Митрополит Московский Платон (Левшин). Слово на день Архангела Михаила

Оглавление

Собор Христиан празднует днесь собор Ангелов. Не может сие празднество быть, ежели бы не было союза и общения человеков с Ангелами. Когда мы празднуем Ангелам, тем самим торжественно признаем, что мы их понимаем, что блаженству их сорадуемся, и что они суть существа не только сами в себе блаженныя, но и для нас благодетельныя.

Не положив сего, не моглиб мы им праздновать. И так настоящее празднование соединяет нас со Ангелами: земное оно, вкупе и небесное. Торжествуют Ангели на небеси: празднуем мы с ними вкупе и на земли. Сие для Ангелов без сумнения есть приятно; а для нас славно. Славно, говорю. Ибо и с собором добродетельных людей иметь сообщество, есть великая честь: кольми паче быть в сообществе с чистейшими духами.

Не льзя нам того причесть в излишнее превозношение, что мы перстные пресмыкающиеся по земле, дерзаем вступать в сообщество с Ангелами. Нет! ревновать к большим совершенствам, и постепенно не останавливаясь на высоту восходить, есть похвальное усилие благородныя души. Ибо и святая вера наша учит нас, что добродетельные Христиане своим житием изображают житие Ангельское, и хвал Божиих проповедники называются собеседниками Ангелов. Да и самое души нашея существо имеет то преимущество, что оно есть одного с Ангелами естества, и теми же с ними одарено свойствами.

Сие мы тотчас увидим, ежели только изъясним, в чем состоит естество Ангела, и какия его свойства и должности. А потому узнаем и наше с ними сродство, и что мы обязаны быть их подражателями.

Ангела очами телесными мы не видим. Являлися они иногда избранным мужам в телесном человеческом виде; но общее церкви учение есть, что они телеснаго вида сами по себе не имеют; а принимали оный на себя на тот случай, который им был от Бога предписан. Каким же образом таковый вид могли они на себя принимать, сие известно есть единому Богу: а нам то испытовать было бы излишнее и недозволительное любопытство. А потому и не можем мы о существе Ангела какое-либо иметь понятие, разве доходя до онаго одним разсуждением на основании слова Божия.

Как Ангелы чувствам нашим телесным не подлежат; а в слове Божием они называются духами, то, хотя прямо мы не знаем, в чем состоит и духа существо; однако без сумнения всякаго то положить можем, что Ангела естество есть безтелесное, несложное, и потому неразрушаемое и нетленное. А по сему и почитаем мы, что умереть Ангелу, никак несовместно с его естеством. Ежелиб ему своего лишиться бытия, то сие не моглоб случиться смертию или разрушением, но единым уничтожением, то есть, обращением в ничто по силе всемогущества Божия.

Свойства существа духовнаго суть разум и воля. И потому Ангел сими свойствами одарен есть. Имеет он разум, имеет и волю. Но какой разум, и какую волю? сие зависит вопервых от его естества. Вовторых от его положения. Как естество Ангела есть безтелесное, то потому понятие его должно быть безпрепятственнее, и проницание дальновиднее. Ибо самым опытом мы узнаем, что чувства развлекают мысль, и дебелость тела обременяет разум. Однако совсем тем сия естества Ангельскаго сила хотя может доставить весьма великое понятие; но еще не может доставить доброй воли. Ибо и великое просвещение но во зло употребленное не приносит еще честности и добродетели.

Бог есть источник всякия истинны и всякаго блага: на подобие солнца по всей вселенной лучи свои изливающаго. Ангел или есть в положении к сему Источнику истинны и блага приближенном, или удаленном от Него. Приближенный к Богу дух должен одарен быть превосходным просвещением. И чем ближе к сему безмерному истинны Источнику поставлен, тем он просвещеннее: а потому и воля его должна быть и святее и непорочнее. Ибо всегда горящий истинный разума свет возжигаемый от Света присносущнаго, должен и волю наклонять и обращать к единому благому и совершенному. И так можно сказать, что доколе таковый блаженный дух находится в приближении к Богу, яко Источнику истинны и блага, волю свою на чтолибо богопротивное совратить не может.

Но дух, находящийся в положении от Бога удаленном; или еще и отверженном от Него, сколькоб по духовному естеству ни был способен, но ни истиннаго просвещения, ни доброй воли иметь не может. Удален он от Света: и потому должен пребывать в мраке. И чем более отвержен от Света, тем более поглощен невежеством и бездною. И хотя он по силе духовнаго естества других тварей есть понятнее и проницательнее: но тем самым несчастливее. Ибо удалением и отвержением от Бога как должен он иметь превратную волю, то чем он понятнее и проницательнее, тем злобнее и вредительнее и для себя и для других. А сие-то самое уже и есть для него страшный и мучительный ад.

И так из сего разсуждения открываются два рода Ангелов: добрые и злые: и два их состояния; блаженное и несчастливое. А по сему видимы становятся и их должности и упражнения. Добрых Ангелов должности суть: прославлять Бога, и споспешествовать спасению человеков. А злые упражняются в одних хулениях; и ищут для себя сего жестокаго утешения, чтоб и других зделать подобными себе. И доселе изъяснили мы по возможности о существе, свойствах и должностях Ангелов.

Празднуем мы днесь собор Ангелов благих, и сказали наперед, что имеем мы с ними сродное соединение, и обязаны подражать им. О сем нам разсудить остается; ибо оно и полезнее для нас. Да и все выше нами объяснено, дабы оное обратить в пользу нашу.

Ангел по естеству своему есть дух. И человек по душе своей дух есть: или в некотором разуме и весь человек может назваться духом. Ибо душа есть то, что прямо составляет человека: а тело есть его покрывало и одежда, или по Апостольскому слову, храмина, в которой наш дух обитает (2 Кор. гл. 5, ст. 1). Тело есть нам общее со всеми животными; а душею подобны мы Ангелам: но Ангелам равно и добрым и злым. Ибо в обеих равно есть духовное естество. А потому еще в сем не великое для нас преимущество. По силе духовнаго души нашея естества не умрем мы: так, как добрые и злые духи. Но блаженны мы тогда, когда не умрем, яко добрые духи. Но горе! Ежели не умрем, яко духи злые. Лучшеб было умереть, нежели таким образом жить.

Также сходно и с теми и другими духами можем мы иметь понятие и знание. Но что пользы, когда воля есть зла и развращенна? Злые духи имеют многое знание и проницание; но что пользы, когда они совсем тем злы: ибо знание во зло употребляют. Лучше быть скотом несмысленным, нежели иметь разум, и употреблять его на один вред и соблазн и для себя и для других.

Ангелов благих, как выше сказали мы, знание и просвещение, не столько зависит от духовнаго естества их, сколько от приближения их к Богу, яко Источнику всякия истинны и блага. И мы для снискания истиннаго просвещения должны всегда себя к Богу приближать. Каким образом? все относить к нему, яко к началу всех вещей и концу. Что ты ни познаешь, что ни делаешь, со вниманием разсматривай, относится ли то к Богу, и не противно ли Ему? Напр: употребляешь ты пищу; в самом ея употреблении, по внимательному разсуждению нет ничего Божескому уставу противнаго. Но когда пища твоя и питие выходит из меры, когда ею обременяется чрево, и пиянственными парами помрачается разум; когда то достаешь с обидою других, когда твое ядение и питие иных соблажняет, тогда ты отходишь от порядка Божияго; следовательно удаляешься от Бога. Учишься ли ты чемунибудь? учение есть сходственно с порядком Богом установленным, и приближает тебя к Богу. Но когда ты учишься или ненужному, или неполезному, или и развратному; или и нужному и полезному; но оное обращаешь во зло; на одно о себе высокоумие, на хитростный для других обман, на составление и разсевание развратных мнений и соблазнов; тогда знание таковое не приближает тебя к Богу, а удаляет от Него.

Всякое знание, и всякое деяние относящееся к Богу, сближает тебя с Богом. Чем же ближе к Нему будешь восходить, тем будешь просвещеннее; тем святее и непорочнее будет воля твоя. Сие просвещение и сия непорочность в жизни сей постепенно будет восходить на вышшее совершенство, доколе в будущей жизни достигнешь в мужа совершенна, в меру возраста Христова (Ефес. гл. 4, ст. 13).

Приобретши таковое просвещение и непорочность будешь ты подобен благому Ангелу; а потому и должность твоя будет таже, какая должность есть Ангелов: то есть, прославлять Бога и пользовать других. Прославлять Бога. Славы Его полны суть небо и земля; и ничего к ней ни прибавлено, ни убавлено от нея быть не может. Но прославление Божие есть сущая слава твоя. Ты орудие действий Божиих. Когда сие орудие исправно действует, тогда оно находится в своем счастливом положении: а чрез сие же открывается и премудрость великаго Художника. Ангели Его воспевают непрестанными гласы. Честь органам, когда они издают пение согласное и сладкое: честь же и устроившему их, и управляющему ими.

Должен же ты и другим быть полезным. Сие есть естественно. Все вещи между собою связаны наилучшим образом. Когда ты хранишь порядок, то хранишь союз и других к тебе относящихся: а тем самым их пользуешь. Трудно комунибудь быть злым, чтоб то зло какимнибудь образом не заражало и других. Не возможно также быть добрым, чтоб доброта благоухания своего и на других не изливала. Добро и зло суть сообщительны.

Истощавая же себя на пользу других, можно ли когда подумать и о пользе своей? нет! довольно для тебя, ежели оные две должности исполнишь; то есть, прославлять Бога и пользовать других. В сем самом и твоя существенная польза заключается. Уже Ангел ты, и в раю. Все царствие Божие, по Евангелию, тогда внутрь тебя есть (Лук. гл. 17, ст. 21).

Ежели же ты делами своими славу Божию помрачаешь, и вреден для других; тогда ты прямо ниже человек: кольми паче доброму Ангелу не подобен. Таковый тогда уже есть нечистый дух, дух несчастливый, ищущий для себя утешения в соблазне других. Но мы не престанем никогда молить Господа Ангелов и человеков, чтоб даровав нам естество Ангельскому подобное, даровал нам быть им подражателями в жизни сей; а в будущей удостоиться взойти в собор их, и вкупе с ними прославлять Его во веки веков. Аминь.

Говорено в Архангельском соборе 1785 года
Ноября 8 дня.

Источник: www.stsl.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *