из книги преп. Иустина (Поповича) “Православная философия Истины (Догматика Православной Церкви)”

Преподобный Иустин (Попович)

из книги “Православная философия Истины

(Догматика Православной Церкви)”

Возникновение мира вообще

<…>

7. В сотворении мира Богом наблюдается исключительный порядок и план. Святое Откровение различает два момента в сотворении: первый момент — это сотворение духовного мира и бесформенного космического вещества (Быт. 1,1-2); второй — сотворение существ и вещей из уже сотворенной бесформенной материи, и причем постепенно, по видам, в течение шести дней: в первый день — свет, во второй — видимое небо; в третий — суша, море и растения, в четвертый — солнце, луна и звезды, в пятый — рыбы и птицы, в шестой — все виды животных и человек [44].

Отцы Церкви учат, что под первобытным небом и землею, о которых говорится в начале Библии (Быт. 1,1), не следует понимать ни небо, которое мы видим сейчас, ни землю, на которой мы сейчас живем, так как это небо возникло позднее, во второй день сотворения видимой природы, а эта земля — в третий день творения. Первобытное небо означает мир духовный, ангельский; первобытная земля — космическую массу, содержащую в себе вещество всего того, что в течение шести дней получило свое существование и форму [45]. О том, что невидимый, духовный мир возник до видимого мира, свидетельствует Святое Откровение: “Егда сотворены быша звезды, — говорит Господь, — восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои” (Иов. 38,7). О начале сотворения мира святой Григорий Богослов так рассуждает: “Бог прежде всего замышляет ангельские и небесные Силы. И замысел становится делом, которое исполняет Сын и совершает Дух… А после того, как дивно устроил первые создания, Он замышляет второй мир, материальный и видимый, составленный и устроенный из неба и земли и всего, что в них… Но этим еще не было раскрыто все богатство Благости. Восхотев и это показать, Творец-Слово из обеих, т.е. из невидимой и видимой природы, сотворяет одно живое существо — человека” [46].

8. Все, что Бог сотворил, — добро по самой природе своей, так как исходит от Того, Кто Един Благ и Кто как Таковой не может творить зла. О качестве сотворенного мира Сам Бог дал Свое непогрешимое суждение, которое Боговидец выражает словами: “И виде Бог вся, елика сотвори, и се добра зело” (Быт. 1,31; ср. Притч. 8,31; Пс. 110,3). Богомудрый Соломон свидетельствует: “Всяческая, яже сотвори Бог, добра” (Еккл. 3,11); а премудрый сын Сирахов говорит: “Дела Господня вся яко добра зело” (Сирах. 39,12). Христоносный Апостол благовествует: “Всякое творение Божие хорошо, и ничто не предосудительно” (1 Тим. 4,4; ср. Деян. 10,28; Рим. 14,14; Плач. 3,38). Хотя она осквернена и изуродована грехом, природа все-таки отражает в себе благость и величие Божие и свойства Божии (ср. Рим. 1,20; Пс. 18,2; 103,24; 144,9) и показывает, что благость и милость Божия пребывает всегда над всеми тварями (Пс. 144, 9; Мих. 6, 26; Сирах. 18, 12).

Живя Богооткровенной истиной о доброте всего сотворенного Богом, мысль Святых Отцов указывает на дивное добро всего сотворенного и на полное отсутствие зла в мире, сотворенном Благим Богом. Зло чуждо богозданной природе; оно от дьявола вошло в мир через человека. “О твари так рассуждай, — говорится в Православном исповедании, — что она сама добра, ибо ее сотворил Бог, с тем только различием, что разумная и свободная тварь, уклонившись от Бога, становится злой, — не потому что она такой создана, а потому что ее действия противны разуму. А тварь неразумная, поскольку она не имеет свободы, совсем добра по природе своей” [47]. В Послании восточных Патриархов говорится: “Поскольку Творец по Существу Своему благ, все, что Он сотворил — сотворил чудесным, и Он никогда не может быть творцом зла. Но если в человеке или демоне имеется (ибо просто в природе мы не знаем зла) какое бы то ни было зло, т.е. грех, — оно противно воле Божией; и это зло приходит или от человека, или от дьявола. Ибо вполне истинно и вне каких-либо сомнений то, что Бог не может быть виновником зла” [48].

Еретические учения о происхождении мира

Подводя Богооткровенную истину о возникновении мира под принципы древнегреческой философии, гностики возобновили древнегреческие заблуждения о происхождении мира. Некоторые из них учили, что мир совечен Богу. Самым видным представителем такого учения был еретик Гермоген, против которого писал Тертуллиан, доказывая, что он вводит два божества как начала мира: “Если Бог не есть единый Вечный и если все прочее произошло не от Него, то Он — не Бог; а если мир совечен Богу и тем самым равен Ему по существу, то он равен Богу по неизменности, по бесконечности и по всему. А это означает, что он — второй Бог. Но два вечных и параллельных начала нельзя допустить по представлению здравого рассудка” [49]. Некоторые гностики учили, что мир сотворили Ангелы или демиург. Против них святой Ириней пишет “Если ангелы или кто-либо иной сотворил мир вопреки воле Божией, то значит, что они сильнее Бога; а если они его сотворили по Его воле, то значит, что Бог не мог этого без их содействия. Но Бог ни в ком и ни в чем но имеет потребности. Он — Сам в Себе, — таким образом, который мы не можем ни понять, ни описать, — замыслил все твари и сотворил их, как хотел” [50]. “Говорящие, что ангелы — творцы мира, — благовествует святой Дамаскин, — являются не чем другим, как устами отца своего, дьявола, ибо ангелы, будучи сами творениями, творцами быть не могут” [51]. Ни один ангел не в состоянии сотворить самого себя, а тем менее мир [52].

<…>

Возникновение духовного мира

Триипостасный Бог проявил Свою творческую силу прежде всего в сотворении духовного мира. Он из ничего сотворил все духовные существа, одарив их по Своему премудрому благоволению жизнью и духовно-моральными особенностями. Сотворенные, чтобы быть исполнителями и вестниками воли Божией, эти духовные существа названы ангелами. А наименование “ангел” (“ангелос”) относится не к естеству, а к предназначению и означает “вестник” [54]. В Святом Откровении в некоторых местах слово “ангел” употребляется в переносном смысле и означает людей, избираемых Богом быть вестниками Своей воли в мире (Мал. 2,7; 3,1; Мф. 11,10; Мк. 1,2; Лк. 7,27; 9,52; 2 Пар. 36,15; Агг. 1,13; Откр. 1,20; 2,1.8.12.18; 3,1; 7,14). Это отождествление ангелов и людей по наименованию исходило из тождественности служения, которое ангелы и Божии избранники совершали среди людей. Но было бы ошибочным на этом основании отождествлять ангелов и людей по природе и существу, ибо Священное Писание в большинстве случаев и в основном под именем ангелов разумеет существа своего рода, отличающиеся и от Бога, и от людей своим особым естеством и существованием, своей самостоятельной личностью и свойствами.

О том, что ангелы действительно являются отдельными существами и личностями, Святое Откровение свидетельствует нам различными образами. В самом начале Библии повествуется, как Бог поставляет херувима с пламенным мечом перед вратами Едема, чтобы тот охранял путь к древу жизни (Быт. 3,24), что ясно показывает, что херувим — это самостоятельное существо и отдельная личность, сознательно и добровольно исполняющая волю Божию. Ангелы выводят Лота из Содома (Быт. 19, 1-15). Патриарх Иаков видит ангелов, нисходящих и восходящих по лествице, утвержденной на земле и верхом касающейся неба, где Господь Бог стоял (Быт. 28, 12-13). Этим самым ангелы ясно отличаются и от Бога, и от людей как некоторые промежуточные существа, ниже Бога, но выше человека. В книге Иова ангелы называются сынами Божиими, восклицающими от радости, когда Бог сотворяет звезды (Иов. 38, 7), и всегда предстоящими Господу, когда Он только этого пожелает (Иов. 1, 6; 2, 1), но в которых Бог и помимо того, что они Ему так близки, находит недостатки своего рода (Иов. 4, 18). Все это показывает, что ангелы — это самостоятельные существа, — свободные личности, имеющие свой особый образ существования и жизни.

В Святом Откровении находится целый ряд свидетельств о явлениях ангелов как действительных, личных существ, являющихся посредниками между Богом и людьми. Так, пророк Давид видит Ангела Господня, по заповеди Божией наводящего язву на народ (2 Цар. 34,16-17); ангел Господень является пророку Илии и дает ему наставления по случаю болезни царя Охозии (4 Цар. 1, 3, I5); пророк Исаия видит шестокрылатых серафимов, окружающих престол Господа Саваофа, славяще Его, из которых один слетает к нему и горящим углем касается его уст, говоря ему: “Вот, это коснулось уст твоих, и беззаконие твое удалено от тебя, и грех твой очищен” (Ис. 6, 2-7); пророк Иезекииль видит многоочитых херувимов, которые проницательно следят за всеми событиями во вселенной (Иез. 10, 1-22); пророку Даниилу несколько раз является Архангел Гавриил и открывает ему будущую судьбу его народа (Дан. 8, 16; 9, 31); пророку Захарии неоднократно является ангел Господень и сообщает ему волю Божию (Зах. 1, 9-19; 2, 3; 3, 3-6; 4, 1-5). На действительности таких явлений ангелов людям в Откровении и основана вера людей в ангелов как Божиих вестников, являющихся существами личными. Новозаветное Откровение особенно изобилует явлениями ангелов и свидетельствами о них. В истории новозаветного человечества ангелы участвуют с самого начала и вплоть до апокалиптического завершения. Здесь ангелы сообщаются с людьми как братья по вере, любви и надежде. Новый Завет открывается явлением Архангела Гавриила Захарии с вестью, что жена его, неплодная Елисавета, родит сына — Иоанна Предтечу (Лк. 1, 11-20), и явлением того же Архангела Святой Деве Марии с благовестием, что она родит Спасителя мира (Лк. 1, 26-38). Во время рождения Спасителя в Вифлееме является множество ангелов, славословящих новорожденного Богомладенца (Лк. 2, 9-13). Ангел несколько раз является во сне Праведному Иосифу, преподавая ему необходимые наставления (Мф. 1, 20; 2, 13, 19). Ангелы являются и служат Господу Иисусу в пустыне после Его победы над искусителем (Мф. 4, 11). В Гефсиманском саду ангел является Спасителю и укрепляет Его (Лк. 22, 43). Ангел отваливает камень от гроба Спасителя (Мф. 28, 2). Ангел первым объявляет мироносицам благовестие, что Господь воскрес (Мф. 28, 5-7; Мк. 16, 5-8; Лк. 24, 4-8; Ин. 20, 12). При Вознесении Спасителя ангелы являются Апостолам и объясняют им тайну Вознесения и Второго Пришествия Спасителя (Деян. 1, 10-11). Ангелы участвуют в жизни молодой Церкви: ангел является и освобождает Апостолов из темницы (Деян. 5, 19-20); ангел направляет Корнилия на путь спасения (Деян. 10, 13); ангел является Апостолу Петру в темнице и выводит его из нее (Деян. 12, 7-11); ангел поражает первого церквоборца Ирода, который умирает изъеденный червями (Деян. 12, 23); ангел является Апостолу Павлу и объявляет, что ему “должно предстать пред кесаря” в Рим (Деян. 27, 23). Апокалипсис весь принадлежит их явлениям и действиям (Откр. 7, 2, 11; 8, 2-3, 6-8; 10, 12; 9, 1; 10, 1, 7-8; 15,1,6; 16, 2-5, 10, 12, 17; 17, 1, 7; 18, 1-2; 20, 1 и т.д.). Все это очевидно показывает, что ангелы — это самостоятельные существа и чудесные личности, участвующие во всем новозаветном домостроительстве спасения, творя волю Божию в качестве посланников Божиих.

Новозаветное Откровение изобилует не только явлениями святых Ангелов, но и учением об ангелах. Одно другим подтверждается, разъясняется, дополняется. Сам Спаситель, объясняя притчу о плевелах, говорит об ангелах как о существах реальных, не менее реальных и очевидных, как реален и очевиден Сын Человеческий, мир, сыны царства и сыны зла (Мф. 13, 37-41). В Своем учении Господь советует, чтобы не презирали ни одного из “малых сих”, которые верою в Него стремятся в Царство Небесное, ибо ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Небесного. Это значит, что ангелы — не только самостоятельные, личные существа, но и что они весьма близки Богу и весьма дороги в глазах Его. Об этом говорят и слова Спасителя людям: “Всяк, иже аще исповесть Мя пред человеки, и Сын Человеческий исповесть его пред ангелы Божиими; а отвергийся Мене пред человеки отвержен будет пред ангелы Божиими” (Лк. 12, 8-9). Неотступно и всегда верные Господу Христу, с Ним придут “и все святые Ангелы” во время Его Второго Пришествия во славе (Мф. 25, 31; Лк. 9, 26). Отвечая саддукеям, отрицавшим существование ангелов (Деян. 23, 8) Господь Иисус Христос не только подтверждает, что ангелы существуют, но показывает и образ их существования: “В воскресение бо ни женятся, ни посягают, но яко ангели Божии на небеси суть” (Мф. 22, 30). Когда пламенный ученик употребляет меч для защиты своего Божественного Учителя, Спаситель осуждает его поступок словами: “Или мнится ти, яко не могу ныне умолити Отца Моего, и представит Ми вящше неже дванадесяте легеона ангел” (Мф. 26, 53). Спаситель не произнес бы всех этих слов о святых ангелах, если бы ангелы не существовали как самостоятельные, личные, святые и близкие Богу существа.

Христоносные Апостолы о существовании святых Ангелов учат так же, как и Господь. Апостол Павел заклинает своего ученика Тимофея нелицемерно держаться святого учения и причем заклинает его пред Богом и Господом Иисусом Христом и избранными Его Ангелами (I Тим. 5, 21). Ангелы с неба наблюдают за всем, что происходит с христианами в мире (I Кор. 4, 9). В Церкви Христовой ангелы научаются той же Божественной премудрости, что и люди (Еф. 3, 10). Они всегда пребывают на службе Богу (Евр. 1, 14; I Петр. 3, 22), и Церковь преизобилует ими (Евр. 12, 22-23). Апостол Петр ясно отличает пророков и апостолов от Ангелов (I Петр. 3, 22).

Это Богооткровенное учение Церковь всегда заботливо охраняла, и от древности в своих символах исповедовала веру в Бога как Творца духовного, невидимого мира. Так, в древнем Символе Иерусалимской Церкви (а подобно тому и в символах Антиохийской, Кесарийской и Кипрской Церквей) говорится: “Верую во единаго Бога…, Творца неба и земли, видимым же всем и невидимым.” Эта общая вера нашла свое выражение в первом члене Никео-Цареградского Символа веры и этим самым навсегда санкционирована Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церковью. Решением Седьмого Вселенского Собора о том, чтобы, наряду со святыми иконами Спасителя и святых, благочестиво почитались и святые иконы святых Ангелов, Церковь еще раз соборно исповедала и подтвердила свою вселенскую веру в существование бестелесных ангелов как существ действительных, личных, самостоятельных и святых.

2. Ангелы не являются ни в коем смысле самородными и самобытными существами; их, как и все творения, сотворил Бог. Святое Откровение ясно свидетельствует о том, что все возникшее — Богом возникло (начало быть) (Ин. 1,3; Рим. 11,36; Евр. 3,4; Еф. 3,9; Откр. 4,11), следовательно, — и ангелы. Кроме того, в Ветхом Завете ясно говорится том, что Бог сотворил ангелов. Ездра обращается к Богу со словами: “Ты, Господи, един, Ты создал небо, небеса небес и все воинство их, землю и все, что на ней, моря и все, что в них, и Ты живишь все сие и небесные воинства Тебе поклоняются” (Неем. 9,6). То, что здесь под воинством небесным подразумеваются ангелы, видно из контекста (Лк. 2,13), где ангелы называются воинством небесным. Апостол Павел ясно свидетельствует, что ангелов сотворил вечный Сын Божий: “Ибо Им создано все, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли, — все Им и для Него создано” (Кол. 1,16). Насколько Святое Откровение ясно учит, что Бог сотворил ангелов, настолько в нем неясно, когда они сотворены. Судя по уже указанному ме¬сту из книги Иова, где говорится, что Ангелы восклицали от радости, когда Господь сотворил звезды (Иов. 38,7), и на основании всего сказанного о первобытном небе, а также на основе библейского повествования о искушении первых людей в раю от змия, т.е. падшего духа (Быт. 3,1-19), что предполагает, что мир духов существовал до того, и что в нем уже ранее произошел некий моральный переворот, завершившийся отпадением от Бога некоторых духов, — необходимо заключить, что Бог сотворил ангелов до материального мира. Боговдохновенные истолкователи Божественного Откровения — святой Златоуст, святой Григорий Богослов и святой Дамаскин — учат, что Бог сотворил ангелов до материального, видимого мира [55]. А молитвенная мысль Церкви говорит, что ангелы — “тварем начаток” [56].

3. Естество ангелов бестелесно, духовно, ибо они — духи (Евр. 1,14; ср. Мф. 22,30). “Хочешь ли знать, — спрашивает блаженный Августин, — имя естества ангелов? Вот оно — дух. Хочешь ли знать его службу? Вот она — ангел. По существу своему он — дух, а по службе — ангел” [57]. Будучи духами, ангелы невидимы, разумны, свободны, бессмертны, бесстрастны. Вследствие всех этих особенностей, естество ангелов не может быть выразимо категориями человеческой мысли и слова, и, в действительности, “только Творец знает облик и определение ангельской сущности” [58]. Поскольку ангелы имеют естество более совершенное, чем человеческое, то мы не можем с точностью знать, чем они являются по естеству [59]. О духовности естества ангелов Святое Откровение говорит и косвенным образом, называя их невидимыми (Кол. 1,16), т.е. недосягаемыми для наших органов чувств. По учению Отцов, ангелы, когда по воле Божией и являются достойным людям, являются не такими, какие они по себе, в своей невидимой сущности, а в неком преображенном облике, в каком бы люди могли их видеть [60]. Хотя ангелы и духовные творения, все-таки их духовность необходимо отличать от духовности Существа Божия, ибо духовность Божия абсолютна, бесконечна, безгранична, а ангельская — конечна, относительна и ограниченна. На это, в известном смысле, указывает Святое Откровение, когда повествует, что Бог и в ангелах Своих находит недостатки (Иов. 4,18). Святые Отцы и Учители Церкви согласны во мнении, что ангелы — существа относительно духовные, бестелесные. Когда некоторые их них говорят о телесности ангелов, они под ней понимают или тончайшие тела, световидные и эфирные, не имеющие ничего общего с материальной телесностью, или особую форму существования, или пространственную ограниченность. С другой стороны, те Отцы, которые утверждают полную бестелесность ангелов, когда ее сравнивают с бестелесностью Божией, считают необходимым приписать ей известную вещественность. Такое понимание святой Дамаскин формулирует следующим образом: “Ангел — существо разумное, свободное, бестелесное… Бестелесным и невещественным он называется в сравнении с нами, ибо в сравнении с Богом, Единым несравнимым, все выглядит грубым и вещественным; только Божество истинно невещественно и бестелесно”. Хотя ангелы являются бестелесными, духовными, они все-таки ограничены в пространственном отношении, ибо вездесущие принадлежит только Богу. На такую ограниченность и невездесущие ангелов указывает Святое Откровение, когда изображает ангелов, сходящих с неба на землю и воcходящих от земли на небо (Дан. 9,21.23; 8,15; Быт. 28,12; Ин. 1,51; Лк. 1, 26.38; Мф. 28,25; Лк. 2,15; 22,43), что показывает, что они не могут быть одновременно и на небе, и на земле. Они находятся там, где действуют, ибо и они известным образом ограничены местом [62]. “Ангелы ограниченны, — говорит святой Дамаскин, — ибо когда они находятся на небе, их нет на земле, а когда их Бог посылает на землю, они не остаются на небе и не могут в то же время быть и действовать и здесь, и там. Поскольку они — умы, то находятся в местах мысленных и не ограничены телесным образом. Они не берут на себя формы телесным образом и не простираются в три измерения, но духовно присутствуют и действуют там, где им приказано, причем им ничто не может воспрепятствовать — ни стены, ни двери, ни запоры, ни печати.” [63]

В отношении к будущему ангелы бессмертны, т.е. умереть не могут (Лк. 20, 36), но им это бессмертие принадлежит не по естеству, а по дару и благодати Божией, ибо все имеющее начало по естеству должно иметь и конец” [64].

Ангелы совершеннее людей (Пc. 8,5-7; Евр. 2,7) и по естеству, и по уму, и по воле, и по мощи, и по силе (2 Петр. 2,11; Пс. 102,20). Но поскольку они — существа сотворенные и ограниченные, то и их духовное развитие и совершенствование имеет свои границы. “Все Ангелы сотворены Богом через Слово и освящением от Святого Духа достигли совершенства, участвуя в святости и благодати по значимости и чину” [65]. “Ангелы существуют волей Отца, вошли в бытие действом Сына и усовершенствовались присутствием Духа” [66]. Освящение и совершенствование ангелов — это подвиг, в котором они участвуют всем своим существом и волей, и умом, и чувством. “Совершенство ангелов — это освящение и постоянность в нем.” [67] “Они имеют освящение не из самой сущности своей, а от Духа Святого, и послушанием остаются в нем.” [68]. Они действием благодати Святого Духа настолько усовершенствовались и утвердились в добре и святости, что стали неподвижными на зло. “От Святаго Духа освящаеми Ангельстии Собори, на зло пребывают недвижимы, еже к первому благому восхождению обожаеми.” [69] “Ангелы сейчас неподвижны на зло не по естеству, а по благодати и по своей приверженности только к добру.” [70]

Неподвижные на зло действием благодати Божией и своей любовью к Божественному добру, добрые Ангелы вовек являются святыми и светлыми (2 Кор. 11,14). Но они святы и светлы по дару Божию, а не самостоятельно и независимо. Они являются самыми верными обладателями и переносителями святости и света Божия. “Ангелы, — по словам святого Дамаскина, — являются носителями вторичного света, умного, — которые свой свет получают от первосущего и безначального Света.” [71] Ангелы как “фота девтера” (букв. “второсветлые” — прим. ред.), освещаемые пречистым Светом, принимают ото озарение по мере своего естества и чина; они настолько впитали и “втиснули” в себя Добро, что стали носителями вторичного света и могут просвещать и других излиянием и преподанием Первого Света [72]. “Не грешить — принадлежит Богу, а также и Ангелам по причине их близости к Богу” [73], которой они воспользовались, чтобы добровольно и навсегда утвердиться в добре. “Бог — Свет наивысший, неприступный, неизреченный; а второй свет — Ангел, некий вид излияния Первого Света и общения, приобретающий свечение приверженностью и послушанием Первому Свету.” [74] “Ангелы являются первыми к Богу и вокруг Бога существами; они первыми напояются от Первого Света и просвещаемые cловом истины и сами являются светом и отблесками совершенного Света.” [75] Они видят Бога лицом к лицу, созерцают вечную истину, постигают в Слове законы и принципы твари и имеют удел в Божественной вечности [76]. Все это указывает на их несказанную радость, блаженство и совершенство.

Несмотря на все такое совершенство, Ангелы все-таки бесконечно далеки от того, чтобы их совершенство в каком бы то ни было отношении можно было сравнить с Божиим совершенством. Их совершенство является совершенством твари и в границах созданных тварей. Так, на ограниченность их совершенства указывает Святое Откровение, утверждающее, что никто (значит, и Ангелы тоже), кроме Духа Божия, не знает глубин Божиих (1 Кор. 2,11), что Ангелы не знают будущего, которое одному Богу известно (Мк. 13,32), что они не знают полностью тайну искупления, в которую желают проникнуть (Еф. 2,10; 1 Петр. 1,12) [77], и что они не знают и помыслов сердец человеческих (3 Цар. 8,39; Иер.17,9; 1 Кор. 2,11). Они своей собственной силой не могут ни чудес творить, ибо Бог “творяй чудеса Един” (Пс. 71,18). Бог и в них находит известные недостатки (Иов. 4,18). Проникнутые этой Богооткровенной истиной Святые Отцы учат, что Ангелы при всей своей разумности, намного превышающей человеческую, не знают и не могут знать Божеского естества [78]. Сознавая непостижимость Божеского естества, Ангелы крылами закрывают свои лица, прославляя Господа Саваофа, ибо наивысшая степень мудрости производит наивысшую степень благоговения и благочестия [79]. Ангелы созерцают Бога, насколько это им возможно, и этим питаются [80]. В сравнении с человеком, ангелы намного превосходят его совершенством; в сравнении с Богом, ангелы являются ограниченными и несовершенными, ибо они суть тварь и совершенством своим, каким бы большим оно ни было, они движутся в границах своей Богозданной природы [81].

4. Ангельский мир числом неисчисляем. Святое Откровение свидетельствует об этом. Пророк Даниил говорит о тысячах тысяч ангелов (Дан. 7, 9-10); святой тайновидец Иоанн в Откровении видит ангелов, число которых несказанно велико (Откр. 5, 11); Сам Спаситель говорит о легионах ангелов (Мф. 26, 53); Евангелист Лука говорит о множестве небесных ангелов, славословящих новорожденного Богомладенца (Лк. 2, 13); Апостол Павел говорит, что верные соединяются через Церковь с тьмами Ангелов (Евр. 12, 22); Второе Пришествие Господа Иисуса Христа на землю будет сопровождаемо необозримым множеством святых Ангелов (Иуд. 14). Святые Отцы считают, что блаженные воинства святых Ангелов бесчисленны, и множество бестелесных Сил бесконечно, а потому употребляемые нами числа малы для обозначения их бесконечного множества. “Ряды небесных сил исчислить нельзя. Многи блаженные воинства над-мирных духов; они превышают немощную и узкую меру наших материальных чисел.” [82] “Ангелов так много, что они превосходят всякое число.” [83]

5. Ангелы различаются и подразделяются между собой по совершенству и чину. Святое Откровение ясно говорит об этом различии и подразделении между ними. Когда Апостол Павел хочет точнее определить, что Единородный Сын Божий сотворил на небе, он говорит: “Тем создана быша всяческая, яже на небеси…, аще престоли, аще господствия, аще начала, аще власти” (Кол. 1, 16; ср. Еф. 1, 21; 3, 10; Кол. 2, 10). Помимо этих четырех степеней, Святое Откровение различает еще пять степеней небес ной иерархии: Серафимов (Ис. 6, 2), Херувимов (Быт. 3, 24; Исх. 25, 18-22; Иез. 9, 3; 10, 1-20; 41, 18, 20, 25; Пс. 79, 2; 17, 11; 98, 1; Ис. 37, 1), Силы (Еф. 1, 21; Рим. 8, 38; I Петр. 3, 22), Архангелов (Иуд. 9; I Сол. 4, 16) и Ангелов (Рим. 8, 38; I Петр. 3, 22).

Исповедуя эту Богооткровенную истину о подразделении и различии между святыми Ангелами, Церковь в лице Святых Отцов делит их на три чина, а каждый чин на три ряда. Такое подразделение выражено в древнем церковном сочинении “О небесной иерархии”, приписываемом святому Дионисию Ареопагиту. В этом сочинении Небесные Силы, в зависимости от совершенства естества и близости к Трисолнечному Божеству, разделяются на три иерархии, а каждая иерархия — на три лика. Высшую иерархию составляют Серафимы, Херувимы, Престолы; среднюю иерархию: Господства, Силы, Власти; низшую иерархию: Начала, Архангелы, Ангелы. Высшая иерархия получает свет от Трисолнечного Господа, средняя получает от высшей, а низшая от средней [84]. Это бывает “сообразно их природе и чину” [85]. Ангелы “различаются друг от друга светом и положением; или соответственно свету имеют положение, или соответственно положению участвуют в свете и освещают друг друга по причине превосходства чина или природы. Но ясно, что те Ангелы, которые стоят выше, сообщают стоящим ниже и свет и знание” [86].

Преподавая всегда такое учение о святых Ангелах, Церковь на Пятом Вселенском Соборе осудила мнение Оригена [87], в соответствии с которым все бестелесные духи сотворены полностью одинаковыми по естеству и первоначально не были разделены на степени, но это случилось тогда, когда их известное число пало и отпало от Бога [88].

6. Ангелы живут на небе и имеют одно дело — славить Бога и служить Его Божественной воле [89]. Святое Откровение это показывает и доказыва¬ет. Святой боговидец Исаия видит Серафимов, окружающих престол Божий и восклицающих: “Свят, свят, свят Господь Саваоф; исполнь вся земля славы Его” (Ис. 6,3; ср. Иез. 3,12; Пс. 148,2); возлюбленный Христом Иоанн, погруженный в апокалиптические видения, свидетельствует, как небесные Силы “покоя не имут день и нощь, глаголюще: свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Иже бе, и сый и грядый” (Откр. 4,8; ср.7,11-12). Пророк Даниил видит, что там, где Ветхий денми воссел на престоле небесном, “тысяща тысящ (Ангелов) служаху Ему, и тмы тем предстояху Ему” (Дан. 7,9-10). Сам Спаситель заявляет, что Ангелы “выну видят лице Отца Небесного” (Мф. 18,10) и непрестанно исполняют волю Божию и на небе, и на земле, служа, таким образом, осуществлению Божия плана о мире и человеке (Евр. 1,14; Деян. 5,19; 7,58.66; Мф. 4,11; 25,31; 28,2.5-7; 13,39-42.49; Лк. 22,43; 2,14; Гал. 3,19; Еф.1,21; 1 Петр. 3, 22; Ин. 5,4; 1,51; Пс. 33,8; Откр. 7,1-2; 16,5; 14,18). “Ангелы сильны, — говорит святой Дамаскин, — и готовы к совершению Божией воли, и по свойственной им быстроте мгновенно появляются там, куда их направит Божественное повеление.” [90]

Примечания:

44. Быт. 1, 3-27; cp. св. Ипполит, In Cenes. 1, 6; Свт. Афанасий Великий, Contra arian. Orat. II, 19; блаж. Августин, De vera relig., 36; Confession. XII, 8 ; De fide et symbol., 2; De Genes, contra manich. I, I, 5-7; Св. Иоанн Дамаскин, DE fid. II, 5.
45. Cp.св. Иоанн Дамаскин, De fid. II, 6; col. 880 AB.
46. Orat. 45, 5.6.7; P.gr.t.36,col.629 AC, 632 А; comp.Orat.38,9.10.11.
А в каноне бесплотным Силам Церковь говорит: “Ангельския чины первее умыслив, ум Божественный створи (песнь 1, в понедельник утра, Глас 1, Октоих).
47. Часть I, ответ на вопрос 31.
48. Член 4.
49. Adv. Hermog. с. 4-7;
ср. св. Василий Вел., In Hexaem. hom. 2,2.;
50. Contra haer. II,2.3.4;
ср. св. Иустин, Dialog, cum Tryph. n. 2; св. Амвросий, In Hexaem. 3,7; св.Афанас.Вел., Contra arian. Orat. II, 27.
51. De fid. II, 3; col. 873 B.
52. Блаж. Августин, De Genes, ad litt. IX, 15, 28.
53. Ориген, De princip. I, 2, 10.
54. ср. Ориген, Contra Сels. V, 4; св. Иларий, De Trinit. V, 22; блаж. Августин, Serm. I in Psalm. 103, n. 15.
55. Св. Иоанн Златоуст, Ad Stagyrium 1,2; In Genes.hom. 22, 2;
Ad eos qui scandalizati sunt liber, c. 7;
св. Григорий Богослов, Orat. 38,9; 45, 5;
СВ. Иоанн Дамаскин, De fid. II, 3.
56. Канон Безплотным, песнь 1.
57. Serm. I in Psalm. 103 n. 15.
58. Св. Иоанн Дамаскин, De fid. II, 3; col. 865 B.
59. Св. Иоанн Златоуст, De incomprehens. Contra anom.Serm. V,3;
cp. св. Дионисий Ареопагит, De coel. hier. c. VI.
60. Св. Иоанн Дамаскин, De fid. II, 3; col. 869 A;
св. Иоанн Златоуст, In Genes. hom., 22,2; De consubstant.
Сontra anom. Serm, VII, 6.
61. Dе fid. 11,3; col. 865 В. 868 A; ср. св.Амвросий, Dе Abraham, 2,8.
62. Св. Григорий Великий, Moral. 11,2; In Evangel.hom. X,I.
63. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col. 860 AB.
64. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col. 868 C; ср. св. Григорий Богослов, Orat; 29, 13.
65. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col. 869 A.
В Каноне Безплотным говорится: “Словом Твоим Ипостасным, Господи, ангельское естество соделал еси, освятив же Божественным Духом, Троицу богословити научил еси, Боже, во веки” (песнь 7).
66. Св. Василий Великий, Ее Spir. Sancto, с. 16, n. 38.
67. Ibid.
68. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col. 869 В.
69. Канон святым Ангелом, песнь 4, в понедельник, утра, глас 6, Октоих.
70. Св. Иоанн Дамаскин, Dе fid. 11,3; col. 872 В;
ср. cв. Григорий Богослов, Orat. 41,11; 38, 9; Св. Григорий Великий пишет: “Поскольку Ангелы смиренно избрали любовь к Создавшему их, то они этой неизменностью победили в себе саму изменчивость свою” (Moral.XXVI, 6, II). Ср. блаж. Августин, Enchirid. 57; Dе civit. Dei, XI, 13.
71. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col 868 В.
В службе Безплотным силам говорится: “Безплотнии Ангели, Божию престолу предстоящии, и отонудными светлостьми облиставаеми, и светолитии вечно сияюще, и свети бывающе втории, Христу молитеся…” (стихира, глас 1).
72. Св. Григорий Богослов, Orat. 28,31; P.gr.t.36,col. 72 B;
ср. св. Дионисий Ареопагит, Dе coel. hier.c.IV,2; c.V; c.X, 2.
73. Св. Григорий Богослов, Orat. 40,7; t. 36, col. 365 ВС.
74. Он же, Orat. 40,5; col. 364 B.
75. Он же, Orat. 6,12; t. 35, col. 737 В.
76. Блаж. Августин, Dе civit. Dei, IX, 22; XXII, 29, I;
De Genes, ad litt. VIII, 45, De Trinit. IV, 22.
77. Cp. св. Златоуст, In Joan. hom. 1,2.
78. Св. Василий Великий, Dе Spir. Sancto, 38;
св. Григорий Нисский, Dе orat. domin. 4;
св. Златоуст, Dе incomprehens. Contra anom. Serm. I,6;
79. Св. Златоуст, Dе incomprehens. Contra anom. Serm. IV,1.
80. Св. Дамаскин, Dе fid. II, 3; col. 872 B.
81. Ср. cв. Златоуст, Dе incomprehens. Contra anom. Serm. V,3.
82. Св. Дионисий Ареопагит, Dе coel.hier. с. 14; ср. cв. Афанасий Великий, Contra arian. Orat. II, 27; св. Златоуст, De incomprehens. Contra anom. Serm. II, 4.
83. Св. Иоанн Златоуст, In Genes. hom. 3,6.
84. De coel. hier. IV,3; VI,2; VII,2; VIII,2; IX,2; X, I;
ср.св. Дамаскин, De fid. II, 3; св. Григорий Богослов,
Orat. 28,31; Orat. 38,9; Св. Афанас. Вел., Ad Serap.
Epist. I, 13 et 17; Epist. II, 4; Epist. III, 3;
св. Златоуст, De incomprehens. Contra anom. Serm. IV, 4;
св. Игнатий Богоносец, Epist. ad Trail. c. 5;
св. Ириней, Contra hаеr. II, 30,3.6; Ориген, De princip. I, 5;
Contra Cels. VI, 30; св. Василий Вел., Contra Eunom. III,2;
св. Григорий Нисский, Сontra Eunom. VII,5; св. Кирилл Иерусалимский, Catech, XI; VI, 4; блаж. Августин, Enrichid.
с. 57, n. 15; св. Григорий Великий, In Evang.
lib. II, hоm. 34, 7; Moral. 32, 48.
85. Св. Григорий Богослов, Orat. 28,31; P.gr.t.36, col. 72 В; ср. св. Кирилл Иерусалимский, Catech. VII, II.
86. Преп.Иоанн Дамаскин, Точное изложение православной веры, II, 3, М., 2000, с. 119 (47).
В Священном Писании находим и особые ангельские имена, например: Михаил – “кто, яко Бог” (Дан. 12,1; Иуд. 9; Откр.12,7); Рафаил – “помощь Божия”, “исцеление Божие” (Тов. 3,16; 12-15); Гавриил – “сила Божия” (Дан. 8,16; Лк.1,19), Уриил – “свет, огонь Божий” (3 Езд. 4, 1.5; 5,20), Салафиил — “молитва Богу” (3 Езд. 5,16). Несомненно, эти имена соответствуют известным особым свойствам названных Ангелов (Архангелов).
87. Ориген, De princip. II, 9, 5 et 6; III, 5,5; I, 8, 1.
88. V Вселенский Собор, правила 2 и 14.
89. Св. Дамаскин, De fid. II, 3; col. 872 С.
90. De fid. II, 3; col. 872 А.

Источник: mission-center.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *