Стихи об ангелах. Ангел (“По небу полуночи ангел летел…”). М. Ю. Лермонтов

М. Ю. Лермонтов

Ангел

М. В. Нестеров. Путь к Христу. Роспись храма Марфо-Мариинской обители в Москве. Фрагмент. 1911

Он пел о блаженстве безгрешных духов
Под кущами райских садов;
О Боге великом он пел, и хвала
Его непритворна была.

Он душу младую в объятиях нес
Для мира печали и слез,
И звук его песни в душе молодой
Остался – без слов, но живой.

И долго на свете томилась она,
Желанием чудным полна;
И звуков небес заменить не могли
Ей скучные песни земли.

И. С. Никитин. Сладость молитвы (“Бывают минуты,- тоскою убитый…”)

И. С. Никитин

Сладость молитвы

Распятие. Икона. Конец XV века. Новгород

Вокруг меня в комнате тихо, безмолвно…
Лампада в углу одиноко горит,
И кажется мне, что святая икона
Мне в очи с укором и строго глядит.

И дума за думой на ум мне приходит,
И жар непонятный по жилам течет,
И сердце отрады ни в чем не находит,
И волос от тайного страха встает.

И вспомню тогда я тревогу желаний,
И жгучие слезы тяжелых утрат,
Неверность надежды и горечь страданий,
И скрытый под маской глубокий разврат,

Всю бедность и суетность нашего века,
Все мелочи жалких, ничтожных забот,
Все зло в этом мире, всю скорбь человека,
И грозную вечность, и с жизнью расчет;

И вспомню я крест на Голгофе позорной,
Облитого кровью Страдальца на нем,
При шуме и кликах насмешки народной
Поникшего тихо покорным челом…

И страшно мне станет от этих видений,
И с ложа невольно тогда я сойду,
Склоню пред иконой святою колени
И с жаркой молитвою ниц упаду.

И мнится мне, слышу я шепот невнятный,
И кто-то со мной в полумраке стоит:
Быть может, незримо, в тот миг благодатный,
Мой ангел-хранитель молитву творит.

И в душу прольется мне светлая радость,
И смело на образ тогда я взгляну,
И, чувствуя в сердце какую-то сладость,
На ложе я лягу и крепко засну.

1854

Источник: www.wco.ru/biblio

Стихи об ангелах. Они всегда, невидимые, рядом. – Евгения Краснова

Евгения Краснова

Они всегда, невидимые, рядом

Ответ на стихотворение Алевтины Марковой “Не обижайте ангелов…”

Ангел Хранитель

Ах, Ангелы! Так нежны и хрупки
Их крылья и воздушные одежды,
Но прикасаньем трепетной руки
Они дают нам веру и надежду.

И Ангелов не надо обижать,
Они всегда, невидимые, рядом,
И в горе неизменно помогать
Нам будут делом, своей силой, взглядом.

© Copyright: Евгения Краснова, 2010.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.

Стихи об ангелах. Ангел (“У ног Спасителя вселенной…”). А. Н. Майков

А. Н. Майков

Ангел

«Царь Царем». Икона Назария Истомина. 1616. На иконе изображен Иисус Христос на престоле с предстоящими Богородицей, Иоанном Предтечей, архангелами Михаилом и Гавриилом

Евгения Краснова. – Сегодня мне открылось чудо…

Евгения Краснова

Сегодня мне открылось чудо…

Рождество Христово. Икона

Сегодня мне открылось чудо:
В прозрачной дымке ледяной
Блестят торжественно повсюду,
Изящно сотканы зимой
Ажуры, кружево, узоры –
Всё в цвете бело-голубом…
И Ангелов небесных хоры
Нас поздравляют с Рождеством!

© Copyright: Евгения Краснова, 2010.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.

Волшебные очки. Рассказ для детей. По Гофману

Волшебные очки

Рассказ для детей. По Гофману

Ангел. Фрагмент мозаики. Церковь монастыря в Дафни. 2-я половина XI века.

— Как жаль, что теперь нет волшебниц! Они исполняли бы наши желания, — сказала маленькая Саша, рассматривая карманную зрительную трубу своей матери, которую та получила в подарок ко дню своего рождения. — Я бы знала, что спросить у них.

— Верно, такую же трубку, как моя? — заметила, улыбаясь, мать.

— Не совсем такую. Я бы желала видеть через эти стёкла не одни лица и предметы, — я их и так хорошо вижу, — но я бы хотела видеть всё, что кроется под ними, — например, сердца людей, узнать их мысли, желания, а также, кто из них добр, кто зол.

— Я очень рада, — сказала мать, — что не имеешь таких стёкол; иначе ты нажила бы себе очень много врагов.

— Почему же, мама? — спросила девочка.

— Неужели ты думаешь, мой друг, было бы приятно людям знать, что они не могут ничего скрыть, и что сердца их открыты пред тобою; к тому же, видя больше дурного, нежели хорошего, ты сама будешь несчастна. Погоди, мне припомнилась сказочка. Она объяснит тебе то, чего ты не понимаешь.

Давно, очень давно жил на свете некоторый человек; он желал иметь очки с такими стёклами, каких желаешь ты, и получил их. Только, раз надевши их, он уже не мог их снять. Что же случилось?.. Сердца людей со всеми помышлениями открылись перед ним, но в них видел он больше дурного, чем хорошего. Он проникал своими стёклами в сердца самых испытанных, самых любимых друзей своих — и везде находил недостатки. Это навело на него большую грусть, он стал обращаться с ними холодно, недоверчиво; те сначала удивлялись, огорчались, не зная чему приписать такую перемену, наконец, оставили его одного. Одиночество тяготило несчастного; но он не хотел глядеть другими глазами на людей, которые все ему казались хуже его самого, и в своей грусти стал просить себе у Бога смерти. Вместо смерти явился к нему ангел с кротким, приветливым лицом и голубыми глазами.

— Я — любовь, — сказал небесный вестник, — я пришел помочь тебе и рассеять твоё заблуждение. Ты ищешь в других совершенства. Но может ли найти его тот, кто сам исполнен недостатков? Рассмотри сначала твоё собственное сердце и потом осуждай ближних, если посмеешь!

При этих словах ангел коснулся чудесных очков, и пред тем человеком открылось его собственное сердце, которое было гораздо хуже сердец его ближних…

— Боже, какой я грешник! Прости меня, — воскликнул он, и очки упали к ногам его.

— Люби ближнего, как самого себя, — сказал ангел, — такова заповедь Господа. Старайся прощать другим их недостатки — и ты будешь счастлив на земле и прощён на том свете.

Человек исполнил повеление ангела, и весь мир, все люди стали казаться ему лучше и добрее, потому что он помнил то, что рассмотрел в своем сердце, и теперь, глядя на других, старался отыскивать в них только хорошие стороны и чрез это сам делался лучше и счастливее.

— Поняла ли ты мою сказочку, Саша? — спросила мать. — Будем и мы с тобой смотреть на себя в те волшебные очки, а на других в простые стёкла. Нам заповедано любить ближних, а не подыскиваться под их недостатки. Довольно с нас и того, если мы узнаем и исправим наши собственные.

Текст приводится по изданию: Волшебные очки. По Гофману // Искра Божия. Сост. прот. Григорий Дьяченко. Полоцкое епархиальное управление, 1991. (Репринт. с изд. М., 1903 г.) С. 39-40.

Вышивка Ангел Хранитель

Ангел Хранитель. Вышивка иконы – Евгения Краснова

Евгения Краснова. Ангел Хранитель. Вышивка иконы

Ах, Ангел Хранитель, прошу, помоги
Тому, для кого я сейчас вышиваю,
Молитву к тебе про себя повторяя,
От бед и напастей его сбереги!

Пусть горе обходит его стороной,
Пусть как о скалу разбиваются страсти,
Нападки глупцов и другие несчастья,
Храни его, Ангел, Заступник святой!

© Copyright: Евгения Краснова, 2010.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.

Стихи об ангелах. Рождественскому ангелочку. – Евгения Краснова

Евгения Краснова

Рождественскому ангелочку

Рождество Христово. Икона

Твои крылья легки и прозрачны,
А одежды блестят серебром.
Кто-то сделал тебя – так удачно!
И поздравил меня с Рождеством.

Улыбаешься тихо и ясно,
В глазках-бусинках блеск всё светлей…
Ты мне скажешь, что Праздник прекрасный
В этот час наступил на земле.

© Copyright: Евгения Краснова, 2008.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.

Ханс Кристиан Андерсен. Ангел. Из сборника «Новые сказки». 1844-1848

Ханс Кристиан Андерсен

Ангел

Из сборника «Новые сказки»
1844-1848

Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается Божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает все цветы к Своему сердцу, а один цветок, который покажется Ему милее всех, целует; цветок получает тогда голос и может присоединиться к хору блаженных духов.

Все это рассказывал Божий ангел умершему ребенку, неся его в своих объятиях на небо; дитя слушало ангела, как сквозь сон. Они пролетали над теми местами, где так часто играло дитя при жизни, пролетали над зелеными садами, где росло множество чудесных цветов.

— Какие же взять нам с собою на небо? — спросил ангел.

В саду стоял прекрасный, стройный розовый куст, но чья-то злая рука надломила его, так что ветви, усыпанные большими полураспустившимися бутонами, почти совсем завяли и печально повисли.

— Бедный куст! — сказало дитя.— Возьмем его, чтобы он опять расцвел там, у Боженьки.

Ангел взял куст и так крепко поцеловал дитя, что оно слегка приоткрыло глазки. Потом они нарвали еще много пышных цветов, но кроме них взяли и скромный златоцвет и простенькие анютины глазки.

— Ну вот, теперь и довольно! — сказал ребенок, но ангел покачал головой, и они полетели дальше.

Ночь была тихая, светлая; весь город спал; они пролетали над одной из самых узких улиц. На мостовой валялась солома, зола и всякий хлам; черепки, обломки алебастра, тряпки, старые донышки от шляп, словом, все, что уже отслужило свой век или потеряло всякий вид; накануне как раз был день переезда [1].

И ангел указал на валявшийся среди этого хлама разбитый цветочный горшок, из которого вывалился ком земли, весь оплетенный корнями большого полевого цветка; цветок завял и никуда больше не годился, его и выбросили.

— Возьмем его с собою! — сказал ангел.— Я расскажу тебе про этот цветок, пока мы летим!

И ангел стал рассказывать.

— В этой узкой улице, в низком подвале, жил бедный больной мальчик. С самых ранних лет он вечно лежал в постели; когда же чувствовал себя особенно хорошо, то проходил на костылях по своей каморке раза два взад и вперед, вот и все. Иногда летом солнышко заглядывало на полчаса и в подвал; тогда мальчик садился на солнышке и, держа руки против света, любовался, как просвечивает в его тонких пальцах алая кровь; такое сидение на солнышке заменяло ему прогулку. О богатом весеннем уборе лесов он знал только потому, что сын соседа приносил ему весною первую распустившуюся буковую веточку; бедняжка держал ее над головой и переносился мыслью под зеленые буки, где сияло солнышко и распевали птички. Раз сын соседа принес мальчику и полевых цветов, между ними был один с корнем; мальчик посадил его в цветочный горшок и поставил на окно близ своей кроватки. Видно, легкая рука посадила цветок: он принялся, стал расти, пускать новые отростки, каждый год цвел и был для мальчика целым садом, его маленьким земным сокровищем. Мальчик поливал его, ухаживал за ним и заботился о том, чтобы его не миновал ни один луч, который только пробирался в каморку. Ребенок жил и дышал своим любимцем, ведь тот цвел, благоухал и хорошел для него одного. К цветку повернулся мальчик даже в ту последнюю минуту, когда его отзывал к Себе Господь Бог… Вот уже целый год, как мальчик у Бога; целый год стоял цветок, всеми забытый, на окне, завял, засох и был выброшен на улицу вместе с прочим хламом. Этот-то бедный, увядший цветочек мы и взяли с собой: он доставил куда больше радости, чем самый пышный цветок в саду королевы.

— Откуда ты знаешь все это? — спросило дитя.

— Знаю! — отвечал ангел.— Ведь я сам был тем бедным калекою мальчиком, что ходил на костылях! Я узнал свой цветок!

И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к Своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали Бога; одни летали возле Него, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны. Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом.


[1] В Копенгагене квартиры нанимались обыкновенно на полугодовой срок, с 1 марта по 1 сентября и с 1 сентября по 1 марта. Эти два дня были днями всеобщего переезда с квартиры на квартиру и назывались — «день переезда». Позднее Андерсен написал сказку «День переезда» (1866).

Текст приводится по изданию: Ханс Кристиан Андерсен. Самые невероятные истории. Сборник / Пер. с датского А. В. и П. Г. Ганзен; Сост. и предисл. Л. Ю. Брауде. М.: Сретение, Воскресенье, 1992. С. 172-175.

Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается Божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает все цветы к Своему сердцу, а один цветок, который покажется Ему милее всех, целует; цветок получает тогда голос и может присоединиться к хору блаженных духов.

Все это рассказывал Божий ангел умершему ребенку, неся его в своих объятиях на небо; дитя слушало ангела, как сквозь сон. Они пролетали над теми местами, где так часто играло дитя при жизни, пролетали над зелеными садами, где росло множество чудесных цветов.

— Какие же взять нам с собою на небо? — спросил ангел.

В саду стоял прекрасный, стройный розовый куст, но чья-то злая рука надломила его, так что ветви, усыпанные большими полураспустившимися бутонами, почти совсем завяли и печально повисли.

— Бедный куст! — сказало дитя.— Возьмем его, чтобы он опять расцвел там, у Боженьки.

Ангел взял куст и так крепко поцеловал дитя, что оно слегка приоткрыло глазки. Потом они нарвали еще много пышных цветов, но кроме них взяли и скромный златоцвет и простенькие анютины глазки.

— Ну вот, теперь и довольно! — сказал ребенок, но ангел покачал головой, и они полетели дальше.

Ночь была тихая, светлая; весь город спал; они пролетали над одной из самых узких улиц. На мостовой валялась солома, зола и всякий хлам; черепки, обломки алебастра, тряпки, старые донышки от шляп, словом, все, что уже отслужило свой век или потеряло всякий вид; накануне как раз был день переезда [1].

И ангел указал на валявшийся среди этого хлама разбитый цветочный горшок, из которого вывалился ком земли, весь оплетенный корнями большого полевого цветка; цветок завял и никуда больше не годился, его и выбросили.

— Возьмем его с собою! — сказал ангел.— Я расскажу тебе про этот цветок, пока мы летим!

И ангел стал рассказывать.

— В этой узкой улице, в низком подвале, жил бедный больной мальчик. С самых ранних лет он вечно лежал в постели; когда же чувствовал себя особенно хорошо, то проходил на костылях по своей каморке раза два взад и вперед, вот и все. Иногда летом солнышко заглядывало на полчаса и в подвал; тогда мальчик садился на солнышке и, держа руки против света, любовался, как просвечивает в его тонких пальцах алая кровь; такое сидение на солнышке заменяло ему прогулку. О богатом весеннем уборе лесов он знал только потому, что сын соседа приносил ему весною первую распустившуюся буковую веточку; бедняжка держал ее над головой и переносился мыслью под зеленые буки, где сияло солнышко и распевали птички. Раз сын соседа принес мальчику и полевых цветов, между ними был один с корнем; мальчик посадил его в цветочный горшок и поставил на окно близ своей кроватки. Видно, легкая рука посадила цветок: он принялся, стал расти, пускать новые отростки, каждый год цвел и был для мальчика целым садом, его маленьким земным сокровищем. Мальчик поливал его, ухаживал за ним и заботился о том, чтобы его не миновал ни один луч, который только пробирался в каморку. Ребенок жил и дышал своим любимцем, ведь тот цвел, благоухал и хорошел для него одного. К цветку повернулся мальчик даже в ту последнюю минуту, когда его отзывал к Себе Господь Бог… Вот уже целый год, как мальчик у Бога; целый год стоял цветок, всеми забытый, на окне, завял, засох и был выброшен на улицу вместе с прочим хламом. Этот-то бедный, увядший цветочек мы и взяли с собой: он доставил куда больше радости, чем самый пышный цветок в саду королевы.

— Откуда ты знаешь все это? — спросило дитя.

— Знаю! — отвечал ангел.— Ведь я сам был тем бедным калекою мальчиком, что ходил на костылях! Я узнал свой цветок!

И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к Своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали Бога; одни летали возле Него, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны. Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом.

[1] В Копенгагене квартиры нанимались обыкновенно на полугодовой срок, с 1 марта по 1 сентября и с 1 сентября по 1 марта. Эти два дня были днями всеобщего переезда с квартиры на квартиру и назывались — «день переезда». Позднее Андерсен написал сказку «День переезда» (1866).

Текст приводится по изданию: Ханс Кристиан Андерсен. Самые невероятные истории. Сборник / Пер. с датского А. В. и П. Г. Ганзен; Сост. и предисл. Л. Ю. Брауде. М.: Сретение, Воскресенье, 1992. С. 172-175.

А. В. Лычагин. Архангел Михаил

Алексей Лычагин

Архангел Михаил

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Г. Доре

Один из ангелов крылатых
Что чище, был, сильнее всех
Он возгордился совершенством
И был его не добрым смех

Он хотел стать выше Бога
И он хотел вершить суды
И ложь его, и лесть и злоба
И с этим власть и обрести

И была, война на небе
Против зла, тех тёмных сил
Войско ангелов крылатых
Возглавлял князь Михаил

Меч его, частица солнца
Блеск свеченья, он луч добра
Дух силён, и нет в нём злобы
Расправляя два крыла

И бой тот, свят, он неизбежен
С Надеждой в Веру, и в Любовь
И князь рубил, того, кто грешен
Силой веры, вновь и вновь

Тогда и был, дракон повержен
И ангелы, нечистых сил
Пали в низ, в огонь и пепел
И ветер, страшным звуком выл

Им, больше нет на небе места
Без веры, их, Господь забыл
И вот с небес, за их паденьем
Смотрел архангел Михаил.

© Copyright: А. В. Лычагин, 2008.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.