Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Об Ангелах

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл

(до избрания – митрополит Смоленский и Калининградский)

Об ангелах

Глава из книги “Слово пастыря. Бог и человек. История спасения”

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл. Фото: www.sedmitza.ru

Когда наш современник встречается с упоминанием об ангелах или бесах, то, даже осознавая себя человеком религиозным, испытывает некую неуверенность, до конца не отдавая себе отчета в том, какая реальность скрывается за этими понятиями. Многие люди сомневаются в подлинности ангелов и бесов. Вместе с тем в Библии достаточно мест, посвященных миру ангелов. И если изъять эти упоминания из Священного Писания или предать их забвению, то будет утрачена значительная часть смысла Божественного Откровения

Попытаемся разобраться в том, что представляет собой ангельский мир.

Слово “ангел” — греческое и в переводе означает “посланник”, “вестник”. Но не только это слово используется в Священном Писании для обозначения духовных существ, пребывающих в сверхчувственном мире. Весь сонм святых ангелов разделяется на три иерархии, или три лика. По образу своего служения и по степени приближенности к Богу каждый лик подразделяется на три чина. В высшей иерархии состоят серафимы, херувимы и богоносные престолы. В средней иерархии — господства, силы и власти. В третьей иерархии — начала, архангелы и ангелы. Предводитель Бесплотных Сил Небесных — Архистратиг. “Хотя служебные духи на небесах нетленны и бессмертны, Бог благоволил, чтобы и у Божественных служителей были начала, власти и преимущества”, — пишет преподобный Ефрем Сирин.

То обстоятельство, что ангел есть посланник Божий, свидетельствует, что для осуществления своей миссии он должен быть одарен разумом, волей и могуществом.

Священное Писание утверждает, что ангельский мир сотворен Богом: “В начале сотворил Бог небо и землю” (Быт. 1. 1).

Под “небом” святые отцы и церковное Предание понимали некий духовный мир, а под “землею” — материю, физическое начало. Выражая эту веру Церкви, отцы I Вселенского Собора составили в 325 году в Никее “Символ веры”, начинающийся словами: “Верую во Единого Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…”. Здесь говорится, в частности, о созданном Богом невидимом мире — ангельском, сверхчувственном.

Библия не ставила своей целью дать описание этого мира, и поэтому мы почти ничего о нем не знаем. Вернее сказать, знаем ровно столько, сколько нужно для нашего спасения. Апостол Павел говорит об этом так: “Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло, гадательно, тогда же (то есть за гробом) лицем к лицу; теперь я знаю отчасти, а тогда познаю” (1 Кор, 13. 12).

Другими словами, знание области сверхчувственного не дано людям, принадлежащим физическому миру. Люди познают этот сверхчувственный мир, будут сопричислены ему после своей смерти. И тогда уже не как сквозь тусклое стекло, но в непосредственном опыте и переживании, лицом к лицу встретят и познают сверхчувственную реальность.

Язык Библии, как об этом говорилось ранее, принадлежит определенной нации, эпохе, культуре, географическому месту. Поэтому в описании сверхчувственной реальности ангельского мира используется характерный для них язык аллегорий, метафор и даже антропоморфизмов: “многоочитые херувимы”, “шестокрылатые серафимы”, “богоносные престолы”. “Многоочитые херувимы” — это духовные существа, обладающие особой прозорливостью, силой духовного зрения. А “шестокрылатые серафимы” — существа “огненные”, осиянные любовью к Богу и более других приближенные к Нему. На древнерусских фресках серафимы изображены с голубыми, прозрачными, как бы растворяющимися в небе крылами, либо, наоборот, с крылами огненными, писанными яркими красками. Серафим пламенеет любовью к Богу. Он близок к Богу, как никто другой. И эта близость выражена образом шестокрылости.

Серафим. Фрагмент фрески Феофана Грека. 1378. Церковь Спаса Преображения на Ильине (Новгород)

В художественную образность, метафоричность древнего языка Библии облечены конкретные религиозные истины.

Ангелы — реальные духовные существа, обладающие личностью, умом, волей и силой. Они принадлежат сверхчувственному миру и свободны от ограничивающих законов нашего физического бытия. Они пребывают вне времени и вне пространства, то видимые, то не видимые человеку. Принадлежа здешнему миру, мы не можем по своему произволению опознать присутствие рядом с нами этих небожителей. Ангелы сотворены Богом и являются Его посланниками, как бы посредниками Творца в осуществлении Его воли относительно мира в целом и каждой человеческой личности в отдельности. Но, кроме того, ангелы еще и ходатаи за людей пред Богом.

Смотрите, — говорит Слово Божие, — не презирайте ни одного из малых сих: ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного” (Мф. 18. 10).

Казалось бы, зачем Богу чье-то посредничество? Не является ли служение ангелов чем-то ограничивающим Божественное всемогущество? Конечно, нет. И пояснить это можно на примере нашей жизни. Бог— источник Абсолютного добра и, наверное, мог бы умножать благо и без помощи людей. Но именно через людей и совершаются добрые дела в нашем мире. И в этом смысле, творя добро, угодники Божии являются посредниками и проводниками Божественной воли на земле. Таким образом, человеческое посредничество в делах добра и милосердия не только никак не сковывает Божественного всемогущества, но и является его подтверждением.

Ангелы — существа свободные. Именно в ангельском, сверхчувственном мире возникло зло как отпадение от Бога. Это произошло, когда один из наиболее приближенных к Творцу ангелов — Люцифер (в переводе “Денница”, “Утренняя звезда”), именовавшийся так по блестящим совершенствам, которыми был одарен от Творца, удалился от Бога настолько, что стал врагом Божиим, носителем, источником и воплощением зла.

Противоборство между добром и злом происходит как в сверхчувственном мире, так и в мире людей. Зло из сверхчувственного мира через грех Адама перешло и в наш, физический мир. Ход борьбы между силами добра с силами зла в сверхчувственном мире непосредственно влияет на нашу земную жизнь. Именно это имеем мы в виду, когда говорим об ангелах-хранителях или бесах-искусителях.

Действительно, драматичная битва добра со злом разворачивается в масштабах всей Вселенной, всего Божия творения — видимого и невидимого, физического и сверхчувственного. И каждый из нас находится в рядах той или иной силы. Всякий раз когда мы делаем добро, то присоединяемся к светоносному воинству, и рядом с нами – вдохновляющий и оберегающий нас ангел-хранитель. Когда же мы, порой сами того не желая, подчиняемся чуждому внушению, поддаемся губящему нас дьявольскому искушению и творим зло, то прибиваемся к миру падших духов тьмы.

Участниками этого вселенского противостояния Бога и диавола, спасения и погибели являются все люди, весь мир.

Источники: текст – halkidon2006.orthodoxy.ru
фотографияСедмица.Ru

Архангелы

Архангелы

Архангелы (греч. – “Ангелоначальники”) – старшие Ангелы; в системе ангельской иерархии, разработанной византийским богословом Дионисием (V-VI вв.), А. – восьмой из девяти чинов ангельских (занимают иерархическое место ниже Властей и выше собственно Ангелов. Термин А. впервые появляется в грекоязычной иудейской литературе предхристианского времени (греч. извод “Книги Еноха”) как передача выражений вроде sar haggado (“великий князь”) в приложении к Михаилу ветхозаветных текстов (Дан. 12, 1); затем этот термин воспринимается апостолами (Иуд. 9; 1 Фес. 4, 16) и более поздней христианской литературой. Древнее предание, восходящее к ветхозаветным представлениям, говорит о семи Архангелах (Тов. 12, 15); из них общепринятая христианская традиция называет по именам трех. Это Михаил – Небесный Архистратиг, полководец верных Богу Ангелов и людей в космической войне с противниками Бога, повергающий диавола (Откр. 12, 7), покровитель и Ангел Хранитель народа Божиего (в Ветхом Завете – Израиля, в Новом Завете – Церкви воинствующей, то есть совокупности всех верующих во Христа); Гавриил, известный главным образом как участник Благовещения; Рафаил – Архангел-целитель, спутник Товита. В позднеиудейских и христианских апокрифах встречаются и другие имена: Уриил, Селафиил, Иегудиил, Варахиил, Иеремиил.

Источник: www.jmp.ru

Ангел-хранитель. Епископ Александр (Милеант)

Оглавление

Ангел-хранитель

“Ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших” — мы испрашиваем у Бога, молясь в храме. Православная Церковь верит, что человек при рождении получает от Бога ангела-хранителя. Господь Иисус Христос сказал: “Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного” (Мф. 18:10).

Блаженный Августин пишет: “Ангелы с великой заботливостью и с неусыпным усердием пребывают с нами всякий час и на всяком месте, помогают нам, промышляют о нуждах наших, служат посредниками между нами и Богом, вознося к Нему наши стенания и воздыхания… Сопутствуют они нам во всех путях наших, с нами входят и исходят, внимательно наблюдая, благоговейно ли и честно мы ведем себя среди рода лукавого, и с каким усердием желаем и ищем Царствия Божия”. Подобную мысль высказывает и св. Василий Великий: “С каждым из верных есть ангел, который, как детоводитель и пастырь, управляет его жизнью”, и в подтверждение приводит слова псалмопевца: “Ангелам Своим заповедает о тебе — охранять тебя на всех путях твоих…”, “Ангел Господень ополчится вокруг боящихся Его и избавит их” (Пс. 90:11, Пс. 33:8). Еп. Феофан Затворник наставляет: “Надо помнить, что у нас есть ангел-хранитель и иметь к нему мысленное и сердечное обращение — и в обычном ходе нашей жизни, а тем более, когда она чем-либо возмущается. Если нет такого обращения, то ангелу нет и способа вразумить нас. Когда кто идет к трясине или пропасти, заткнув уши и закрыв глаза, — как ты ему поможешь?”

Таким образом, христианину следует помнить своего доброго ангела, который на протяжении всей его жизни заботится о нем, радуется его духовным успехам, скорбит об его падениях. Когда человек умирает, ангел берет его душу к Богу. Попав в духовный мир, согласно многим рассказам, душа человека узнает своего ангела-хранителя.

[Назад]

Источник: www.fatheralexander.org

Сотворение неба – невидимого мира. Протоиерей Серафим Слободской. Из “Закона Божия”

Протоиерей Серафим Слободской

Сотворение неба – невидимого мира

Из “Закона Божия”

В начале, прежде всего видимого мира и человека, Бог из ничего сотворил небо, то есть духовный, невидимый мир или ангелов.

Ангелы – это бестелесные и бессмертные духи, одаренные умом, волею и могуществом. Бог сотворил их бесчисленное множество. Они различаются между собою по степени совершенства и по роду своего служения и разделяются на несколько чинов. Высшие из них называются серафимами, херувимами и архангелами.

Все ангелы были сотворены добрыми, чтобы они любили Бога и друг друга и от этой жизни в любви имели постоянную великую радость. Но Бог не желал насильно заставить любить, поэтому Он предоставил ангелам свободно выбирать – желают ли они сами любить Его – жить в Боге, или нет.

Один, самый высший и могущественный ангел, по имени Денница, возгордился своим могуществом и силою, не захотел любить Бога и исполнять волю Божию, а захотел сам стать, как Бог. Он начал клеветать на Бога, всему противиться и все отрицать, и стал темным, злым духом – диаволом, сатаною. Слово “диавол” значит “клеветник”, а слово “сатана” значит “противник” Бога и всего доброго. Этот злой дух соблазнил и увлек за собою много и других ангелов, которые также стали злыми духами и называются бесами.

Тогда выступил против сатаны один из высших ангелов Божиих, архангел Михаил, и сказал: “Кто равен Богу? Никто, как Бог!” И произошла на небе война: Михаил и ангелы его воевали против сатаны, а сатана и бесы его воевали против них.

Но не могла злая сила устоять против ангелов Божиих, и упал сатана, вместе с бесами, как молния, вниз – в преисподнюю, в ад. “Ад”, или “преисподняя”, называется место вдали от Бога, где и пребывают теперь злые духи. Там они мучаются в своей злобе, видя свое бессилие перед Богом. Все они, по своей нераскаянности, так утвердились в зле, что уже не могут быть добрыми. Они стараются коварством и хитростию соблазнить каждого человека, внушая ему ложные мысли и злые желания, чтобы погубить.

Так возникло зло в Божием творении. Злом называется все, что делается против Бога, все, что нарушает волю Божию.

А все оставшиеся верными Богу ангелы в тех пор в непрестанной любви и радости живут с Богом, исполняя всегда волю Божию. И теперь так утвердились в добре и любви Божией, что уже никогда не могут творить зла – не могут грешить, потому и называются святыми ангелами. Слово “ангел” означает по-русски “вестник”. Бог посылает их возвещать людям Свою волю, для этого ангелы принимают на себя видимый, человеческий образ.

Каждому христианину Бог дает при крещении ангела-хранителя, который невидимо охраняет человека во всю его земную жизнь, не оставляет его душу и по смерти.

Примечание. – Это краткое описание творения неба – ангельского мира – изложено на основании Священного Писания и учения святых Отцов и Учителей святой Православной Церкви.

Подробное описание жизни ангельского мира изложено у святого Дионисия Ареопагита, ученика святого Апостола Павла и 1-го афинского епископа, в его книге “Небесная иерархия”, написанной на основании всех мест Св. Писания, в которых говорится об ангелах.

Бог Творец. Ангелы. Происхождение зла. – Митрополит Иларион (Алфеев)

Митрополит Иларион (Алфеев)

Из книги “Во что верят православные христиане? Катехизические беседы”

Бог Творец. Ангелы. Происхождение зла. Сотворение человека.

Митрополит Иларион (Алфеев). Фото: www.ubrus.org

Бог Творец

Одним из основных догматов христианства является учение о Боге-Творце, Который создал Вселенную из ничего. Об этом так сказано в Ветхом Завете: “Посмотри на небо и землю и, видя все, что на них, познай, что все сотворил Бог из ничего” (2 Мак. 7:28). Все существующее получило бытие благодаря свободной воле Творца: “Он сказал — и сделалось, Он повелел — и явилось” (Пс. 32:9)…

Однако тварное бытие иноприродно Богу, оно не является эманацией — излиянием Божества. Божественная сущность в процессе сотворения мира не претерпела никакого разделения или изменения: она не смешалась с тварью и не растворилась в ней. Бог является Художником, а творение — Его картиной, в которой мы можем узнать Его “кисть”, Его “руку”, увидеть отблески Его творческого ума, но Художник не исчез в Своей картине: Он остался Тем, Кем был и до ее создания.

По какой причине Бог сотворил все? На этот вопрос святоотеческое богословие отвечает: “по преизбытку любви и благости”. “Как только благой и преблагой Бог не удовольствовался созерцанием Себя Самого, но по преизбытку благости захотел, чтобы произошло нечто, что в будущем пользовалось бы Его благодеяниями и было причастно Его благости, Он приводит из небытия в бытие и творит все”, — пишет преподобный Иоанн Дамаскин (VIII в.). Иными словами, Бог захотел, чтобы было еще что-то, участвующее в Его блаженстве, причастное Его любви.

Ангелы

Прежде видимой Вселенной Бог сотворил ангельский мир. Ангелы — служебные духи, бесплотные, обладающие умом и свободной волей.

Главным делом ангелов является непрестанное восхваление Бога. Пророк Исаия описывает видение Господа, вокруг Которого стояли серафимы и восклицали: “Свят, свят, свят Господь Саваоф! Вся земля полна славы Его!” (Ис. 6:1-3). Но ангелы являются также вестниками, посылаемыми от Бога людям (греч. aggelos означает “вестник”): они принимают живое и деятельное участие в жизни человека. Так, например, архангел возвестил Марии о рождении от Нее Иисуса (Лк. 1:26-38), ангел объявил пастухам о рождении Мессии (Лк. 2:8-20), ангелы служили Иисусу в пустыне (Мф. 4:11), ангел укреплял Иисуса в Гефсиманском саду (Лк. 22:43), ангел возвестил женам-мироносицам о воскресении Иисуса (Мф. 28:2-7). У каждого человека есть свой ангел-хранитель, который является его спутником, помощником и покровителем (см. Мф. 18:10).

Не все ангелы равны по своему достоинству и по своей близости к Богу: между ними существуют различные иерархии, находящиеся во взаимном соподчинении. В трактате “О небесной иерархии”, приписываемом Дионисию Ареопагиту (V в.), его автор насчитывает три ангельских иерархии, каждая из которых делится на три чина. К первой и высшей иерархии относятся серафимы, херувимы и престолы, ко второй — господства, силы и власти, к третьей — начала, архангелы и ангелы.

Архангел Гавриил. Дионисий. 1503 год. Ферапонтов монастырь. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

В небесной иерархии высшие чины получают озарение Божественным светом и приобщение к тайнам Божества непосредственно от Самого Творца, а низшие — через посредство высших. Ангельская иерархия, по Дионисию Ареопагиту, переходит в земную церковную иерархию (епископы, священники, диаконы), которая приобщается к Божественной тайне через посредство небесной иерархии. О количестве ангелов говорится обобщенно — их “тысячи тысяч” и “мириады мириад” (Дан. 7:10).

Происхождение зла

На заре существования тварного бытия, еще до создания Богом видимого мира, однако уже после сотворения ангелов в духовном мире произошла грандиозная катастрофа, о которой мы знаем только по ее последствиям. Часть ангелов, воспротивившись Богу, отпала от Него и сделалась враждебной всему доброму и святому. Во главе этого отпавшего воинства стоял Эосфор, или Люцифер, которого также называют диаволом и сатаной.

Диавол и демоны оказались во тьме по собственной свободной воле. Каждое разумное живое существо, будь то ангел или человек, наделено от Бога свободной волей, то есть правом выбора между добром и злом. Свобода воли дана живому существу для того, чтобы оно, упражняясь в добре, могло онтологически приобщаться к этому добру, то есть чтобы добро не оставалось только чем-то, данным извне, но становилось его собственным достоянием. Если бы благо было навязано Богом как необходимость и неизбежность, ни одно живое существо не могло бы стать полноценной свободной личностью. Через непрестанное возрастание в добре ангелы должны были восходить к полноте совершенства вплоть до всецелого уподобления сверхблагому Богу. Часть из них, однако, сделала выбор не в пользу Бога, тем самым предопределив и свою судьбу, и судьбу Вселенной, которая с этого момента превратилась в арену противоборства двух полярных (хотя и неравных между собой) начал: доброго, Божественного и злого, демонического.

Христианское богословие говорит, что зло не есть некая изначальная сущность, совечная и равная Богу, оно есть отпадение от добра, противление добру. В этом смысле оно вообще не может быть названо “сущностью”, потому что не существует само по себе. Как тьма или тень не являются самостоятельным бытием, но лишь отсутствием света, так зло есть лишь отсутствие добра. Бог не создал ничего злого: и ангелы, и люди, и материальный мир — все это по природе является добрым и прекрасным. Но разумным личным существам (ангелам и людям) дана свободна воли, и они могут направить свою свободу против Бога и тем самым породить зло. Так и случилось: светоносец-денница, изначально созданный добрым, злоупотребил своей свободой, исказил собственное доброе естество и отпал от Источника добра.

Не будучи ни сущностью, ни бытием, зло, однако, становится активным разрушительным началом, оно ипостазируется, то есть становится реальностью в лице диавола и демонов. По сравнению с Божественным бытием активность зла иллюзорная и мнимая: диавол не имеет никакой силы там, где Бог не позволяет ему действовать, или, иными словами, он действует только в тех границах, в которых ему допущено Богом. Но, будучи клеветником и лжецом, диавол употребляет ложь как свое главное оружие: он обманывает свою жертву, показывая ей, будто в его руках сосредоточены могучая сила и власть, тогда как на самом деле у него нет этой силы.

Бог является абсолютно непричастным злу, однако зло находится под Его контролем, так как именно Бог определяет границы, в которых зло может действовать. Более того, по неисповедимым путям Своего Промысла, в педагогических или иных целях Бог иногда пользуется злом в качестве орудия.

Христианское богословие не дает четкого ответа на вопрос о том, почему Бог, не будучи создателем зла, все же позволяет ему действовать. Говоря об этом, ум человека замирает перед тайной, будучи не в силах проникнуть в глубину Божественных судеб. Как говорит Бог в книге пророка Исаии, “Мои мысли — не ваши мысли, и пути Мои — не ваши пути… Но как отстоит небо от земли, так отстоит путь Мой от путей ваших и помышления ваши от мысли Моей” (Ис. 55:8-9).

Сотворение человека

Человек является венцом творения, вершиной творческого процесса трех Лиц Божественной Троицы. Прежде чем сотворить человека, Они совещаются друг с другом: “Сотворим человека по образу Нашему и по подобию Нашему” (Быт. 1:26). “Предвечный совет” Трех был необходим не только потому, что человек рождается как существо высшее, наделенное разумом и волей, господствующее над всем видимым миром. Он был необходим также и потому, что, будучи абсолютно свободным и независимым от Бога, человек нарушит заповедь, отпадет от райского блаженства, и понадобится крестная жертва Сына Божьего, чтобы открыть человеку путь обратно, к Богу. Намереваясь создать человека, Бог видит его дальнейшую судьбу, потому что от взора Божьего ничего не скрыто: Он видит будущее, как настоящее.

Но если Бог заранее предвидел грехопадение Адама, не означает ли это, что Адам невиновен, так как все произошло по воле Творца? Отвечая на этот вопрос, преподобный Иоанн Дамаскин говорит о различии между “предведением” Божьим и “предопределением”: “Бог все знает, но не все предопределяет. Ибо Он заранее знает то, что в нашей власти, но не предопределяет этого. Ибо Он не желает, чтобы происходило зло, но не принуждает насильно к добру”. Предведение Божье, таким образом, не является роком, предопределяющим судьбу человека. Адаму не было “на роду написано” согрешить — последнее зависело только от его свободной воли. Когда мы грешим, Бог заранее знает об этом, но Божье предведение ничуть не освобождает нас от ответственности за грех. Вместе с тем милосердие Бога так велико, что Он изъявляет изначальную готовность принести в жертву Самого Себя, чтобы искупить человечество от последствий греха.

Бог сотворил человека “из праха земного”, то есть из материи. Человек есть, таким образом, плоть от плоти земли, из которой он вылеплен руками Божьими. Но Бог также “вдунул в него дыхание жизни, и стал человек душою живою” (Быт. 2:7). Будучи “перстным”, земным, человек получает некое Божественное начало, залог своей приобщенности к Божественному бытию. Человек причастен Божеству по самому акту творения и потому кардинальным образом отличается от всех прочих живых существ: он не просто занимает высшее положение в иерархии животных, но является “полубогом” для животного мира. Святые Отцы называют человека “посредником” между видимым и невидимым мирами, “смесью” обоих миров. Они также называют его вслед за античными философами, микрокосмосом — малым миром, малым космосом, объединяющим в себе всю совокупность тварного бытия.

Человек, согласно святителю Василию Великому, “имел начальство по подобию ангелов” и “по своей жизни был подобен архангелам”. Будучи, однако, сердцевиной сотворенного мира, соединяя в себе духовное и телесное начала, он в каком-то смысле превосходил ангелов: желая подчеркнуть величие человека, святитель Григорий Богослов называет его “сотворенным богом”. Создавая человека по образу и подобию Своему, Бог творит существо, призванное стать богом. Человек есть богочеловек по своему потенциалу.

Источники: текст – www.wco.ru/biblio, фотографияwww.ubrus.org

Об ангелах Иерархия Ангел Хранитель Небо и земля: Ангел и человек в Священном писании Дионисий Ареопагит. “О Небесной иерархии” Corpus Аreораgiticum Ангелы Образ и подобие Божие (Человек и Ангелы) Ангелология Об ангелах

О святых ангелах (из “Закона Божия”). Протоиерей Серафим Слободской

Протоиерей Серафим Слободской

О святых ангелах

Из “Закона Божия”

В начале, когда еще не было ни мира, ни человека, Бог сотворил святых ангелов.

Ангелы – духи бестелесные (потому невидимые) и бессмертные, как и наши души; но их Бог одарил более высокими силами и способностями, чем человека. Ум их совершеннее нашего. Они всегда исполняют волю Божию, они безгрешны, и теперь благодатию Божией так утвердились в делании добра, что и грешить не могут.

Много раз ангелы являлись видимым образом, принимая на себя телесный вид, когда их Бог посылал к людям сказать или возвестить Свою волю. И слово “ангел” означает “вестник”.

Каждому христианину Бог дает при крещении ангела-хранителя, который невидимо охраняет человека во всю его земную жизнь от бед и напастей, предостерегает от грехов, оберегает в страшный час смерти, не оставляет и по смерти.

Ангелы изображаются на иконах в виде красивых юношей, в знак их духовной красоты. Их крылья означают, что они быстро исполняют волю Божию.

Александр Ткаченко – Рога и копыта. Кто такие бесы, и нужно ли их бояться

Что имеет в виду современный неверующий человек, когда говорит «я был взбешен» или «меня это бесит»? Наверное, в большинстве случаев — просто крайнюю степень раздражения. И хотя корневая основа подобных слов ясно указывает на их происхождение от слова «бес», в наше время это мало кого может смутить. В рецензии на новый спектакль пресса восторженно сообщает, что премьера прошла «с бешеным успехом», тинэйджеры пишут в своих сетевых дневниках, как они «классно побесились» на рок-концерте, а ветеринары делают домашним животным прививки «от бешенства».

Столь безразличное отношение к употребляемым словам легко объясняется простым, но печальным фактом: к сожалению, люди сегодня очень плохо представляют себе, кто же это такие — бесы. Откуда они взялись, какими качествами обладают и стоит ли отождествлять себя и окружающих с этими существами, пусть даже всего лишь на уровне фигуры речи?

Что имеет в виду современный неверующий человек, когда говорит «я был взбешен» или «меня это бесит»? Наверное, в большинстве случаев — просто крайнюю степень раздражения. И хотя корневая основа подобных слов ясно указывает на их происхождение от слова «бес», в наше время это мало кого может смутить. В рецензии на новый спектакль пресса восторженно сообщает, что премьера прошла «с бешеным успехом», тинэйджеры пишут в своих сетевых дневниках, как они «классно побесились» на рок-концерте, а ветеринары делают домашним животным прививки «от бешенства».

Столь безразличное отношение к употребляемым словам легко объясняется простым, но печальным фактом: к сожалению, люди сегодня очень плохо представляют себе, кто же это такие — бесы. Откуда они взялись, какими качествами обладают и стоит ли отождествлять себя и окружающих с этими существами, пусть даже всего лишь на уровне фигуры речи?

Для людей, не склонных к чтению религиозной или оккультной литературы, едва ли не единственным источником знаний о бесах становится литература художественная. И тут с некоторым недоумением приходится признать, что даже в произведениях классиков описание нечистых духов весьма противоречиво, неоднозначно и, скорее, сбивает читателя с толку, чем помогает разобраться в сути дела. Писателями создана целая галерея различных образов, которые весьма непохожи друг на друга. С одного фланга в этом ряду стоят фольклорные изображения беса в произведениях Н. В. Гоголя и А. С. Пушкина. В этой версии бес представлен как достаточно нелепое и бестолковое существо с противной наружностью и настолько низким интеллектом, что даже простой деревенский кузнец легко подчиняет его себе, используя в качестве транспортного средства. Или же, вооружившись куском веревки и парой незатейливых мошеннических трюков, злого духа запросто обводит вокруг пальца известный пушкинский персонаж с красноречивым именем Балда.

На противоположном фланге галереи литературных бесов — булгаковский Воланд. Это уже едва ли не всемогущий вершитель человеческих судеб, средоточие интеллекта, благородства, справедливости и прочих положительных качеств. Человеку бороться с ним бессмысленно, поскольку, по Булгакову, он практически непобедим, ему можно только с благоговением подчиниться — как Мастер и Маргарита, или погибнуть — как Берлиоз, ну а в лучшем случае — повредиться рассудком, как поэт Иван Бездомный.

Две эти крайности в литературном изображении бесов, естественно, формируют у читателей такие же крайности и в отношении к изображаемому. От полного пренебрежения пушкинскими бесенятами-недотепами как безусловно сказочными персонажами до полной уверенности в реальном существовании Воланда-сатаны, суеверного ужаса перед его могуществом, а иногда и прямого поклонения духам тьмы.

Ничего удивительного тут нет, сила художественного произведения в том и заключается, что литературный герой начинает восприниматься нами как настоящий. В Лондоне, например, существует вполне реальный музей, посвященный вымышленному сыщику Шерлоку Холмсу, а в Советском Союзе настоящие городские улицы называли именем пламенного революционера Павки Корчагина, невзирая на его стопроцентно литературное происхождение.

Но в случае с художественным образом бесов мы имеем совершенно иную ситуацию. Дело в том, что даже в пространстве литературного произведения духовный мир существует не в рамках человеческой истории, а как бы параллельно ей — его обитатели не стареют, не умирают и не подвержены влиянию времени, они всегда рядом. И если предположить, что у вымышленных персонажей того же Михаила Булгакова существуют реальные прототипы в духовном мире, то следует признать, что читательский восторг и преклонение перед Воландом явно выходят за рамки литературной проблематики. Здесь возникают уже гораздо более серьезные вопросы — например, в какой степени образ беса, созданный художественным воображением писателя, соответствует духовной реальности? Или — насколько безопасно для человека отношение к бесам, сформированное их литературными образами? Очевидно, что на эти вопросы литературоведение ответить уже не может. И, поскольку в европейскую литературу бес перекочевал из христианской религиозной традиции, разумно было бы выяснить — что же говорит об этом существе христианство?

Люцифер

Вопреки распространенному заблуждению, сатана вовсе не является вечным антиподом Бога, а бесы — антиподами ангелов. И представление о духовном мире как о некоем подобии шахматной доски, где черные фигуры на равных условиях играют против белых, в корне противоречит учению Церкви о падших духах.

В христианской традиции существует понимание четкой границы между Богом-Творцом и Его творением. И в этом смысле абсолютно все обитатели духовного мира в равной степени относятся к категории творений Божиих. Более того, сама природа бесов изначально точно такая же, как и у ангелов, и даже сатана не является каким-то особенным «темным богом», равным по силе Творцу. Это всего лишь ангел, который когда-то был самым прекрасным и сильным творением Бога в созданном мире. Но само имя — Люцифер («светоносный») — не совсем правильно употреблять по отношению к сатане, поскольку это имя принадлежит не ему, а тому самому светлому и доброму ангелу, которым сатана когда-то был.

Церковное предание говорит, что духовный мир ангелов был создан Богом еще до сотворения материального мира. К этому во всех смыслах доисторическому периоду и относится катастрофа, в результате которой треть ангелов, возглавляемые сатаной, отпали от своего Творца: увлек с неба третью часть звезд и поверг их на землю (Откр 12: 4).

Причиной этого отпадения стала неадекватная оценка Люцифером своего совершенства и могущества. Бог поставил его над всеми остальными ангелами, наделив его силой и свойствами, которых не было больше ни у кого; Люцифер оказался самым совершенным существом в сотворенной вселенной. Эти дары соответствовали его высокому призванию — исполнять волю Божию, начальствуя над духовным миром.

Но ангелы не были подобием автоматов, жестко запрограммированных на послушание. Бог создал их с любовью, и исполнение Его воли должно было стать у ангелов ответным проявлением любви к своему Создателю. А любовь возможна лишь как реализация свободы выбора — любить или не любить. И Господь дал ангелам эту возможность выбирать — быть с Богом или быть без Бога…

Невозможно с точностью сказать, как именно произошло их отпадение, но общий смысл его заключался в следующем. Люцифер-Денница посчитал, что полученное могущество делает его равным Богу, и решил оставить своего Создателя. Вместе с ним это роковое для них решение приняли третья часть всех ангелов. Между мятежными и верными духами (которых возглавил архангел Михаил) произошел конфликт, описанный в Священном Писании следующим образом: И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним (Откр 12: 7-9).

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, низвержен на землю, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9).
Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

Так прекрасный Денница стал сатаною, а соблазненные им ангелы — бесами. Нетрудно заметить, что здесь нет ни малейших оснований говорить о войне сатаны против Бога. Как может воевать с Богом тот, кто даже от своих собратьев-ангелов потерпел сокрушительное поражение? Потеряв ангельское достоинство и место на Небесах, падшие духи оказались подобны воинам поверженной армии, сорвавшим с себя при отступлении ордена и погоны.

Сумасшедший почтальон

Само слово «ангел» — греческого происхождения, в переводе на русский язык оно означает буквально «вестник», то есть тот, кто приносит весть от Бога, сообщает Его благую волю остальному творению. Но чью волю может сообщить ангел, который не захотел служить своему Создателю, какую весть может принести такой «вестник» — и можно ли верить этой вести?

Предположим, в небольшом городке один почтальон ужасно обиделся за что-то на своего начальника и перестал приходить на почту за новыми письмами. Но званием почтальона он очень гордился, письма разносить любил и, что самое грустное, ничего, ну просто абсолютно ничего больше не умел делать. И началась у него странная жизнь. Целыми днями неприкаянно слонялся он по городу в своей почтальонской фуражке с опустевшей почтовой сумкой на плече, а вместо писем и телеграмм засовывал людям в почтовые ящики всякую дрянь, подобранную на дороге. Очень скоро он приобрел репутацию городского сумасшедшего. Сумку и фуражку у него отняли милиционеры, а жители начали прогонять его прочь от своих дверей. Тогда он ужасно обиделся и на жителей тоже. Но письма носить ему очень хотелось. И он придумал хитрую каверзу: темной ночью, когда его никто не видел, он потихоньку крался вдоль городских улиц и подкидывал в почтовые ящики письма, написанные… им самим. Он давно работал на почте, поэтому быстро научился подделывать почерк отправителей, их адреса и почтовые штемпели на конвертах. А в письмах писал… Ну что мог писать такой тип? Конечно же, только всякие гадости и вранье, поскольку он очень хотел досадить прогнавшим его жителям.

… Безусловно, эта грустная сказка про сумасшедшего почтальона — всего лишь очень слабая аналогия трагической истории превращения ангелов в бесов. Но для более точного описания глубины нравственного падения и безумия злых духов даже образ серийного маньяка оказался бы слишком светлым, мягким и неубедительным. Сам Господь назвал сатану — убийцей: он (диавол) был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины. Когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи (Ин 8: 44).

К самостоятельному творчеству ангелы не способны, они могут лишь выполнять творческий замысел Бога. Поэтому единственным способом существования для отказавшихся от своего призвания ангелов оказалось стремление к разрушению и уничтожению всего, к чему они могли хотя бы прикоснуться.

Завидуя Богу, но не имея ни малейшей возможности причинить Ему какой-либо вред, бесы всю свою ненависть к Творцу распространили на Его творение. А поскольку венцом материального и духовного мира, самым любимым творением Божиим стал человек, на него и обрушилась вся неудовлетворенная мстительность и злоба падших ангелов-вестников, несущих людям вместо воли Божией — свою, страшную для всего живого волю.

И здесь возникает очень важный вопрос: как же человеку выстраивать отношения со столь грозной силой, стремящейся его погубить?

Шиш или свечка?

В сборнике народных русских сказок А. Н. Афанасьева есть любопытный сюжет на религиозную тему:

«Одна баба, ставя по праздникам свечку перед образом Георгия Победоносца, завсегда показывала кукиш змею, изображенному на иконе, и говорила: вот тебе, святой Егорий, свечка, а тебе, сатана, — шиш. Этим она так рассердила нечистого, что он не вытерпел; явился к ней во сне и стал стращать: „Ну уж попадись ты только ко мне в ад, натерпишься муки!“ После того баба ставила по свечке и Егорию, и змию. Люди и спрашивают — зачем она это делает? „Да как же, родимые! Ведь не знамо еще куда попадешь: либо в рай, либо в ад!“»

В этой истории, несмотря на весь ее христианский антураж, очень лаконично и убедительно представлен языческий принцип одновременного налаживания отношений и со злыми божествами, и с добрыми. И сам путь к практическому решению проблемы указан здесь довольно ясно: каждому по свечке и — все довольны! Почему же так комично выглядит в этом народном анекдоте предусмотрительность наивной женщины? Да потому, что умилостивить беса может надеяться лишь тот, кто не понимает простой истины: наладить добрые отношения со злыми духами невозможно. Возненавидев все творение без исключений, бесы загнали себя в онтологический тупик, так как сами они тоже — творения Божии. Поэтому ненависть стала для них единственно возможной формой отношений друг к другу, и даже самих себя они могут только ненавидеть. Сам факт собственного бытия является для бесов мучительным.

Такое страшное мироощущение можно сравнить, наверное, лишь с состоянием несчастного животного, умирающего от вирусной инфекции, которую в просторечии не без оснований называют бешенством. Главным симптомом этой страшной болезни являются спазмы пищевода, не пропускающие в организм никакую жидкость. Вода может находиться совсем рядом, но животное умирает от жажды, не имея малейшей возможности ее утолить. Обезумев от этой пытки, больной зверь кидается на всех, кто имел неосторожность к нему приблизиться, ну а если никого рядом нет — уже в полном помрачении кусает сам себя. Но даже такая жуткая картина может дать лишь очень слабое и приблизительное представление о том, что же может испытывать существо, люто ненавидящее весь мир, не исключая себя самого и себе подобных.

А вот теперь — вопрос на засыпку: будет ли здравомыслящий человек пытаться завести дружбу с бешеной собакой? Или, к примеру, смог бы киплинговский Маугли выжить в стае бешеных волков, непрерывно рвущих друг друга? Ответ в обоих случаях очевиден. Но тогда неизмеримо более безнадежным предприятием является попытка умилостивить беса с тем, чтобы обеспечить себе комфортабельное местечко в аду.

Делать реверансы в сторону сил зла — бессмысленное и бесполезное занятие. В Священном Писании ясно сказано, что для сатаны люди представляют интерес исключительно в качестве потенциальной жертвы: Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить (1 Пет 5: 8).

И хотя тыкать кукишем в икону Георгия Победоносца, как это делала героиня афанасьевского анекдота, совсем не благочестивое дело, и заниматься этим, конечно, не стоит, но все же тем христианам, которые испытывают суеверный страх перед бесами, не худо было бы вспомнить, что в самом чине Таинства крещения каждый христианин не то что кукиш бесу показывает, но буквально — плюет на него троекратно, отрекаясь от сатаны.

Мало того, впоследствии христианин ежедневно вспоминает об этом отречении в молитве святителя Иоанна Златоуста, читаемой перед выходом из дому: «Отрицаюся тебе, сатано, и гордыни твоей и служения тебе; и сочетаюся Тебе, Христе Боже, во имя Отца и Сына и Святаго Духа».

Но откуда же берется у христиан подобное дерзновение? Ответ прост: плевать на таких опасных и сильных врагов может только тот, кто находится под надежной защитой.

Кто утопил свиней

Люди, впервые знакомящиеся с Евангелием, иногда обращают пристальное внимание на те детали евангельского повествования, которые для воцерковленного человека являются второстепенными и малозначительными. Один такой случай описывает Н. С. Лесков в повести «На краю света», где православный епископ, путешествуя по Сибири, пытается объяснить своему проводнику-якуту суть христианского вероучения:

«Ну а знаешь ли ты, зачем Христос сюда на землю приходил?

Думал он, думал — и ничего не ответил.

— Не знаешь? — говорю.

— Не знаю.

Я ему все Православие и объяснил, а он не то слушает, не то нет, а сам все на собак погикивает да оростелем машет.

— Ну, понял ли, — спрашиваю, — что я тебе говорил?

— Как же, бачка, понял: свинью в море топил, слепому на глаза плевал — слепой видел, хлебца-рыбка народца дал.

Засели ему в лоб эти свиньи в море, слепой да рыбка, а дальше никак и не поднимется…»

Парадоксальным образом все те же свиньи, засевшие в лоб лесковскому безграмотному якуту, в наши дни иногда могут привести в смущение уже вполне цивилизованных людей с высшим образованием. Как кроткий и любящий Христос, Который «трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит», смог безжалостно утопить стадо свиней? Разве любовь Божия не распространяется и на животных тоже?

Вопросы вроде бы формально правильные (хотя возникнуть они могли, наверное, лишь у современного человека, который никак не связывает ветчину на своем столе со свиньей, из которой эту ветчину сделали). Но все же ошибка в подобном рассуждении есть. И дело даже не в том, что упомянутые в Евангелии свиньи рано или поздно все равно попали бы под нож мясника.

При внимательном прочтении этого места в Евангелии становится очевидным простой факт: Христос не топил несчастных животных. В их гибели виноваты… бесы.

Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах. Он, увидев Иисуса, вскричал, пал пред Ним и громким голосом сказал: что Тебе до меня, Иисус, Сын Бога Всевышнего? умоляю Тебя, не мучь меня. Ибо Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека, потому что он долгое время мучил его, так что его связывали цепями и узами, сберегая его; но он разрывал узы и был гоним бесом в пустыни. Иисус спросил его: как тебе имя? Он сказал: легион, — потому что много бесов вошло в него. И они просили Иисуса, чтобы не повелел им идти в бездну. Тут же на горе паслось большое стадо свиней; и бесы просили Его, чтобы позволил им войти в них. Он позволил им. Бесы, выйдя из человека, вошли в свиней, и бросилось стадо с крутизны в озеро и потонуло (Лк 8: 27–33).

Здесь очень наглядно проявлена разрушительная сила ненависти бесов ко всему живому, заставляющая их действовать даже вопреки собственным интересам. Изгнанные из человека, они просят Христа позволить им войти в свиней, чтобы жить в них и не идти в бездну. Но как только Христос позволяет им это, бесы тут же топят всех свиней в море, снова оставшись без пристанища. Понять такое поведение невозможно, поскольку в ненависти нет ни логики, ни здравого смысла. Прогуливающийся по детскому саду сумасшедший с опасной бритвой в руке будет выглядеть на фоне бесов безобидным и мирным обывателем. И если бы такие жуткие существа могли беспрепятственно орудовать в нашем мире, то ничего живого в нем давно бы уже не осталось. Но в евангельской истории со свиньями Господь ясно показал, что бесы вовсе не свободны в своих действиях. Вот как говорит об этом преподобный Антоний Великий: «Даже над свиньями не имеет власти диавол. Ибо, как написано в Евангелии, демоны просили Господа, говоря: повели нам идти в свиней. Если же не имеют власти над свиньями, тем паче не имеют над человеком, созданным по образу Божию».

Отрекаясь в крещении от сатаны, человек вверяет себя Тому, Кто имеет абсолютную власть над сатаной. Поэтому, даже если бесы нападают на христианина, это не должно его особо пугать. Такое нападение возможно при единственном непременном условии: если его разрешит Господь. Укус змеи смертелен, но искусный врач умеет готовить из змеиного яда лекарство. Так и Господь злую волю бесов может использовать как средство для исцеления человеческой души. По общему мнению отцов, беснование попускается Богом тем людям, для которых этот путь оказывается наилучшим в приобретении смирения и спасения. «В духовном отношении такое наказание Божие отнюдь не служит худым свидетельством о человеке: такому преданию сатане подвергались многие великие угодники Божии…» — пишет святитель Игнатий (Брянчанинов).

«Между тем, обременение демоном нисколько не жестоко, потому что демон совершенно не может ввергнуть в геенну, но если мы бодрствуем, то это искушение принесет нам блестящие и славные венцы, когда мы будем с благодарностью переносить такие нападения» (святитель Иоанн Златоуст).

Искушение святого Антония

Бесы действуют лишь там, где им попускает это Господь, обращающий злые замыслы падших духов ко благу людей. Этим отчасти объясняется знаменитый парадокс Мефистофельского самоопределения у Гете: «я часть той силы, что вечно хочет зла и вечно совершает благо». Хотя даже в литературном произведении бес все равно продолжает врать: никакого блага совершить он, конечно же, не в состоянии и, как всегда, приписывает себе чужие заслуги.

А что же может бес на самом деле? В этом вопросе мнение отца христианского монашества Антония Великого можно считать более чем авторитетным, поскольку бесы воевали с ним в пустыне несколько десятилетий. На знаменитом полотне Иеронима Босха «Искушение святого Антония» изображена жуткая картина: стая клыкастых и рогатых чудовищ нападает на одинокого монаха. Этот сюжет не придуман художником, он взят из реального жития преподобного Антония, и все эти страшные нападения святой пережил на самом деле. Но вот какую неожиданную оценку дает этим ужасам сам Антоний Великий: «Чтобы не бояться нам демонов, надо рассудить и следующее. Если бы было у них могущество, то не приходили бы толпою, не производили бы мечтаний, не принимали бы на себя различных образов, когда строят козни; но достаточно было бы прийти только одному и делать, что может и хочет, тем более, что всякий имеющий власть не привидениями поражает, но немедленно пользуется властью как хочет. Демоны же, не имея никакой силы, как бы забавляются на зрелище, меняя личины и стращая детей множеством привидений и призраков. Посему-то наипаче и должно их презирать, как — бессильных».

Чем дальше, тем хуже…

Бесы ненавидят Бога. Но чем Бог отвечает на эту ненависть? Преподобный Иоанн Дамаскин пишет: «Бог и диаволу всегда предоставляет блага, но тот не хочет принять. И в будущем веке Бог всем дает блага — ибо Он есть источник благ, на всех изливающий благость, каждый же причащается ко благу, насколько сам приуготовил себя воспринимающим».

Несмотря на всю глубину падения бесов, Бог не воюет с ними и всегда готов принять их обратно в ангельский чин. Но чудовищная гордость падших духов не дает им ответить на все проявления Божией любви. Вот как говорит об этом современный подвижник, афонский старец Паисий Святогорец: «Если бы они сказали только одно: „Господи, помилуй“, то Бог что-нибудь придумал бы для их спасения. Если бы они только сказали „согреших“, но ведь они этого не говорят. Сказав „согреших“, диавол снова стал бы ангелом. Любовь Божия беспредельна. Но диавол обладает настырной волей, упрямством, эгоизмом. Он не хочет уступить, не хочет спастись. Это страшно. Ведь когда-то он был ангелом! Помнит ли диавол свое прежнее состояние? он весь — огонь и неистовство… И чем дальше, тем хуже он становится. Он развивается в злобе и зависти. О, если бы человек ощутил состояние, в котором находится диавол! Он плакал бы день и ночь. Даже когда какой-нибудь добрый человек изменяется к худшему, становится преступником, его очень жаль. А что же говорить, если видишь падение ангела!.. падение диавола не может быть уврачевано ничем иным, кроме его собственного смирения. Диавол не исправляется потому, что не хочет этого сам. Знаете, как был бы рад Христос, если бы диавол захотел исправиться!»

К сожалению, для подобной радости диавол не дает никаких поводов. И единственно правильное и безопасное для человека отношение к падшим духам, обезумевшим от злобы и гордости, — не иметь с ними ничего общего, о чем и просят Господа христиане в заключительных словах молитвы «Отче наш»: …не введи нас во искушение, но избави нас от лукаваго. Аминь.

Источник: Фома.ру

Святейший Патриарх Кирилл. Об ангелах Ангелы Ангелология Падшие ангелы Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов Протодиакон Андрей Кураев об ангелах Можно ли спастись вне Церкви? Воздушная блокада, или где живут демоны О чудесах мнимых и истинных Об ангелах Об именах Ангелов Религия Персии Ложные Ангелы Христианское истолкование зла. Почему допущено зло? Прелесть Существует ли зло?

Ангел

Ангел

Ангел (евр. – “посланник”, греч. – “вестник”) – бестелесный разумный дух. А. в Священном Писании называются различными именами: А. Божиими (Иов, 1, 6; 2, 1), святыми (Дан. 8, 13), живущими на небесах (Мф. 18, 10), воинством небесным (2 Езд. 9, 6), духами (Пс. 150, 6; Евр. 1, 14). Писание, кроме того, говорит о различных чинах А. Это Херувимы, изображаемые обычно с множеством глаз (Быт. 3, 24; Исх. 25, 22; Иез. 10, 1-20), Серафимы (Ис. 6, 2), изображаемые с шестью крылами, Начальства, Власти, Господства (Еф. 1, 21; Кол. 1, 16), Силы (Еф. 1, 21), Престолы (Кол. 1, 16), Архангелы (1 Фес. 4, 16; Иуд. 9). В Библии упоминаются также собственные имена Архангелов: Гавриил (Бог есть сила) (Дан. 8, 16; 9, 21; Лк. 1, 19, 26), Михаил (Кто как – Бог?) (Дан. 10, 13, 21; 21, 1; Иуд. 9; Откр. 12, 7), Рафаил (Бог исцеляет) (Тов. 3, 16). В 3 книге Ездры еще упоминаются Архангелы Иеремиил (4, 36) и Уриил (5, 20). В раввинистической традиции упоминаются имена еще некоторых Ангелов. Саддукеи отрицали существование ангельского мира, отвергали духовность души и воскресение тела.

Христианская Церковь всегда веровала в действительность ангельских духов, что и отражено в члене Символа веры: “Верую во Единого Бога Отца Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…”; под “невидимыми” здесь подразумеваются А., сотворенные Господом прежде человека. Некоторые из этих духов, соблазненные сатаной, возмутились против Бога и превратились в злых духов. В наказание за это они вместе со своим главой, Люцифером, были низвергнуты в преисподнюю и стали А. тьмы, демонами, диаволами. Остальные были верны Творцу, Который утвердил их в благодати и дал им небесное блаженство. Это добрые А., которым по преимуществу и усвоено это наименование.

А. часто выступают в повествованиях первых книг Ветхого Завета: Бытия, Иисуса Навина и Судей. Из приписываемых им действий следует, что к ним относились как к существам, обладающим личностью, и что они в действительности являются таковыми. Так, А. дважды являлся Агари в пустыне и говорил с ней (Быт. 16, 7; 21, 17). А. благовествовали Аврааму и Сарре о предстоящем рождении у них сына Исаака (Быт. 18). А. вывели Лота из Содома (Быт. 19), А. воспрепятствовал Аврааму заклать своего сына Исаака (Быт. 22, 11, 12). Иаков во сне видел лестницу, соединяющую небо и землю, и А., восходящих и нисходящих по ней (Быт. 28, 12). А. являлся Валааму и указывал ему, что делать (Чис. 22). А. с мечом в руке, обещал Иисусу Навину сражаться вместе с ним против неприятеля (Нав. 5, 13-15). А. напоминал народу о благодеяниях и желаниях Божиих (Суд. 2, 13). А. передал Гедеону поручение освободить народ (Суд. 6, 11-23). А. возвестил о рождении Сампсона (Суд. 13).

Как одаренные разумом и волей существа Ангелы являются и в новозаветные времена, каждый раз принося благую весть. Таково явление А. Захарии (Лк. 1, 11), праведному Иосифу (Мф. 2, 13): Деве Марии явился Архангел Гавриил и возвестил Ей об избрании Ее “Пречистым Сосудом” Воплощения Сына Божия, Спасителя мира. По Рождестве Христовом А. являются Вифлеемским пастухам, святым женам-мироносицам после Воскресения. Спаситель говорит: “Смотрите не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного” (Мф. 18, 10). Господь говорит об А., которые будут присутствовать на Страшном Суде и отделять добрых от злых; об А., обитающих на небесах, которым уподобятся избранные из числа праведников (Мф. 22, 30; Мк. 12, 35).

Природа этих духовных существ до конца непостижима земному человеческому разуму. Внимательно и благоговейно читая Священное Писание, мы можем лишь познать достаточно большой ряд свойств их таинственной природы. Хотя им и не приписывается человеческих черт, они часто принимают образ людей, чаще всего юношей, мальчиков, оставаясь при этом бесплотными и, следовательно, бесполыми. Образ их явления, всегда неожиданный и чудесный, подтверждает их сверхчеловеческую чисто духовную природу. Говоря о душе и духе человеческом, замечая также, что мы состоим из двух начал, Священное Писание никогда не говорит о духе Ангелов, подразумевая, очевидно, что они являются чистыми духами (Евр. 1, 14; Откр. 1, 4; Мф. 8, 16; Лк. 10, 20). Иов говорит, что они не имеют, подобно нам, тел, составленных из земных элементов (Иов. 4, 18, 19). По другим текстам они невидимы (Кол. 1, 16), только для виду они принимают пищу, предлагаемую им людьми (Тов. 12, 19); будучи бесплотными, они не вступают между собой ни в какие плотские отношения (Мф. 22, 30). Сыны Божии, о которых говорится в 6-й главе книги Бытия, что они вступали в связь с земными женщинами, не были А.; по всей видимости – это потомки благочестивого Сифа.

В книге святого Дионисия Ареопагита “Небесная иерархия” описаны три ангельские иерархии, каждая из которых в свою очередь делится на три чина. Первая иерархия состоит из Серафимов, Херувимов и Престолов; вторая – из Господств, Сил и Властей; третья – из Начальств, Архангелов и Ангелов. А., согласно святому Дионисию, составляют бесчисленное множество. Пророк Даниил (7, 10) говорит о “тысячах тысяч” (миллионах) А., служащих Ветхому деньми, и “тьмы тем” (миллиарды) находились в Его присутствии. Спаситель говорил апостолам (Мф. 26, 53), что Он мог бы получить от Отца Своего более двенадцати легионов А. в помощь. Некоторые отцы и церковные писатели пытались определить это число, основываясь на различных местах Священного Писания. Так, например, толкуя притчу о Добром Пастыре, который оставляет 99 овец, чтобы спасти одну заблудшую (Мф. 18, 12; Лк. 15, 4), некоторые заключают, что число А. в 99 раз больше числа людей, когда-либо живших и живущих по сей день на земле. Указание на неисчислимость А. имеется у апостола Павла (Евр. 12, 22) и у святого Иоанна Богослова (Откр. 5, 11).

О сотворении А. в Библии не содержится достаточно ясных свидетельств. В первом стихе книги Бытия говорится: “В начале Бог сотворил небо и землю”. Здесь под словом “небо” традиционно понимают мир ангельский. В вопросе о том, с какого времени существуют А., мнения отцов и учителей Церкви расходятся. Многие отцы Церкви, такие, как святые Василий Великий, Григорий Назианзин, Иоанн Златоуст, Иоанн Дамаскин, Амвросий, Иларий, блаженный Иероним, считали, что А. сотворены задолго до или, по крайней мере, раньше материального мира. При этом они ссылаются на изречение в книге Иова (38, 4-7), где говорится, что А. хвалили Бога, когда была сотворена земля. Святой Епифаний и блаженный Августин полагали, что А. сотворены одновременно с землей, но до сотворения человека. Указанное выше изречение из книги Иова вполне допускает и такое толкование.

А., как сказано выше, часто являлись людям. Среди явлений, о которых говорится в Ветхом Завете, много таких, где являющийся называется А. Иеговы, или А. Господним (Быт. 16, 7; 21, 17; 22, 11, 15; Чис. 22, 32; Суд. 2, 1, 4). Часто та самая личность, которая называется А., впоследствии называется Богом. Так, например, в книге Бытия (18), где описано явление Аврааму, последний увидел трех Лиц, а в последующем повествовании эти Лица выступают то как несколько, то как одно. Два из них отправились в Содом для спасения Лота, и они называются А.; а один остался с Авраамом, и назван Господом. Равным образом Бог, или по еврейскому тексту – А. Божий (Исх. 3, 2), явился Моисею в горящей купине, и святой Стефан, напоминая об этом событии, называет явившегося Моисею то А., то Богом (Деян. 7, 31-35). Отсюда возникает вопрос, не был ли А. этих видений Самим Богом? Существует несколько различных экзегет этого явления. Большинство отцов Церкви полагало, что в этих видениях являлся не А., а Сам Бог; и это предвосхищало воплощение. Другие видели в некоторых из этих видений образ Святой Троицы. Третьи, наконец, видели в этом проявлении Единого Бога, Который обнаруживает единство Естества в трех Божественных Лицах.

Источник: www.jmp.ru

Кто такой Ангел Хранитель и как именно он может помочь? – Протоиерей Андрей Лобашинский

Протоиерей Андрей Лобашинский,
настоятель храма в честь Покрова Пресвятой Богородицы в селе Карижа (Калужская область)

Кто такой Ангел Хранитель и как именно он может помочь?

Икона Ангела-Хранителя. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

Из Священного Писания нам известно, что в нашей жизни участвуют недоступные обычному восприятию духовные существа, получившие название ангелов (по-гречески — вестников). В их задачу входит как возвещение людям воли Божией, так и забота и помощь, причем не только отдельным людям, но иногда и целым народам.

По учению Православной Церкви, каждый человек с момента крещения получает Ангела Хранителя, который является постоянным спутником и невидимым помощником своего подопечного. Это наш проводник по духовной жизни, он помогает нам не заблудиться на жизненных дорогах. Поэтому для христианина отношения со своим Ангелом должны являться предметом постоянной молитвенной заботы.

Духовный опыт многих людей говорит о том, что наша жизнь может либо привлекать к себе ангельскую помощь, либо отталкивать ее, лишая нас ангельской защиты и покровительства. Многие святые удостаивались видеть своих Ангелов Хранителей, и это для них не было предметом или поводом для гордости, а наоборот, побуждало их к еще более строгому отношению к своим делам, словам, поступкам, чтобы ничем не оскорбить ангельскую чистоту и целомудрие.

Наш Ангел Хранитель старается сохранить нас в первую очередь от духовного, нравственного падения, а лишь потом от ушибов, травм и телесных несчастий. Потому и помощь Ангела следует ожидать прежде всего в сфере духовной пользы и безопасности, хотя есть немало примеров ангельской защиты и в случаях опасности физической. Кстати, ответственность и любовь Ангела Хранителя не ограничиваются нашей земной жизнью. Наверняка она останется и в вечности, где нас ждет проводник по иному миру, наш верный духовный друг.

Источник: Фома.ру

 

Из Священного Писания нам известно, что в нашей жизни участвуют недоступные обычному восприятию духовные существа, получившие название ангелов (по-гречески — вестников). В их задачу входит как возвещение людям воли Божией, так и забота и помощь, причем не только отдельным людям, но иногда и целым народам.

По учению Православной Церкви, каждый человек с момента крещения получает Ангела Хранителя, который является постоянным спутником и невидимым помощником своего подопечного. Это наш проводник по духовной жизни, он помогает нам не заблудиться на жизненных дорогах. Поэтому для христианина отношения со своим Ангелом должны являться предметом постоянной молитвенной заботы.

Духовный опыт многих людей говорит о том, что наша жизнь может либо привлекать к себе ангельскую помощь, либо отталкивать ее, лишая нас ангельской защиты и покровительства. Многие святые удостаивались видеть своих Ангелов Хранителей, и это для них не было предметом или поводом для гордости, а наоборот, побуждало их к еще более строгому отношению к своим делам, словам, поступкам, чтобы ничем не оскорбить ангельскую чистоту и целомудрие.

Наш Ангел Хранитель старается сохранить нас в первую очередь от духовного, нравственного падения, а лишь потом от ушибов, травм и телесных несчастий. Потому и помощь Ангела следует ожидать прежде всего в сфере духовной пользы и безопасности, хотя есть немало примеров ангельской защиты и в случаях опасности физической. Кстати, ответственность и любовь Ангела Хранителя не ограничиваются нашей земной жизнью. Наверняка она останется и в вечности, где нас ждет проводник по иному миру, наш верный духовный друг.

Источник: Фома.ру

Об ангелах Природа и назначение ангельского мира Святые отцы об Ангеле Хранителе О добрых духах О том, что Ангелы помогают людям Ангелы — наши старшие братья “Призывай Ангела Хранителя твоего”. Из писем святителя Макария (Невского) Явления и чудесная помощь Ангелов Явления и чудеса Святых Ангелов Об ангелах-хранителях Как изобразить непостижимое? Молитва Ангелу-Хранителю

Об ангелах

Об ангелах

Из книги “Акафисты на каждый день седмицы” (М.: Свято-Троицкая Сергиева Лавра, 2003)

Понедельник посвящен Святой Церковью призыванию и прославлению святых Ангелов, которые, как первосозданные в Церкви первородных (Евр. 12, 23) и ближайшие к престолу Всевышнего (Апок. 8, 3—4), занимают первое место в лике святых, после Божией Матери, честнейшей Херувим и славнейшей без сравнения Серафим.

Имя Ангел означает вестник. Архангел, следовательно, есть вестник главный. Так называются Ангелы потому, что они в отношении к людям — провозвестники воли Божией.

По природе своей Ангелы — существа духовные, разумно-свободные, бесплотные и потому невидимые; будучи одарены высокой степенью силы и могущества, они наслаждаются бытием самым блаженным.

Много ли Ангелов? Число их известно одному Богу. Из слова Божия видно только, что оно чрезвычайно велико. Пророк Даниил (Дан. 8,10) и святой Апостол Иоанн (Апок. 5, 11) видели вокруг престола Божия Ангелов тысячи тысяч и тьмы тем.

Есть ли между Ангелами какое-либо первенство и подчиненность? Есть, ибо в Священном Писании упоминаются не только Ангелы, но и Архангелы. Некоторые из Ангелов называются также Властями, без сомнения, по их власти над другими. Святой Дионисий Ареопагит, муж апостольский, на основании слова Божия исчисляет в своей книге “О Небесной Иерархии” девять чинов в мире ангельском: Херувимы, Серафимы, Престолы, Господства, Начала, Власти, Силы, Архангелы и Ангелы. Желающий может прочитать в этой книге, чем один чин ангельский отличается от другого.

Когда сотворены Ангелы? Прежде человека, потому что, как говорит Господь у Иова: егда сотворены быша звезды (в четвертый день), восхвалиша Мя гласом велиим вси Ангели Мои (Иов 38, 7), — прежде мира видимого, потому что Моисей, говоря о творении мира в первые три дня, об Ангелах не упоминает.

Где обитают Ангелы? Везде, но преимущественно на Небе, окрест престола Божия, то есть там, где наиболее Бог открывает для них славу Свою, а чрез них — волю Свою.

Велико ли ведение Ангелов? Весьма велико в сравнении с человеческим. И сами по себе, по своему существу и положению, они знают многое, чего не можем знать мы. Но они, кроме того, участвуют в тайнах Божиих и приемлют непосредственное озарение от Пресвятой Троицы. Впрочем, Ангелы не всеведущи: это совершенство принадлежит одному Богу.

Как же Ангелы могут знать молитвы и прошения наши, если они невсеведущи? Через Бога всевидящего. Ангелы, по слову Спасителя, всегда видят лице Отца Моего Небеснаго (Мф. 18, 10), а в сем лице, как в зеркале, отражается все.

Велико ли могущество Ангелов? Несказанно выше человеческого. Посему они могут творить такие дела, кои превышают силы природы и для нас чудесны. Так, например, Ангел в одну ночь поразил сто восемьдесят пять тысяч ассириян за оскорбление Имени Божия (4 Цар. 19, 35).

В чем состоит деятельность Ангелов? В прославлении совершенств Божиих и в исполнении воли Творца, особенно касательно спасения человеческого.

Могут ли Ангелы грешить? Как существа свободные, они вначале, подобно людям, могли злоупотреблять своей свободой и впасть в грех, как и впали некоторые. Но те, которые остались верными Творцу своему, в продолжение времени настолько утвердились в добре, что теперь грех для них сделался невозможным не потому, чтобы они не могли преступить воли Божией, но потому, что не захотят сделать сего.

Все ли Ангелы остались верными своему долгу и удержали свое достоинство? Нет, не все. Сатана с подвластным ему ликом ангельским, предавшись гордости, отпал от Бога и за сие ниспал навсегда из мира ангельского в преисподнюю.

В каком отношении Ангелы к людям? В самом благотворном для людей: все они, по уверению слова Божия, — служебные духи, посылаемые на служение нам для получения спасения (Евр. 1, 14).

Не унижается ли достоинство Ангелов служением их людям? Нисколько, потому что служение их по любви и по примеру Самого Господа, Который приходил на землю, чтобы послужить и отдать душу Свою за избавление всех нас. Ангелы служат людям, как старшие малолетним, здравые недужным, свободные пленным, зрящие слепым.

Известны ли какие-либо опыты служения ангельского спасению человеческому? Ими исполнена вся Священная история. Ангелы были руководителями патриархов; чрез них дан на Синае закон Израилю; Ангелами возвещено зачатие, воспето Рождение, оглашено Воскресение и проповедано Вознесение Спасителя; Ангелы споспешествовали Апостолам в распространении веры христианской; Ангелы, как видно из Апокалипсиса, посылаются Господом для совершения суда над царствами и народами; Ангелы же в конце мира соберут всех людей на Суд Всемирный.

Нет ли у Ангелов еще особого какого-либо союза с людьми? Есть. Это союз Ангела-хранителя с человеком, им хранимым. Дух, душа и тело наши; ум, воля и совесть наши; весь человек являются заботой охранения Ангела-хранителя от всего дурного, злого и направления ко всему доброму.

Можно ли в надежде на Ангела-хранителя предаваться опасностям? Никак. Не искушай Господа Бога твоего — надо всегда отвечать на подобные мысли, по примеру Спасителя (Мф. 4, 6—7). На одно мы твердо и всегда можем и должны решаться в надежде на помощь Ангела-хранителя или (что то же самое) на помощь Божию — это сражение с нашей природой греховной; тут победа всегда возможна, потому что всегда необходима.

Можно ли убедиться на собственном опыте, что у каждого из нас есть Ангел-хранитель? Не только можно, но и должно. Можно, ибо охранение нас Ангелом-хранителем, как действие постоянное, могущественное и разнообразное, не может не быть весьма ощутительным и заметным для всякого внимательного. Должно, ибо не ощущение ангельского охранения над собой предполагает в нас невнимание к нему и слабость союза нашего с Ангелом-хранителем.

Можно ли потерять Ангела-хранителя? Можно — через провождение греховной жизни и нераскаянность. Тогда Ангел отступает от человека и открывается ближайший доступ к человеку-грешнику ангела тьмы.

Может ли грешник возвратить себе своего Ангела-хранителя? Самый великий грешник может сделать это и примириться со своим Ангелом-хранителем посредством искреннего раскаяния во грехах и оставления их навсегда. В таком случае великая радость бывает для Ангела-хранителя на земле и для всех прочих Ангелов на Небе.

Увидит ли когда-либо каждый из нас своего Ангела-хранителя? Увидит в час смерти своей, ибо Ангел-хранитель остается единым спутником души по разлучении ее с телом. Тогда-то узнает каждая душа, кто хранил ее от всякого зла. Но это свидание с Ангелом-хранителем не одинаково для всех. Для душ добрых оно – источник взаимной радости и благодарения, а для душ нераскаянных грешников — источник стыда, печали и вечных угрызений совести.

Должно ли почитать Ангелов? Должно, ибо как не оказывать им почтения, высшим нас существам, помощникам нашим и хранителям!

Можно ли поклоняться Ангелам, как поклоняемся Богу и Спасителю нашему? Нет, такого поклонения не приемлют Ангелы, потому что оно, как подобающее только одному Богу, противно их ревности к Славе Божией. Когда тайновидец поклонился Ангелу, приняв его за Спасителя, то Ангел сказал: “Не делай сего; ибо я сослужитель тебе… Богу поклонись” (Апок. 22. 9).

Какое же поклонение прилично Ангелам? То, которое состоит в признании и прославлении их совершенств, поскольку в них отражается Слава Творца; в призывании их на помощь с изъявлением пред ними знаков любви; в подражании их ангельским нравам и деяниям.

Обратимся же с молитвой к Ангелам о помощи на совершение благих дел, на подвиги самоотвержения, смирения и любви христианской, на побеждение соблазнов, на искоренение в себе худых навыков и страстей. Усердно молящегося вразумят сами Ангелы.