отцов Ангельский Собор и человеческий род Празднования Ангелам в церковном календаре Как молиться Ангелам Преп. Феодор Студит. Письмо к Феодулу, столпнику Священные изображения в Ветхом Завете Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Почему ангел изображается иногда в облачении диакона?

Об иконах ангелов и святых человеков. Архиепископ Сергий (Спасский)

Архиепископ Сергий (Спасский)

Как понимать вторую заповедь закона Моисеева в отношении к иконам Божества или Пресвятой Троицы. Об иконах ангелов и святых человеков

Из книги «Православное учение о почитании икон»

Как понимание первой заповеди Моисеевой восполнено для христиан тем, что они должны чтить Бога Троичного в Лицах, что евреям было неизвестно, как Господь Иисус Христос, воскресший в первый день после субботы и являясь в этот день ученикам, самим делом показал, что четвертая заповедь закона Моисеева о субботе подлежит изменению; так и воплощением

Но враги святых икон говорят: отменена скиния (Евр. 9, 8-10) и храм еврейский разрушен, следовательно, отменены и изображения херувимов, а, следовательно, не должно быть и изображений святых людей. Скиния, как храм Божий, не отменена, — это покажем ниже, когда будем говорить о храмах христианских; жертвы, приносившиеся в ней и служившие прообразом жертвы Христовой, отменены или, точнее, заменены жертвою Христовою, которая в христианской церкви будет приноситься до конца мира под видом бескровной жертвы. А херувимы и доселе служат престолом славы Божией на небесах; потому совершенно нет основания отменять изображения их [1]. Евангелисту Иоанну они уже в Новом Завете показаны посреди престола и вокруг престола Божия, как и пророку Иезекиилю (Апок. 4, 6-8; Иезек. 1). Кроме херувимов показаны еще Иоанну Богослову 24 старца с золотыми венцами на главах, сидящие вокруг престола Божия, искупленные Агнцем из людей (Апок; 4, 4; 8-10), и великое множество святых ангелов и людей, предстоящих престолу в небесном храме (7, 8; II. 15). Потому, между прочим, в христианских храмах изображаются не только херувимы, но

Итак, и в Новом Завете немало оснований к тому, чтобы и христиане чтили святых ангелов, поставляя изображения их в храмах, как поставлены были в Ветхом Завете в скинии, а потом в храме Соломоновом, изображения херувимов.

Враги святых икон то опираются на Ветхий Завет и, защищая отмененное или измененное в нем, ложно толкуют Новый Завет, то говорят, что Ветхий Завет отменен и требуют доказательств из Нового, поступая в том и другом случае произвольно и неосновательно; от того впадают в противоречия себе. Дабы знать, что из Ветхого Завета сохранено, или должно быть сохранено в церкви Христовой и что изменено или отменено, надобно иметь на то твердые основания или доказательства в Писаниях того или другого заветов и в учении вселенской церкви. Но вообще, чтобы правильно толковать Св. Писание и верно понимать святые истины, в нем заключающиеся, необходимо знание языков, особенно еврейского, на котором написан Ветхий Завет, и греческого, на котором написаны книги Нового Завета; но самое главное: надобно иметь в себе дарование Духа Святаго. Тот же Дух Святой, который дал Св. Писания через пророков и апостолов, может дать способность и к уразумению их. Самим апостолам Господь отверз ум уразуметь Святые Писания уже по воскресении своем (Лук. 24, 45; 1 Кор. 2, 10, 16). Посему-то обязанность объяснять христианам Писание возложена на пастырей, особенно же на епископов, преемников апостолов, в обилии принявших от них благодать Святаго Духа, Который и поставляет их пастырями и учителями (Ефес. 4, 11; Деян. 20, 32; 1 Тим. 4, 11-16; 2 Тим. 3, 14-17).

Главные места Писания, касающиеся важнейших христианских истин, между прочим и о почитании святых икон, уже объяснены вселенскими соборами св. отцов; кроме того, образованные и исполненные даров Св. Духа пастыри православной церкви, как, например, — Василий Великий, Иоанн Златоуст и другие, оставили нам толкования книг Св. Писания, которыми мы и должны руководствоваться при объяснении Св. Писания. Но христиане, отступившие от св. Церкви и не имеющие законного священства, не имеют в себе и Святаго Духа, как это покажем ниже, когда будем говорить о священстве; потому у них понимание Св. Писания не духовное, а плотское или душевное, а душевный человек не принимает того, что от Духа Божия (1 Кор. 2, 14); от того они весьма разногласят и между собою в понимании Святого Писания и часто извращают странно и очевидно смысл его даже в отношении к главным истинам христианской веры; потому-то людям, не поставленным от Духа Святаго в пастыри и учители, надобно твердо помнить слова апостола Иакова: братия мои! не многие делайтесь учителями (то есть в

Примечания

[1] Молокане, в отношении к изображениям херувимов, доходят до такого бесстыдства, что слова апостола Павла: «а над ним (ковчегом) херувимы славы, осеняющие очистилище; о чем не нужно теперь говорить подробно (Евр. 9)» — толкуют так, что о херувимах в Новом Завете и говорить не следует.

Источник: www.wco.ru/biblio/

6 глава книги пророка Исаии Книга Товита Серафимы Херувим Рассказы о явлениях ангелов, о которых говорят Библейские книги Ангелы — наши старшие братья Ветхозаветное учение об ангелах Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Почему ангел изображается иногда в облачении диакона?

Святитель Игнатий (Брянчанинов). О живописи церковной. Письма к мирянам

Святитель Игнатий (Брянчанинов)

Письма к мирянам

Письмо № 304. О живописи церковной

Нахожу, что описание двух картонов, сделанное Вами, украшает эти картоны многими прекрасными мыслями. Этим описанием приготовляется воображение, приготовляются взоры, чтоб увидеть прекрасные иконы, — почти живые, говорящие поучительнейшую проповедь. По крайней мере я получил такое настроение. Но когда перенеслись взоры из чтения на рисунок, мое ожидание не осуществилось: — я увидел не иконы нашей Православной Церкви, но карикатуры икон. Словно — если б певец с италианской сцены начал петь на свой лад с излиянием романтического чувства нашу величественную Херувимскую Песнь.

О картоне Б-и.

Прекрасная, возвышенная мысль — неизобразимое изображением Божество изобразить словом Сый, от Котораго — лучи!

Для чего же Ангелы отвратили взоры свои от изображенного так превосходно Божества? Они должны бы были учить предстоящих благоговению пред Божеством; в них бы должно показать стремление к Божеству всем сердцем, всею душою, всем помышлением, всею крепостию, как этого требует, этому научает Сам Спаситель. В этом состоянии находятся по самой вещи Ангелы, предстоящие славе Божией, как открывает нам Писание. Напротив — здесь Ангелы оказывают мало внимания и уважения Божеству, ни один не удостоивает взглянуть на Него, все зевают (извините за выражение) по сторонам. И стоит уединенно величественный Сый, отделенный, отсеченный от всей картины! Неужели у художника таилось в душе намерение написать критику на наше время, намекнуть нам, что Бог нами забыт, что по-видимому мы простираем к Нему руки, а по самой вещи отвратились от Него.

Четыре верхние Ангелы суть фигуры женские. Этим нарушено предание Православной Церкви, которая всегда изображает Ангелов прекрасными юношами. Нет примера во всем Священном Писании, чтоб Ангел явился в образе женщины. Здесь дамы и важные дамы. Судя по их физиономиям, в которых нет ничего Божественного, которые слишком обыкновенны, надо предполагать, что натурщицами были не более, как горничные девушки, а натурщицею для верхней фигуры на левой стороне — какая-нибудь кастелянша немочка, уже, как видно, пожилая, с выражением беззаботного выражения на лице, — вероятно того чувства, которое было в ее душе в то время, когда она стояла пред художником. Отымите у фигуры крылья, вместо Сый поставьте люстру и спросите, что представляет картина? — Пляску.

Для нижних трех Ангелов служили образцами мальчики. И на картине — мальчишки. Даже нет усилия произвести их в Ангелов. Средний — смотрит из окошка со всем должным вниманием ребенка, на ходящий на улице народ и ездящие экипажи; а два ассистента резвились, играли и на что-то мимоходом взглянули — только не на Бога. До Него им совсем нет дела! В благовоспитанных мальчиках преобладающее чувство — невинность и нежность. А здесь — здоровенького сложения ребятишки, способные пошалить, для которых розга — не лишнее. Как должен быть осмотрителен, строг выбор натурщиков! Их чувства, их характеры, их нравственность, их способности переходят на картины. От недостатка столь нужной священной критики у нас на новейших иконах, в которых искусство живописи достигло неоспоримо высокой степени развития, вместе видны и резкие несообразности. Не намерен я исчислять их, потому что они бесчисленны, но выскажу ту несообразность, которая часто терзала мои взоры, когда они в тех глазах, из которых должна бы сиять Божественная Премудрость, усматривали выражение недостатка умственных способностей. Некоторый кучер, видный, но очень ограниченнаго ума, поступив ко мне в услугу, сам мне сказывал: “Я был натурщиком в Академии семь лет, в такой-то церкви такая-то икона писана с меня”. Он исчислял иконы, для которых служил оригиналом, которых не хочу наименовать, этого не стерпит мое сердце! Но вот причина глупых глаз на иконе: она — верный портрет статного кучера с глупыми глазами.

Иконописец должен твердо знать догматы Православной Церкви и вести жизнь глубоко-благочестивую, потому что назначение иконы — наставлять народ изображениями. Посему иконы должны сообщать понятия истинные, чувствования благоговейные, точно — благочестивые. В противном случае икона будет действовать так, как бы действовал с кафедры проповедник, зараженный лжеучением или с одними познаниями литературными без познаний богословских.

О картоне Р-а.

Древние воины ни за что бы не остались в касках пред священным изображением Живоначальной Троицы, вынесенным деяниями великого угодника Божия, знаменитого преславными чудотворениями! Древние благочестивые воины преклонили бы колена! Перенеситесь к самому событию: Преподобный Сергий благословляет Димитрия Донского на поход против Мамая. При этом обстоятельстве какое было благоговение! Какие серьезные мысли и ощущения должны были наполнять всех и каждого. Шли на кровавую Куликовскую битву, против несметных полчищ татарских, имевших на своей стороне не только превосходство в числе, но нравственную огромную силу — воспоминание двувековых побед и владычества. Россияне — они ясно видели, что победа для них была крайне сомнительна, что следствия побеждения должны быть самые бедственные. Пред очами всех носилась смерть! Она украшалась лишь тем, что с мыслию о ней соединялась мысль о венце мученическом, потому что в походе против Мамая все признавали не только необходимость отечественную, но и необходимость религиозную. И точно! Поход этот был более плодом веры, нежели политических расчетов; поход — благословлен Преподобным Сергием!

При совершении этого благословения могла ли иметь место легкость и ветренность, которая заметна в других, и даже в некоторых иконах? Здесь воины не могли иметь того чувства, которое имеют наши современные герои, когда они в манеже ожидают развода. Есть картина — поставление в Царя Михаила Феодоровича Романова. Там довольно удовлетворительно выражено на всех лицах и в постановках фигур чувство благоговения и благочестия. Это чувство дает картине единство действия, моральное и религиозное достоинство, достоинство иконы.

Не мое дело судить о самом искусстве, и потому не обращаю внимания на то, что фигура Димитрия Донского кажется мне в неестественном положении. Но должен сказать, что и поныне благочестивые военные люди, намереваясь приложиться к Святыне, снимают с себя и отлагают оружие. К чему Димитрий подносит так близко к иконе меч свой? Не для благословения ли? Для этого мечу довольно лежать повергнутым на землю. Не сходно с чувствами и понятиями проникнутого глубоким благочестием князя, чтоб он дерзнул поднести так близко к Святыне оружие, проливающее кровь человеческую. Вообще картон Р-а, не оживленный благоговением и прочими священными ощущениями, напротив того изображающий много светскости, далеко отстоит от достоинства иконы, имея, может быть, все достоинство картины.

В Вашем описании, Вы похвалили произведения художников, как художников, — и похвалили прекрасно, как литератор. Примите мои слова, — это искреннее, прямое выражение чувств моих; я не остановился пред некоторыми выражениями довольно резкими для того, чтобы нисколько не пострадала Правда. Пусть лучше немного пострадает ухо и нежный вкус! Согласитесь! Сколько должно страдать сердце, самые глаза истинного сына Православной Восточной Церкви, когда он видит на местах, принадлежащих святым иконам — лишь картины, часто прекрасной кисти, но почти всегда чуждой богословского познания и чувства.

Источник: www.anb.nnov.ru

Aнгелы благовестники воли Божией Свт. Игнатий (Брянчанинов). «Слово о смерти» Свт. Игнатий (Брянчанинов). «Слово о чувственном и о духовном видении духов» Свт. Игнатий (Брянчанинов). «Слово об Ангелах» Сущность разногласий в учении епископов Феофана и Игнатия о духе, душе и теле Иконография ангелов и архангелов Прелесть Херувимская и Серафимская песни

Иконы Ангелов. Как изобразить непостижимое?

Как изобразить непостижимое?

«Ангелы, строго говоря, неизобразимы, — говорит искусствовед протоиерей Борис Михайлов. — Язык христианской культуры — это язык символов. Мы с вами рационально устроенные люди и пытаемся с помощью современных понятий уразуметь язык древних символов, но это почти невозможно». Тем не менее ангелов на иконах изображают. Одних — как прекрасных юношей, других — как крылатые, но совсем не человекоподобные существа. Почему иконописцы решили, что ангелы выглядят именно так, вместе с церковными искусствоведами разбиралась Екатерина СТЕПАНОВА.

Небесная иерархия

«В начале сотворил Бог небо и землю» — этими словами начинается Библия. «Под небом в Библии, согласно одному из толкований, разумеется не наше земное небо, а Небо высшее, — поясняет Людмила Щенникова, искусствовед, ведущий научный сотрудник музея “Московский Кремль”. — Это невидимое Небо представляет собою мир бесплотных существ, называемых Небесными Силами, или ангелами. Ангелы имеют ум, несоизмеримо превосходящий ум человека; они, подобно человеку, личности и наделены свободной волей. Ангелы, не имея земного материального тела, не подчинены земным законам времени и пространства. Бог дал им бессмертие. Цель и смысл их существования — любить Бога, вечно петь славу Творцу, а также нести в наш земной мир волю Всевышнего — быть вестниками Бога на земле (ангел с греческого так и переводится – “вестник”)».

Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. Его церковное именование «архистратиг» означает старший воин, вождь. На иконах архангела Михаила изображают с огненным мечом в руке или копьем низвергающим диавола.

Церковь почитает архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла. Его церковное именование «архистратиг» означает старший воин, вождь. На иконах архангела Михаила изображают с огненным мечом в руке или копьем низвергающим диавола.

Пророк Даниил (Дан. 7, 10) говорит о тысячах тысяч, о миллионах, и о тьмах тем, т. е. миллиардах ангелов. Но комментируя эти числа свт. Кирилл Иерусалимский в «Огласительных беседах» говорит, что это не значит, что именно таково число ангелов, просто большего числа пророк не мог изречь.

Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных

Собор архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных.

Первым, кто предпринял попытку систематически описать ангельскую иерархию, был ученый богослов и философ, живший в V или VI веке, который подписывал свои труды именем св. Дионисия Ареопагита, епископа-мученика I века (по поводу личности этого богослова ученые спорят, но во избежание путаницы его все-таки продолжают называть Дионисием, иногда добавляя приставку «псевдо»). В VII веке его прокомментировал прп. Максим Исповедник, и с тех пор именно на учение Дионисия об ангелах опирались литургические тексты и вся иконография ангелов (иконы святых ангелов упомянуты в тексте догмата иконопочитания, утвержденного на Седьмом Вселенском соборе в Никее в 787 году). В своей книге «О небесной иерархии» Дионисий истолковывает те образы, какими ангелы описаны в Ветхом и Новом Завете. А образы эти весьма различны и ставили в тупик древнего читателя точно так же, как и современного. В самом деле: исполненные очей колеса, огненные престолы, существа с человеческими руками и ногами тельца, как в видении пророка Иезекииля, — что означают эти попытки «наглядно» описать существа из духовного мира?

Ареопагит отвечает на этот вопрос сразу же: неправильно, «подобно грубым невеждам», воображать, будто на небе находятся «огневидные колесницы, вещественные троны, нужные для восседания на них Божества, многоцветные кони, военачальники, вооруженные копьями, и многое тому подобное». «Все эти оттенки ангельских имен, так сказать, грубы», — говорит Ареопагит и даже предлагает особый термин: несходные (то есть непохожие) подобия. Все это — священные поэтические изображения, через которые богословский разум пытается приблизиться к тайне неописуемой слабыми человеческими словами небесной жизни. Дионисий видит тут возвышенный парадокс: мы, может быть, и не стали бы вдумываться в этот предмет, «если бы несообразность изображений, замечаемая в описании Ангелов, не поражала нас» и не побуждала «отвергать все материальные свойства и через видимое благоговейно возноситься к невидимому».

Однако те или иные образы применяются для описания ангелов не случайно. Основываясь на Священном Писании, Дионисий говорит о том, что Небесные Силы образуют стройную иерархию, вся цель которой — «возможное уподобление Богу и соединение с Ним», где высшие передают отраженную в них, как в зеркале, Божественную красоту и истину низшим и все постоянно стремятся к Богу «сильною и неуклонною любовию». Именно этот свет ангелы несут и людям.

«Сколько чинов небесных существ, какие они и каким образом у них совершаются тайны священноначалия — в точности знает один Бог. А нам можно сказать об этом столько, сколько Бог открыл нам через них же самих», — пишет Дионисий и поясняет, что в Писании для ясности все небесные существа обозначаются девятью именами. Они разделены на три чина, или степени: первую (высшую), среднюю и последнюю (то есть низшую).

Херувимы, Серафимы и Престолы

Высший ангельский чин, ближайший к Богу, — это Херувимы, Серафимы и Престолы. «Херувимы, согласно значению этого еврейского слова, — “обилие познания”, имеют наибольшую способность познавать Божественный Разум; они передают низшим ангельским чинам и людям знание о Боге, — объясняет Людмила Щенникова. — Херувимы охраняют тайны Божественной жизни и Божественного Разума. Когда Адам и Ева нарушили Божественный закон, Бог судил их, изгнал из рая и поставил огненного Херувима стражем у Райских врат, чтобы охранять путь к Древу Жизни (Быт. 3, 24)».

Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых существ, окружающих Престол Бога. Различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов постепенно стерлись. Их общие черты - наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола  - оказались для иконописцев важнее

Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых существ, окружающих Престол Бога. Различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов постепенно стерлись. Их общие черты — наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола — оказались для иконописцев важнее

Первоначально огненные колеса на с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима. Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии - Престолов. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие. На илл.: фрески Феофана Критского, XVI в.

Первоначально огненные колеса на с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима. Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии — Престолов. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие. На илл.: фрески Феофана Критского, XVI в.

В видениях пророка Иезекииля Херувимы являлись в образе таких удивительных живых существ, что сначала пророк не мог даже назвать их. Иезекииль увидел, как с севера шло великое облако и клубящийся огонь, и сияние вокруг него; из средины огня видно было подобие четырех животных; облик их был как у человека, но у каждого четыре лица (человека, льва, тельца и орла); прямые ноги, сверкающие, как блестящая медь, со ступнями тельца, и человеческие руки под крыльями. Животные эти быстро двигались туда и сюда, стремительно поднимались над землей; огонь и молнии сверкали между ними; вид животных был как горящие угли, а на земле перед каждым животным было по одному колесу с ободьями, «полными глаз», и в этих таинственных колесах был «дух животных», так как двигались они вместе с колесами. Эти крылатые трудно описуемые словами небесные создания являли собой как бы подобие колесницы, на которой возвышался Божественный Престол (см. Иез. 1, 4-28). Во время второго видения пророк Иезекииль узнал, что это были Херувимы; он увидел также, что «все тело их и спина их, и руки их и крылья их, и колеса кругом были полны очей» (Иез. 10, 12). Существует версия, что здесь под частями тел понимаются части колеса: малоупотребительные еврейские слова, их обозначающие, похожи по написанию на названия частей тела, и переписчики или переводчики текста могли их перепутать.

В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувимов с четырьмя ликами. Такое изображение Херувима называют тетраморф («четырехликий»). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия - Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Илл.: фрагмент фрески XVI в., Метеора, Греция

В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувимов с четырьмя ликами. Такое изображение Херувима называют тетраморф («четырехликий»). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия — Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Илл.: фрагмент фрески XVI в., Метеора, Греция

Изображения Херувимов существовали уже в ветхозаветные времена. В книге Исход повествуется о том, как Бог повелел пророку Моисею сделать ковчег, чтобы положить туда написанный на скрижалях Закон. На золотой крышке ковчега Бог повелел сделать двух золотых Херувимов чеканной работы с распростертыми вверх двумя крыльями и обращенными друг к другу лицами (см. Исх. 25, 19-22).

Серафим в переводе с еврейского означает «пламенеющий, огненный». Это имя показывает их «горячность и быстроту, пылкую и неуклонную стремительность», а также их способность воспламенять Божественную любовь в сердцах людей и прогонять всякое омрачение, пишет Дионисий Ареопагит. Серафимы упоминаются в Библии только один раз. Они были явлены пророку Исаии в образе живых шестикрылых небесных существ, окружающих Престол Бога. Двумя крылами они закрывают лицо свое от непереносимого даже ангелами сияния Божественного Света, двумя — ноги свои, а двумя летают, непрестанно взывая друг ко другу: «…Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его» (см. Ис. 6, 1-7). Кстати, описание Серафимов и их песнь звучат на Литургии, причем первое — в евхаристической молитве, читаемой священником.

Описание Серафимов в Книге пророка Исаии очень конкретно, поэтому их часто и легко изображают. Как, например, в купольной росписи церкви Преображения в Великом Новгороде, подписанной Феофаном Греком в 1378 году. А вот туманные мистические свидетельства о Херувимах пророка Иезекииля ставили художников в трудное положение. Рассказывает Людмила Щенникова: «В древности художники стремились как можно точнее следовать библейскому тексту, представляя Херувима с четырьмя ликами и со всеми возможными подробностями. Такое изображение Херувима называют тетраморф (“четырехликий”). Херувим-тетраморф истолковывался как символ единого Евангелия — Слова Божия, записанного четырьмя евангелистами. Но постепенно различия между иконописными образами Серафимов и Херувимов стерлись. Их общие черты — наличие крыльев и предстояние у Божественного Престола — оказались для иконописцев важнее различий. Так возникло “соединенное” изображение высшего небесного существа с шестью или четырьмя крыльями, на которых часто рисовались глаза, с руками и ногами; голова этого небесного существа (окруженная нимбом или без нимба) либо выступала над крыльями, либо была спрятана в середине крыльев, и видимым оставался только лик; под ногами их иногда рисовали колеса. Одновременно возникло еще более простое и обобщенное изображение — без рук и ног, с четырьмя или шестью крыльями и человеческим лицом. Эти изображения сопровождают надписи “Херувим” или “Серафим”, которые нередко пишутся под совершенно одинаковыми по внешнему виду образами. Данные наименования в большинстве случаев обозначают не конкретного Серафима из видения пророка Исаии и не Херувима из видения пророка Иезекииля, но лишь обобщенный образ высших Небесных Сил, окружающих Божественный Престол».

Икона «Спас в силах».

Икона «Спас в силах».

В христианском искусстве есть изображения и третьего чина высшей ангельской иерархии — Престолов. Наименование этих ангелов означает, по словам Дионисия Ареопагита, что «они совершенно изъяты от всякой низкой привязанности земной» и «всеми силами неподвижно и твердо» служат Богу. Эти изображения называются также Тронами и Офанимами (в переводе с еврейского — «колеса»). «Первоначально огненные колеса с глазами на ободьях являлись частью изображения Херувима, — поясняет Людмила Щенникова. — Но постепенно в иконописи колеса стали использоваться как самостоятельный образ третьего чина высшей иерархии — Престолов. Огненные языки пламени, исходящие от херувимских колес, превратились в огненные крылья — Офанимы-Престолы стали крылатыми. Эти Небесные Силы служат подножием Богу, через них Он осуществляет Свое верховное Правосудие». Престолы можно увидеть на русских иконах «Спас в силах» XIV века.

Символы четырех Евангелий

Если св. пророк Иезекииль видел одно существо с четырьмя ликами, то в Новом Завете, в Откровении апостола Иоанна Богослова описаны четыре отдельных небесных существа — это апокалиптические животные. Они были истолкованы как символы четырех Евангелий, написанных евангелистами Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном Богословом. «Бог открыл Иоанну Небесный мир, — рассказывает Людмила Щенникова, — и он увидел стоящий на Небе Престол, на котором возвышался Сидящий (Бог); Престол окружала радуга, и посреди Престола и вокруг Престола четыре животных, исполненные очей спереди и сзади. “И первое животное было подобно льву, и второе животное подобно тельцу, и третье животное имело лице, как человек, и четвертое животное подобно орлу летящему. И каждое из четырех животных имело по шести крыл вокруг, а внутри они исполнены очей; и ни днем, ни ночью не имеют покоя, взывая: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет” (см. Откр. 4, 2-9)».

Подобно библейским Херувимам и Серафимам, они изображаются у Престола Вседержителя, окружая его с четырех сторон, что символизирует распространение Благой вести на четыре стороны света. В руках апокалиптических животных — Евангелия. Эти изображения получили большое распространение в купольных мозаиках и росписях, в миниатюрах Евангелий.

Первое изображение летящего ангела

Ангелы средней степени — Господства, Силы и Власти. Согласно Дионисию Ареопагиту, ангельский чин Господств назван так по своему свойству совершенно свободно и неудержимо стремиться к Богу, не прилепляясь ни к чему случайному. Силы — означают могущественное и непреоборимое мужество, отражающееся во всех их действиях. Власти — духовное владычество, не самовластное, но как само восходящее к Богу, так и других приводящее к Нему. Но описаний этих ангелов в Библии нет, поэтому художники их и не изображали, объясняет Людмила Щенникова.

В низшую степень входят Начала, Архангелы и Ангелы. Начала, по книге Дионисия, это небесные силы, которые сообщают волю Божию Архангелам; Архангелы, в свою очередь, передают ее ангелам; а ангелы — людям. «Изображать архангелов и ангелов иконописцу проще всего, — говорит Людмила Щенникова, — потому что они являлись людям в самом понятном образе — как прекрасные видом светозарные юноши». Изображения Ангелов раннехристианского искусства представляли собою юношей, чаще всего без крыльев. По словам искусствоведа прот. Бориса Михайлова, уже во второй половине III-первой половине V века сформировался образ Ангела, с которым мы имеем дело и по сей день, — это образ юноши с крыльями в античном одеянии (катакомбы Присциллы, вторая половина III века; катакомбы под Вилла Массимо в Риме, середина IV века, и на Виа Латина, середина IV века). Самое древнее из сохранившихся изображений Ангелов христианского Востока — мраморный саркофаг конца IV века, найденный на территории современной Турции. Парящие фигуры держат в вытянутых руках монограмму Христа, образующую из греческих букв «йота» и «хи» монограммный «доконстантиновский» крест, обрамленный лавровым венком.

Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен, но изображают более всех Гавриила, принесшего Марии Благую весть, и Михаила - старшего надо Архангелами. На илл.: архангел Гавриил. Фрагмент иконы Богородицы с Младенцем, XIII в., монастырь св. Екатерины на Синае.

Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен, но изображают более всех Гавриила, принесшего Марии Благую весть, и Михаила — старшего надо Архангелами. На илл.: архангел Гавриил. Фрагмент иконы Богородицы с Младенцем, XIII в., монастырь св. Екатерины на Синае.

Архангелы и Ангелы несут на Землю вести из Божественного мира, охраняют души от темных духов. Среди Архангелов в книгах Священного Писания названы семь имен: Михаил, Гавриил, Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил и Варахиил, но изображают более всех Гавриила, принесшего Деве Марии Благую весть, и Михаила — старшего над Архангелами.

Обычно Ангелы изображаются в апостольском одеянии: хитоне (тунике) и гиматии (похожем на тогу плаще), часто с двумя орнаментированными нашивками (клавами), являющимися символами посланничества и царского величия. Волосы на их головах стягивает лента, напоминающая диадему. Развивающиеся у висков концы ленты назывались тороками, или слухами, они символизировали постоянное слушание Ангелами Бога.

Ангел — отсвет лица Божия

Очень часто на иконах, представляющих тот или иной библейский сюжет, где, согласно тексту, главным действующим лицом является безымянный ангел, есть надпись: «Архангел Михаил», и, наоборот, в композициях, где, как известно из Писания, действует именно архангел Михаил, написано просто: «Ангел Господень». В Ветхом Завете Ангел Господень — это образ Богоявления до воплощения Сына Божия (так, Иаков боролся с Богом, который предстал ему в образе Ангела (см. Быт. 32, 24-30)). «Вспомним, что, по Дионисию Ареопагиту, небесная иерархия есть как бы система отражающих зеркал, передающих друг другу свет от источника всех и вся — Бога, — говорит Людмила Щенникова. — Таким образом, все, что совершает ангел, в конечном счете совершает Бог. На иконе и архангел Михаил, и ангел Господень есть как бы собирательный образ всех согласно действующих ангельских сил; всякое деяние ангела, управляемого Михаилом, есть в какой-то степени и его деяние. В переводе с древнееврейского “Михаил” означат “Кто яко Бог” — это как бы и не имя, а отражение имени Бога. В христианской иконографии архангел Михаил часто изображается как прекрасный юноша в белоснежной тунике, символизирующей чистоту и бесстрастие. На других иконах мы видим Михаила облаченным в хитон сине-зеленых тонов и красный плащ. В руках он держит сферу-зерцало, в которой созерцает Божественные тайны и Божественный Свет. Наиболее характерным и распространенным является изображение архангела в образе военачальника, архистратига: в короткой тунике, доспехах, с мечом в руках. Как ангел, близкий к Престолу Небесного Царя, архангел Михаил изображался и в императорских одеждах, в длинной, украшенной драгоценными камнями тунике, которую на груди крестообразно перехватывает лор, обязательная деталь облачения византийского императора». Удивительно, что архистратиг Михаил, согласно Священному Преданию, — предводитель всего небесного воинства, хотя и находится в низшей степени ангельской иерархии. Это еще раз говорит о том, что всех тайн ангельской жизни мы здесь, на земле, знать не можем.

Что в руках у ангелов?

Икона «Архангел Михаил Воевода».

Икона «Архангел Михаил Воевода».

Жезл (мерило) — символ власти, очень важный атрибут всех ангелов. Он является также свидетельством святости, царского и владычественного достоинства ангелов.

Глобус, или зерцало, изображают прежде всего у архангелов Михаила и Гавриила. Впервые зерцало (с изображением креста) появилось в руках ангела на монетах императора Леонтия (484-488 годы). Его значение трактуется по-разному: небесная сфера, символизирующая мироздание, диск, щит, «печать Царя Небесного». На средневековых иконах глобус в большинстве случаев изображается светлым и прозрачным, как стеклянный шар или сфера; на нем начертана греческая буква «Хи» или греческая монограмма IC XC. На Руси существовало поверье, что через зерцало архангелы узнают волю Божию.

Икона «Архангел Гавриил».

Икона «Архангел Гавриил».

Кадила и рипиды (опахала круглой или ромбовидной формы) ангелы держат в руках на иконах с изображением небесной Литургии. Рипиды символизируют Херувимов и Серафимов и поэтому украшаются их изображениями.

Лабарум со времен императора Константина и до XIII века был боевым штандартом императора и короля. Лабарум в руке Архангела (как на мозаике в церкви св. Аполлинария в Классе, Равенна, VI век) означает, что он наделен высшей властью. На полотнище лабарума, как правило, начертаны слова из славословия: «агиос» («свят») или монограмма Христа.

Трубы — символы звука и ветра. Во время Страшного Суда ангелы, в том числе и архангел Михаил, трубят в трубы.

Орудия Страстей Господних — крест, копье, чаша и трость с губкой — держат, как правило, архангелы Михаил и Гавриил. Ангел с крестом в руках явился императору Константину в 312 году перед битвой с Максенцием. В древности нередко изображалось поклонение ангелов кресту и орудиям Страстей, как например, на обороте иконы Спаса Нерукотворного XII века из Новгорода.

Покровец — небольшой плат, заимствованный из придворного церемониала, которым ангелы прикрывают руки во время священнодействий.

Развернутые свитки в руках ангелов содержат слова приветствия (как на свитках архангелов Михаила и Гавриила, на иконах Богоматери), хвалебные гимны, поучения для входящих в храм и т. д.

Литература для тех, кто хотел бы ознакомиться с темой подробнее:

Дионисий Ареопагит. Корпус сочинений с приложением толкований преп. Максима Исповедника. — СПб.: Издательство Олега Абышко, 2006

Бенчев Иван. Иконы ангелов. Образы небесных посланников. — М., 2005

Щенникова Л. А. Творения преподобного Андрея Рублева и иконописцев великокняжеской Москвы. — М., 2007

Яковлева А. И. Храмовый образ «Архангела Михаила» с деяниями ангелов. Архангельский собор Московского Кремля. — М., 2002

Источник текста и иллюстраций: www.nsad.ru

Об ангелах Ангельские чины Власти Архистратиг Гавриил Михаил архангел Серафимы Херувим Поединок в Пенуэле. О явлении ангелов Свт. Кирилл Иерусалимский об ангелах Толкование на шестую главу книги пророка Исаии Дионисий Ареопагит. «О Небесной иерархии» Corpus Аreораgiticum Архангел Херувимская и Серафимская песни Догмат об иконопочитании Седьмого Вселенского Собора Почему ангел изображается иногда в облачении диакона? Ангел Хранитель как личность и проблемы его изображения в православной иконописи Собор святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Почему ангел изображается иногда в облачении диакона?

Почему ангел изображается иногда в облачении диакона?

Архангел Гавриил. Источник: http://days.pravoslavie.ru/

Священномученик Дионисий Ареопагит проводит мысль, что церковная иерархия – отражение небесной. Диакон (от греч. diakonos – служитель) – третий чин священнослужителей в Церкви. Диакон не совершает таинств, а только является сослужащим епископу или священнику. Поскольку ангелы являются служебными духами, то в иконографии возникла традиция изображать ангелов в диаконском стихаре.

Архангел Гавриил. Охрид. 1294-1295 гг. Роспись церкви Богоматери Перивлепты.

Диаконы, у которого во время богослужения развивается за спиной орарь (длинная широкая лента), как бы являют собой летающих ангелов. По этому поводу Н. В. Гоголь пишет: «Затем берет, поцеловав, орарь – узкое длинное лентие, принадлежность диаконского звания, которым подает он знак к начинанью всякого действия церковного, воздвигая народ к молению, певцов к пению, священника к священнодействию, себя к ангельской быстроте и готовности во служении. Ибо званье диакона что званье ангела на небесах, и самым сим на него воздетым тонким лентием, развевающимся как бы в подобие воздушного крыла, и быстрым хождением своим по церкви изобразует он, по слову Златоуста, ангельское летание» (Размышления о Божественной литургии. Проскомидия).

Архангел. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Источники: текст — Православие.Ru; иллюстрации — nesusvet.narod.ru, days.pravoslavie.ru

Об ангелах Иерархия Ангельские чины Дионисий Ареопагит. «О Небесной иерархии» Corpus Аreораgiticum Литургическое учение об Ангелах Мы и Херувимы Херувимская и Серафимская песни Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Чудо в Хонех Собор архангелов Ангел Хранитель как личность и проблемы его изображения в православной иконописи

Е. М. Саенкова. Иконография архангела Гавриила

Е. М. Саенкова

Иконография архангела Гавриила

Тематическая часть статьи «Гавриил, архангел» из X тома «Православной энциклопедии»

Архангел Гавриил изображается в виде юноши, с крыльями и нимбом. Исключения составляют самые ранние изображения в катакомбной живописи, где Гавриил представлен в тунике и паллиуме, без крыльев и нимба (катакомбы Прискиллы в Риме, сер. III в.). Изображения крылатых ангелов восходят к V в. Уже в раннехристианскомискусстве появились изображения ангелов в хитоне и гиматии, а в VII в. – в лоратном облачении (см. ст. «Ангелология»). Пышную прическу архангела Гавриила поддерживает лента, приподнятые концы которой символизируют готовность ангелов внимать воле Божией. В зависимости от сюжета в руках у Гавриила могут быть сфера, жезл, ветвь или свиток.

Архангел Гавриил.  Источник: прислано посетителем нашего сайта

Значительная часть изображений архангела Гавриила, как правило, связана с его функцией благовестника. Его образ включен в композиции: 1. «Благовещение Пресвятой Богородице» – Гавриил изображен в хитоне и гиматии, с жезлом в левой руке; в византийской и древнерусской живописи «Благовещение» представлено в иллюстрациях Акафиста в 4 сценах (икона «Похвала Богородицы, с Акафистом на полях» греческого мастера из Успенского собора Московского Кремля, кон. XIV в., ГММК); 2. «Рождество Христово» – архангел Гавриил извещает пастырей о рождении Христа (Лк 2. 8–12) (в композиции на бронзовых вратах 1076 Константинопольской работы в церкви архангела Михаила в Монте-Сант-Анджело на п-ове Гаргано; в сонме небесных сил (на иконе «Рождество Христово», XII в., монастырь вмц. Екатерины на Синае); 3. «Благовестие архангела Гавриила Захарии о рождении Иоанна Предтечи» – сюжет основан на тексте Нового Завета (Лк 1. 11–20) (фрески собора Св. Софии в Киеве, 30–40-е гг. XI в.; пластина врат в церкви архангела Михаила в Монте-Сант-Анджело); встречается в русских житийных иконах св. Иоанна Предтечи XVI–XVII вв. («Св. Иоанн Предтеча Ангел пустыни с житием», ок. 1687, КГОИАМЗ); 4. «Смертное Благовещение Богоматери» – в основе – апокрифический текст об Успении Пресвятой Богородицы, композиция присутствует на иконах в составе сцен земной жизни Богородицы, как правило окружающих чтимый образ Божией Матери (икона Божией Матери «Одигитрия» типа Тихвинской со сценами жития, XV в., НГОМЗ,– Гавриил протягивает Богоматери ветвь, принесенную из рая; икона «Успение Богоматери со сценами жития Иоакима, Анны и Богоматери», 3-я четв. XVI в., ГТГ).

Благовещение Пресвятой Богородицы

Известны изображения архангела Гавриила вместе с архангелом Михаилом в свите Небесного Царя в разных иконографических вариантах: фигуры архангелов по сторонам Христа (сидящего на троне или стоящего, напр. на мозаике из апсиды церкви Сан-Микеле ин Афричиско в Равенне, ок. 545–546; в конхе апсиды диаконника собора в Торчелло, 1-я пол. XII в.); в послеиконоборческое время в декорации купола в составе небесного воинства, окружающего Христа Пантократора (мозаики собора Св. Софии в Киеве, 40-е гг. XI в.; несохранившиеся фрески собора Св. Софии в Новгороде, 1108; мозаики церкви Богородицы Паммакаристос (Фетхие-джами) в Константинополе, ок. 1315, и др.).

Изображения архангела Гавриила вместе с архангелом Михаилом присутствуют в изводах, где силы небесные сослужат Христу. Напр. на сударе «Служба свт. Василия Великого» (нач. XV в., ГММК) по сторонам престола святителю предстоят архангелы в диаконских ризах с покровенными руками. Летящие полуфигуры архангелов представлены на воздухе с изображением Евхаристии в среднике и сцен жития праведных Иоакима, Анны и Богородицы (сшит по заказу «Огрофены Константиновой» для собора в честь Рождества Пресвятой Богородицы в Суздале (1410–1413, ГИМ)). В поствизантийском искусстве образ архангела Гавриила вместе с архангелом Михаилом присутствует на плащаницах (на шитой плащанице из монастыря Дохиар на Афоне, 1613–1614, архангелы держат по 2 рипиды в обеих руках). С Афона происходит живописная плащаница XVIII в., на которой Гавриил представлен у ног Спасителя, а архангел Михаил – у изголовья (скит св. Анны).

Изображение архангела Гавриила является обязательным в составе 5-фигурного Деисуса (как отдельной композиции, так и ряда икон в составе чина иконостаса). Если в Византии был распространен поясной тип Деисуса, напр. Высоцкий чин (ГТГ), иконы Хиландарского монастыря (3-я четв. XIV в.), то в древнерусском искусстве появляются ростовые изображения: напр., иконы из иконостасов Благовещенского собора Московского Кремля (80-е гг. XIV в.), Успенского собора Владимира (см. ст. Васильевский чин), Успенского собора Кириллов Белозерского монастыря (1497, КБМЗ), изображение на окладе Владимирской иконы Божией Матери XV в. (СПИАХМЗ) и др.

Архангел Гавриил. Из Деисуса. Тверь. XV век. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Образ архангела Гавриила в составе композиции «Христос Эммануил с архангелами», символически представлявшей образ евхаристической жертвы, присутствует как в росписи храмов (фрески церкви Таксиархов (св. Чиноначальников [архангелов Михаила и Гавриила]) в Кастории (Греция), 1359), так и в иконописи (икона 80–90-х гг. XII в., ГТГ). На повторениях этой иконографии в кон. XVI–XVII в. оглавные образы Младенца и архангелов часто писали на отдельных досках (икона XVII в. из собр. П. Д. Корина (ГТГ, отдел П. Д. Корина)).

С VI в. известны изображения Г. вместе с архангелом Михаилом в свите Богоматери: мозаика базилики св. Евфразиана в Порече (Хорватия), 543–553; мозаика в конхе апсиды церкви Панагии Ангелоктисты на Кипре (1-я пол. VII в.) – архангелы около трона Богоматери с Младенцем, в светлых одеждах, крылья украшены орнаментом «павлиний глаз»; сохранилось мозаичное изображение Гавриила на юж. склоне вимы, около Богоматери с Младенцем на престоле в конхе апсиды собора Св. Софии в Константинополе (60-е гг. IX в.). Часто изображался только архангел Гавриил около Богоматери на троне (на иконах XI и XII вв. из Византийского музея в Веррии, на иконе XIII в. из монастыря вмц. Екатерины на Синае и на др.).

Полуфигуры архангелов, в т. ч. Гавриила и Михаила, в медальонах включались в разные по иконографии изображения Богоматери: на троне (икона XIII в., ГМИИ), «Умиление» (2-сторонняя новгородская каменная иконка XIV в., ГТГ), наиболее часто с типом «Одигитрия» (напр., «Богоматерь Психосострия» (нач. XIV в., Иконная галерея, Охрид), «Богоматерь Одигитрия с праздниками» (2-я пол. XIV в., Византийский музей, Афины) и др.). Изображения архангелов могут отличаться деталями: в медальонах на иконе «Богоматерь Великая Панагия (Ярославская Оранта)» (нач. XIII в., ГТГ) они в лоратном облачении – белые лоры украшены золотыми крестами, со сферами в руках. С покровенными руками изображены архангелы в медальонах иконы «Богоматерь Епискепсис» (нач. XIV в., Иконная галерея, Охрид). Полуфигурное изображение архангела Гавриила в медальоне рядом с Богоматерью известно на русских иконах, связанных с почитанием русских преподобных, напр. икона «Богоматерь с Младенцем на престоле и предстоящим прп. Сергием Радонежским» из Махрищского монастыря (нач. XV в., ГИМ), где изображен архангел Гавриил, молитвенно обращенный к Богоматери и Младенцу, очевидно, связана с посвящением Благовещению монастыря, основанного учеником прп. Сергия – прп. Стефаном Махрищским.

Богоматерь Великая Панагия (Ярославская Оранта). Начало XIII века. Фрагмент.

Изображение архангела Гавриила встречается на алтарных боковых дверях. О развитии этой иконографии до XV в. неизвестно. По мнению Г. В. Попова, к ранним примерам изображения архангелов на боковых дверях могут быть отнесены иконы тверского происхождения XV в. из ГТГ. Эта традиция была продолжена в синодальный период (иконы XIX в. в церкви свт. Николая в Кузнецах, Москва – архангел Гавриил изображен на сев. двери) и в наст. время (врата в храме Спаса Преображения на Песках в Москве). В Византии и на Балканах известен ряд царских врат с изображением Благовещения, когда на левой створке помещалась фигура архангела Гавриила (врата XIV в. из Великой Лавры; врата XV в. из музея Флорины (Греция); врата 1546 г. из монастыря Ставроникита).

Архангел Гавриил. Фрагмент сцены «Благовещение». Царские врата. XVI век. Псковский Государственный историко-художественный и архитектурный музей-заповедник.

В монументальной живописи полуфигуры архангела Гавриила и архангела Михаила иногда располагались в боковых апсидах, напр. на мозаике Неа-Мони на Хиосе (1042–1056), на фресках церкви Георгия в Ст. Ладоге (60-е гг. XII в.).

Ряд изображений Гавриила связан с императорской иконографией в византийском искусстве: на мозаике в нартексе собора Св. Софии Константинопольской, над зап. входом («царскими вратами»), представлен император Лев VI Мудрый, поклоняющийся Христу, а в медальоне справа от престола – архангел Гавриил в светлых одеждах с посохом в руке. Также Гавриил изображали в сценах коронования: имп. Василия I Македонянина архангел Гавриил венчает в присутствии прор. Илии (миниатюра из Слов Григория Богослова – Paris. gr. 510, 880–883 гг.), имп. Льва VI венчает на трон Богоматерь в присутствии архангела Гавриила (пластина из слоновой кости, X в., Музей Боде. Берлин).

Ангельские силы, куда входит изображение архангельского чина, являются составной частью иконографии мн. сюжетов: Собор Богоматери, «О Тебе радуется», Страшный Суд, «Предста Царица одесную Тебе» (напр., сер. XIV в., Византийский музей, Веррия,– архангелы в руках держат мечи и щиты) и др. Известны примеры включения небесных сил в состав теофанических видений, напр., прор. Иезекииля (в искусстве Египта (фрески в монастыре Бауит, VI в.), Каппадокии (церковь Токалы-килисе в Гёреме, кон. X в.) и Грузии (церковь Чабиани, ? в.)).

«Царь Царем». Икона Назария Истомина. 1616. На иконе изображен Иисус Христос на престоле с предстоящими Богородицей, Иоанном Предтечей, архангелами Михаилом и Гавриилом

Изображение архангела Гавриила присутствует в композиции «Собор архангелов» (на иконе XIII в. из монастыря вмц. Екатерины на Синае; на ростовской иконе, ок. 1272 или 1276 (?) из великоустюжского Михаилоархангельского монастыря (ГРМ); на фресках церкви вмч. Георгия в Старо-Нагоричино (Македония), 1317–1318 гг.), а также на схожих по композиции изображениях «Собор архангела Михаила» и «Собор архангела Гавриила» (икона сер. XVI в. из придела во имя архангела Гавриила Благовещенского собора Московского Кремля).

Собор Архангелов. Русская икона. XIX век. Источник: прислано посетителем нашего сайта

В сюжетах поклонения Кресту и Этимасии Гавриил держит в руках орудия Страстей, напр. на иконе 60-х гг. XII в. «Спас Нерукотворный» с композицией «Поклонение Кресту» на обороте (ГТГ) – трость.

Поклонение Кресту. Оборотная сторона иконы «Спас Нерукотворный». 60-е годы XII века

В качестве уникальных примеров изображения архангела Гавриила на иконах следует отметить образ «Архангел Гавриил» из монастыря Дечаны (1350), где он изображен в лоратном облачении, со сферой и жезлом в руках; на местной иконе из московской церкви во имя архангела Гавриила (т. н. Меншикова башня) на подворье кн. А. Д. Меншикова (XIX в.) Архангел Гавриил – на облаках со сферой в правой, высоко поднятой руке и цветущей ветвью в левой. К числу редких относится икона письма Рафаила Дмитриевича «Архангелы Михаил и Гавриил, с деяниями» (1723, Художественная галерея, Сараев) в среднике в рост, в воинском облачении, со свитками в руках представлены архангелы, в клеймах – деяния архангела Михаила.

Архангелы Михаил и Гавриил на псковской иконе «Святые Параскева, Варвара и Ульяна» (XIV в., ГТГ) изображены с покровенными руками по сторонам небесного сегмента с образом Христа Эммануила.

В поствизантийской живописи с деяниями архангела Гавриила связывались некоторые сюжеты явлений ангелов, не имевших в Священном Писании имен. Так, в ряде памятников явление ангела Пахомию стали надписывать как явление архангела Гавриила (напр., фреска 1630 в монастыре св. Иоанна Предтечи в Серрах).

Преподобный Пахомий Великий, принимающий Устав монастыря от Ангела Господня

Литература: Вздорнов Г. И. Sunaxij twn arcaggelwn // ВВ. М., 1971. Т. 32. С. 157–183; LCI. Bd. 1. Sp. 674–682; Bd. 2. Sp. 76–77; Габелиz С. Циклус арханzела у византиjскоj уметности. Београд, 1991; она же. Поствизантиjски циклус арханhела на примерима из Мораче, Кучевишта, Сараjева и Трнова // Поствизантиjска уметност на Балкану. Нови Сад, 2003. Т. 1. С. 35–47; она же. Cycles of the Archangels in Byzantine and Postbyzantine art: 11 to 18 c. Belgrade, 2004; Ellhnikh Tecnh: Buzantinej eikonej. Афины, 1995. S. 86. Eik. 65; Бенчев И. Иконы ангелов: образы небесных посланников. М., 2005. С. 96–99, 118, 148.

Е. М. Саенкова

Источник: www.sedmitza.ru

Ангел ангелу рознь Гавриил Житие преподобного Давида Слово на Собор святого Архангела Гавриила О явлениях Архангела Гавриила «Достойно есть…» Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Деисусный чин. Архангелы Михаил и Гавриил Почему ангел изображается иногда в облачении диакона? Собор святого архангела Гавриила Молитвы, тропарь и кондаки Архангелу Гавриилу