Блаженный Иоанн Мосх. ‘Луг Духовный’

Из книги “Луг Духовный” блаженного Иоанна Мосха

4. Видение аввы Леонтия.

Авва Леонтий, настоятель киновии святого отца нашего Феодосия, разсказал нам: «после того как иноки из Новой лавры были изгнаны, я пришел в эту лавру и остался в ней. Однажды, в Воскресный день я пришел в церковь для приобщения святых Таин. Войдя в храм, я увидел ангела, стоящего по правую сторону престола. Пораженный ужасом, я удалился в свою келью. И был глас ко мне: «с тех пор как освящен этот престол, мне заповедано неотлучно находится при нем«.

10. Жизнь отшельника Варнавы.

В пещерах святого Иордана жил один отшельник по имени Варнава. Однажды он отправился утолить жажду из Иордана. В ногу его вонзилась спица, и он оставил ее в ноге, не допуская, чтобы врач осмотрел его. Нога начала гноиться, и он принужден был отправиться в лавру «Башен» и взять себе келлию. Между тем нарыв в ноге увеличивался со дня на день, а старец говорил всем, навещавшим его: «чем более страждет внешний человек, тем более возрастает в силе внутренний».

Прошло несколько времени с той поры, как авва отшельник Варнава ушел из своей пещеры к «Башням». В оставленную пещеру пришел какой-то другой отшельник и, войдя внутрь, увидал ангела Божия, стоявшего пред престолом, который воздвиг и освятил старец.

— Что ты здесь делаешь? —спросил отшельник ангела.

— Я—ангел Господь,—отвечал он,—и этот престол вверен моему смотрению от Бога с той поры, как был освящен.

25. Об одном из братии монастыря Хузива и о силе слов святого возношения.

Авва Григорий, из схолариев (один из императорских телохранителей), разсказал нам следующее: в монастыре Хузив был один брат, хорошо знавший чин святого возношения. Однажды он был послан за хлебами для литургии. На обратном пути в монастырь он совершал над ними молитвы возношения по чиноположению. А затем диаконы эти самые хлебы на дискосе возложили на святой престол. Святое возношение должен был совершать авва Иоанн, по прозванию Хозевит, бывший тогда пресвитером, а потом — епископом Кесарии Палестинской. И вот он не замечает, чтобы Дух Святый освятил их, как замечал это прежде. Сильно опечалился старец при мысли, не оскорбил ли он каким-либо грехом Святаго Духа, Который и отступил от него. Придя в диаконикон, он залился слезами и пал на лице свое. И явился ему ангел Господень, возвещая, что с той поры, как брат, принесший эти хлебы, на пути произнес над ними слова святого возношения, они уже освящены и вполне уготованы. И с того времени старец установил правило, чтобы никто из нерукоположенных не заучивал слов святого возношения, — тем более не произносил их, как случится, не разбирая времени и вне освященного места.

108. Девственная жизнь пресвитера и жены его.

По прибытии на остров Самос, мы пришли в монастырь, называемый «Хариксенский», к игумену авве Исидору. Это был муж добродетельный, исполненный любви ко всем и украшенный простотою и безконечным смирением. Немного спустя он был епископом в тамошнем городе Савии. Вот что мы узнали от него.

«За восемь миль от города есть селение и в нем храм. Там служит досточудный священник, которого родители против воли заставили вступить в брак. Однако, он не только сам чуждался плотских вожделений, хотя был молод и состоял в законном супружестве, но убедил и свою супругу проводить свою жизнь с ним в целомудрии и чистоте. Они выучили псалтирь и вместе вдвоем занимались псалмопением в храме, сохранив девство до старости. Однажды на этого священника взвели клевету пред епископом. Не зная его образа жизни, епископ послал за ним. Когда его привели из селения, он был заключен под стражу, куда обыкновенно заключаемы были провинившиеся клирики.

Во время пребывания его в темнице настал воскресный день. Ночью является ему юноша, благолепного вида, и говорит ему:

— Возстань, священник, и ступай в свой храм для совершения святой литургии.

— Я не могу, так как я содержусь в заключении,— отвечает священник.

— Я отверзу тебе двери темницы, — сказал явившийся.—Пойдем—иди за мною!

И отворив двери темницы, вышел пред ним и сопровождал его до самого селения на разстоянии мили. С наступлением дня его хватились. Сторож, не найдя его, явился к епископу и сказал:

— Бежал у меня священник… Ключ был при мне.

Епископ, решивши в самом деле, что он бежал, посылает одного из слуг епископского дома, наказавши ему: «ступай и посмотри, нет ли священника в его селе, и пока ничего не говори ему». Слуга отправился, нашел священника совершающим в храме святую литургию и, возвратившись, сказал епископу: «он—там, и я застал его за божественной службой». Епископ, еще более разгневавшись, поклялся, что на утро он вернет его с большим безчестием.

На следующую ночь снова предстает священнику явившийся ему прежде и говорит: «пойдем в город под стражу, куда заключил тебя епископ». Взяв священника, юноша привел его обратно в темницу, так что заведующий ею и не знал об этом. На утро епископ узнает от сторожа, что священник неведомо как оказался под стражею. Епископ призвал священника и стал его разспрашивать, каким образом он мог выйти из темницы и обратно вернуться без ведома сторожа. Тот отвечал, что прекрасный юноша, в светлой одежде, из епископского дома, по словам его, отворил дверь и безпрепятственно довел его, священника, до селения на разстоянии одной мили. В эту ночь обратно привел сюда.—Тогда епископ позвал всех слуг епископского дома, но священник не признал ни одного из них. Тогда епископ понял, что это совершил ангел Божий, чтобы не осталась скрытою добродетельная жизнь священника, но дабы все узнали об ней и воздали хвалу Богу, прославляющему рабов Своих. Получив от жизни священника назидание, епископ отпустил его с миром и сильно порицал клеветников».

143. Жизнь Давида атамана разбойников, ставшего потом иноком.

По прибытии в Фиваиду, мы пришли в город Антиноэ к софисту Фивамону, ради пользы душевной. Он разсказал нам: «в области города Гермополиса был один разбойник, по имени Давид. Он многих ограбил, совершил много убийств—словом сказать: сделал столько зла, как никто. Однажды, занимаясь разбоем, он находился на горе вместе с своей шайкой человек в тридцать. Тут он пришел в себя и стал сокрушаться о совершенных им злодеяниях. Бросив свою шайку, он пришел в монастырь и постучался в ворота. Вышел привратник.

— Что тебе нужно?—спросил он его.

— Хочу сделаться иноком,—отвечал атаман. Привратник пошел и доложил авве. Авва вышел и увидал, что пред ним—старик.

— Как ты будешь жить здесь?—спросил авва. Здесь братия пребывают в великом труде, в великом подвиге. А ты всю жизнь прожил не так. Где ж тебе выдержать монастырское правило?

— Нет, я все буду исполнять, упрашивал тот, только прими меня.

Но старец оставался непреклонен. «Не можешь исполнить!» — говорил.

— Ну, так знай! — воскликнул атаман, что я—Давид, атаман разбойников, и пришел сюда ради того, чтобы оплакать свои прежние грехи. Если ты не примешь меня, клянусь Живущим на небесах, что я вернусь к старому промыслу, приведу сюда мою шайку, всех вас перебью и сотру с лица земли монастырь ваш!!.

Услышав это, старец ввел его в монастырь, постриг и облек в иноческую одежду. И, начав подвизаться, он превзошел всех воздержанием, послушанием и смиренномудрием, а в монастыре было около семидесяти иноков. Он всех назидал своею жизнию, всем служил примером.

Однажды он сидел в своей келлии, и ему предстал ангел Господень.

— Давид, Давид, Господь Бог простил тебе грехи твои—и отселе ты будешь совершать знамения.

— Не могу поверить,—отвечал он ангелу, — что в столь короткое время я заслужил прощение моих грехов, которые многочисленнее песка морского.

— Если я не пощадил Захарии, неповерившего мне, когда я возвестил ему о рождении сына, но связал язык его, в наказание за неверие словам моим,— пощажу ли тебя?—сказал ангел. Отныне ты лишен будешь дара слова….

— Как!? когда я был в мире и совершал безбожные дела и кровопролитие, — вскричал Давид, бросившись к ногам ангела,—я мог говорить, а теперь, желая служить Богу и возносить Ему хвалу, теперь ли свяжешь мой язык!?…

Ты не будешь лишен дара слова во время Божественной службы, а во все остальное время будешь молчать навсегда!

Так и было. И много знамений явил Бог чрез него. Он пел псалмы, но других речей—ни длинных, ни кратких—никто не слыхал от него.

Тот, кто разсказал нам это, прибавил, что ему часто приходилось видеть его. И за это он прославлял Бога.

178. Жизнь старца препростого.

Авва Георгий, пресвитер киновии Схолариевой, поведал нам, что в келлиях жил старец—великий подвижник, он был прост в вере и без разбору причащался, где придется. Однажды явился ему ангел Божий.

— Скажи мне, старец: если ты умрешь, как желаешь ты быть погребенным? Так ли, как погребают египетских иноков или—как иерусалимских?

— Не знаю,—отвечал старец.

— Смотри,—сказал ангел, — я приду к тебе чрез три недели — и ты дашь мне ответ.

Старец отправился к другому старцу и разсказал ему то, что слышал от ангела. Старец выслушал и изумился. И долго и пристально посмотрев на него, как бы по вдохновению свыше, спросил старца:

— Где ты причащаешься святых Таин?

— Где придется…

— Смотри—не причащайся нигде вне святой кафолической и апостольской Церкви, в которой прославляются четыре Святых Собора: Никейский из 318 отцев, Константинопольский из 150, Первый Ефесский из 200 и Халкидонский из 630. И вот—когда придет ангел, скажи ему: «желаю быть погребенным по иерусалимскому обычаю».

По прошествии трех недель пришел ангел и спросил старца:

— Ну, что же, старец? Надумался ли?

— Желаю быть погребенным по-иерусалимски,— отвечал старец.

— Хорошо, хорошо!—сказал ангел.

И старец тотчас предал душу Богу. Все это произошло, чтобы старец не потерял своих подвигов и не был осужден с еретиками.

199. Разсказ о простом старце, вразумленном людьми, а не ангелами, которых он видел.

Один из отцев разсказывал: был старец— святой и чистый по жизни. Когда он совершал святую литургию, то видел ангелов, стоявших по правой и по левой стороне. Усвоив у еретиков чин службы, и будучи сам не сведущ в божественных догматах, он, по простоте и незлонамеренно, во время службы говорил не то, что должно, не сознавая своей ошибки.

По Промыслу Божию, к нему пришел один брат, сведущий в догматах. Старцу пришлось при нем совершать литургию. И сказал ему брат — он был в сане диакона: «отче, то, что ты сказал во время священнодействия, не согласно с православной верой, но заимствовано у еретиков». Старец, при виде ангелов, предстоящих священнодействию, не обратил никакого внимания на слова брата. Но диакон не переставал утверждать: «ошибаешься, старче! Не принимает этого Церковь…» При этих укоризнах и обличениях, которым он подвергался от диакона, старец, увидав по обычаю ангелов, спросил их:

— Вот что говорит мне диакон. Правда ли это?

— Послушайся его: он правильно говорит,—сказали ему ангелы.

— Почему же вы не сказали мне этого?

— Бог так устроил, чтобы люди были исправляемы людьми же,—отвечали ангелы.

С тех пор старец исправился в службе и воздал благодарность Богу и брату.

207. Девица, окрещенная ангелами.

Авва Феона и авва Феодор разсказали нам: «при патриархе Павле в Александрии осталась сиротою после смерти родителей, очень богатых людей, одна девица. Она была не крещена. Однажды вышла в сад, оставленный ей родителями. При домах знатных даже среди города есть сады. В глубине сада она увидала неизвестного человека, собравшегося удавиться. Быстро подбежав к нему, она спросила:

— Что ты делаешь, добрый человек?

— А тебе какое дело? Уйди! Я в большом горе…

— Скажи мне всю правду. Я, может быть, помогу тебе.

— Я много должен. Мои заимодавцы сильно теснят меня, и я предпочел скорее умереть, чем вести такую горькую жизнь.

— Прошу тебя… вот возьми все, что у меня есть, и отдай… только не губи себя.

Тот согласился на это и уплатил долги.

Между тем девица оказалась в стесненном положении. И не мудрено: осталась без родителей, позаботиться об ней было некому. Придя в крайнюю бедность, она начала распутную жизнь.

А те, которые знавали ее родителей, говорили: «кто знает суды Божии, как и для чего попускается душе падать!»

Молодой организм не вынес такой жизни: она заболела и—опомнилась. В сокрушении духа она просила соседей: «ради Господа, сжальтесь над душой моей и поговорите с папою, чтобы мне стать христианкой». Но все отвернулись от нее с презрением.

«Кто пожелает быть восприемником такой распутной женщины?» — говорили об ней.

И была она в большой скорби.

Когда она совсем пала духом при таких обстоятельствах, явился ей ангел Господень в виде того человека, которому некогда оказала она милость.

— Что с тобою?—спросил ее ангел.

— Я желаю сделаться христианкой и, увы, никто не хочет сказать обо мне.

— В правду ли ты желаешь?

— Да, и прошу и тебя об этом.

— Не падай духом! я приведу кого-нибудь, и тебя примут в лоно Церкви.

Ангел приводит еще двух ангелов, и они относят ее в церковь. Потом, приняв вид известных сановников при особе наместника, приглашают клириков, на обязанности которых было крестить новообращенных. Клирики спрашивают сановников:

— Ручается ли ваша любовь за нее?

— Да!—отвечают они.

Клирики совершили все, что следует по чину над готовящимися ко крещению, и окрестили ее во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Потом облекли ее в одежды новокрещенных. Ангелы перенесли ее в дом, куда она вернулась в белых одеждах. И положив ее, стали невидимы.

Соседи, увидав ее в белых одеждах, спрашивали:

— Кто окрестил тебя?

— Кто-то пришел,—отвечала она,—отнесли меня в Церковь, сказали клирикам, и они окрестили меня.

— Да кто же именно? Какие клирики?

Об этом она ничего не могла сказать. Доложили папе. Папа призвал клириков, приставленных к крещению.

-Вы ли окрестили ту женщину?—спросил папа. Те не отреклись, подтвердили и сказали, что были приглашены для того таким-то и таким-то из сановников при правителе. Епископ посылает за указанными лицами и спрашивает у них; точно ли они поручились за девицу?

— Ничего мы не знаем, — отвечали те. Не знаем и тех, кто сделал это.

Тогда епископ понял, что это—дело Божие. И пригласив новокрещенную, спросил:

— Скажи мне, дщерь моя, что сделала ты доброго?

— Я блудница и бедная… Что же доброго могла я сделать?

— Так-таки и не знаешь за собою ни одного доброго поступка?

— Нет… вот разве это… однажды я увидала неизвестного мне человека, собиравшегося удавиться. Его сильно теснили заимодавцы. И, отдав ему все мое состояние, я избавила его от беды…

И, сказав это, она почила в Господе, получив отпущение своих вольных и невольных прегрешений.

Епископ прославил Господа: «праведен еси, Господи, и правы суды Твои!» (Пс. 118, 137).

Источник: www.utoli-pechali.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *