П. А. Вяземский. Молитва (“Бывают дни, когда молиться так легко…”)

П. А. Вяземский

Молитва

П. А. Вяземский. 1821 год

Господи! избави мене всякого неведения и забвения, и малодушия,
и окамененного нечувствия.
Господи! даждь ми слезы и память смертну и умиление…

Из молитвы Иоанна Златоустого

В те дни нам жизнь ясней и внутренним глазам
Доступней Промысла таинственная книга,
И чище радость в нас, и крест не в бремя нам,
И благ тяжелый гнет возлюбленного ига.

Бывают дни, когда мрак на душе лежит;
Отяжелевшая и хладная как камень,
Она не верует, не любит, не скорбит
И не зажжется в ней молитвы тихий пламень.

Хранитель Ангел мой! не дай мне в эти дни
Пред смертью испытать последнее сомненье
И от души моей ты немощь отжени
И хлад неведенья и чувств окамененье.

Но теплых слез во мне источник обнови,
Когда остынет он в дремоте лени томной;
Дай умиленье мне молитвы и любви,
Дай память смертную, лампаду в вечер темный!

1840

Источник: www.portal-slovo.ru

Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов. Архиепископ Василий (Кривошеин)

Архиепископ Василий (Кривошеин)

Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов

Оглавление

IV. Св. Диадох Фотикийский

Дальнейшее развитие этих учений в направлении более тонкого различия духовных состояний и большей точности их богословского выражения может быть найдено в писаниях епископа пятого века, св. Диадоха Фотикийского [1]. Два вопроса особенно подробно рассматриваются св. Диадохом в его главнейшем труде “Сто гностических глав о духовном совершенстве” [2]: первый – о различии между действием благодати и сатанинским действием; второй – богословское описание образа, каким оба они действуют в христианине в отличие от их действия в некрещеном человеке. Св. Диадох в следующих словах описывает сатанинское действие, пытающееся подделать ощущение, производимое благодатью, с целью обмануть нас ложной сладостью: “Когда наш ум начнет чувствовать утешение Святого Духа, тогда и сатана утешает душу каким-то сладким по виду чувством в ночной тишине, когда человек склоняется к какому-то тончайшему сну. Итак, если ум окажется крепко удерживающим в теплой памяти святое имя Господа Иисуса и, как оружием, пользуется против обмана этим святым и преславным именем, тогда хитрый обманщик удаляется, правда, но от этого времени разжигается против души на войну, приобретающую личный характер. Поэтому ум, познавая обман лукавого, более преуспевает в опыте различения” [3].

Мы обращаем особое внимание на указание о “памяти святого имени Господа Иисуса”, рассматриваемой как могущественное оружие против сатанинских искушений. Хронологически это первое известное нам упоминание “Иисусовой молитвы” в восточной духовной письменности [4]. Св. Диадох в следующей главе вновь советует ею пользоваться: “Если ум… будет памятствовать внимательно Господа Иисуса, он рассеивает это сладкое на вид дуновение врага” [5]. Св. Диадох противопоставляет ложному утешению подлинное утешение, производимое Святым Духом. Такое утешение возбуждает в нас горячую любовь к Богу. Оно обладает в себе уверенностью в своей подлинности. Оно приходит открыто, а не украдкой”, как сатанинское утешение, которое всегда действует воровским образом. “Если душа воспламеняется к любви Божией в несомненном и безобразном движении… ничего другого в то время не мыслящая кроме того самого, куда она приведена в движение, должно знать, что это есть действие Святого Духа. Ибо вся услаждаемая этой неизреченной сладостью она не может помыслить ничего иного, так как она радуется ничему не уступающей радостью. Но если в уме образуется при этом на него действии какое бы то ни было сомнение или какая-нибудь грязная мысль.., должно мыслить, что это утешение под внешностью радости происходит от обманщика. Такая радость бескачественна и вся неустроена, как происходящая от того, кто хочет совершить прелюбодеяние с душой. Ибо когда он увидит, что ум хвалится опытом своего чувства, тогда он призывает душу некиими утешениями… благими на вид, чтобы, когда она стала как бы раздвоенной от этой расслабляющей и слегка влажной сладости, обманчивая примесь стала бы ей неузнаваемой. Итак, мы из этого узнаем Дух истины и дух заблуждения” [6].

Св. Диадох, как мы могли это заметить, подчеркивает тот факт, что мы сознаем в нас действие благодати. Он также часто говорит о радости и сладости, производимых в нас Святым Духом. Во всем этом он очень близок пр. Макарию (как также и во взгляде на грех как на прелюбодеяние с сатаной). Однако это “духовное чувство” не должно быть смешиваемос чувственным видением. Св. Диадох отвергает в согласии со всеми восточными духовными отцами [7] образное видение Божественного. Он усматривает в таких видениях обман врага. “Никто, слыша о чувстве ума, да не надеется, что слава Божия явится ему видимо. Мы утверждаем, правда, что душа, когда она находится в чистоте, чувствует Божественнопе утешение в каком-то неизреченном вкушении, но ничто из невидимых не является ей… Поэтому если явится кому-нибудь из подвизающихся какое-нибудь огневидное начертание или голос, никоим образом да не примем такое видение. Ибо это явный обман врага. Со многими случилось это по неведению, и они уклонились с прямого пути. Мы же знаем, что пока мы живем в этом тленном теле, мы отдалены от Господа, то есть не в состоянии явно видеть Его или какое-нибудь из Его небесных чудес” [8].

Св. Диадох не отвергает сверхчувственного видения Божественного Света нашим умом. Он даже считает его существенною частью мистического опыта, но он повторно предостерегает нас против всякого явления в телесном виде, как происходящего от сатаны. “Не должно сомневаться, – говорит он, – что ум, когда он начнет часто подвергаться действию Божественного Света, весь становится каким-то прозрачным, так что он в изобилии видит свой собственный свет: это происходит, когда сила души возобладает над страстьми. Но все являющееся ему (уму) в очертании, будь то как свет или как огонь, происходит от злого ухищрения врага… Не должно, следовательно, в надежде этого проходить аскетическую жизнь, дабы сатана не нашел бы душу, готовую для похищения в этом месте, но чтобы только достичь со всем чувством и в полной уверенности сердца… [9] возлюбить Бога, что значит всем сердцем, всей мыслию и всей душой” [10].

Св. Диадох особенно предостерегает нас против сатанинского действия в снах. Он допускает существование божественных снов и старается отличить их от ложных. Божественные сны постоянны в своих образах. Они наполняют нас духовной радостью. Бесовские привидения, наоборот, постоянно изменяются в своем содержании. Они пугают нас, так что душа бывает счастливой, когда просыпается. На практике, однако, трудно делать такие различия. Поэтому вообще лучше не верить снам, чтобы не быть обманутым сатаной [11]. Св. Диадох следует общему восточному духовному учению в своем недоверии к снам.

Он более индивидуален в своем различении путей действия благодати и сатаны в душе человека до и после крещения. Является его богословской заслугой, что он сделал более ясным значение крещения в духовной жизни. По его учению, после крещения силы тьмы уже более не находятся в сердце христианина, где они скрывались до него. Они могут искушать его только извне. “До святого крещения, – пишет он, – благодать извне побуждает душу на добро, а сатана гнездится в ее глубинах, пытаясь заградить все правые исходы ума. Но с самого часа, когда мы возрождаемся, бес оказывается вне нас, а благодать внутри” [12]. “Мы верим, – пишет св. Диадох, – что многовидный змей извергается из кладовых ума купелью нетления” [13]. Однако сатана продолжает искушать нас и после крещения; он даже может иметь успех в этом из-за свободы нашей воли. “Баня святости, – объясняет св. Диадох, – отнимает от нас скверну греховную, но не изменяет в настоящее время двойственность нашего хотения и не препятствует бесам вести против нас войну или говорить нам слова обмана” [14]. “Господь допускает душу быть назойливо тревожимой бесами, чтобы выучить ее как следует различению добра и зла и сделать ее более смиренной” [15]. Сатана действует теперь преимущественно через телесные чувства и через память и воображение. “Сатана, – пишет св. Диадох, – действует на душу и после этого (крещения), как и раньше, и даже часто хуже, но не как присутствующий в ней вместе с благодатью, – да не будет! – а как бы окуривая ум через влажность тела сладостью неразумных наслаждений. Это происходит по попущению Божию” [16]. Или в другом месте: “Когда благодать не живет в человеке, бесы гнездятся во глубинах сердца, как настоящие змеи, и не позволяют совершенно душе прозреть к желанию добра. Но когда благодать укрывается в уме, они только пробегают по сердечным местам, как бы какие-то мрачные облаки, и образуют собою греховные страсти и различные возношения ума, чтобы, возбудив память ума, оторвать его от общения с благодатью” [17]. Сатана даже способен внушать нам дурные мысли, которые усваиваются нашим умом и представляются нам как бы порожденными нашим сердцем [18]. В действительности, однако, сатана действует извне, ибо ему невозможно присутствовать в нашем уме одновременно с благодатью Святого Духа. “Как может (сатана), не удостаиваемый общения с добрыми служителями (ангелами), иметь общим жилищем с Богом человеческий ум?” [19] Это – богословская невозможность. Для св. Диадоха, однако, знание этого имеет важное практическое значение в духовной жизни. “Никак не возможно, – говорит он, – вкусить кому-нибудь с чувством Божественной благодати или ощутительно испытать бесовскую горечь, если он не будет полностью уверен, что благодать вселилась во глубину ума, а злые духи пребывают около членов сердца” [20].

Таковы вкратце идеи св. Диадоха. В сравнении с учением пр. Макария они как будто бы отличаются от него в некотором отношении. Так, пр. Макарий говорит преимущественно о сатанинском действии в глубочайших частях нашего существа, в то время как св. Диадох убежден, что после крещения сатана извержен из нашего сердца и ума и отныне искушает нас извне посредством нашей плоти, мыслей и памяти. Было бы тщетным и ненужным отрицать существование известных различий между этими двумя великими духовными отцами. Такие разногласия во мнениях совершенно естественны и даже неизбежны в динамическом духовном предании, находящемся в процессе развития и формулировки. Тем не менее в данном случае эти различия часто более кажущиеся, чем действительные. Они, главным образом, объясняются тем фактом, что пр. Макарий говорит преимущественно с духовной точки зрения, в то время как св. Диадох более заинтересован в богословской точности. Не нужно забывать, что он был епископом и что его труд был написан приблизительно полвека спустя после “Духовных Бесед”. Его намерение – подчеркнуть значение крещения, посредством которого человек освобождается от владычества сатаны. Но на практике он по существу согласен с пр. Макарием, что даже после крещения мы должны бороться против бесовских искушений. Св. Диадох даже признает, что эти нападения часто становятся более сильными после крещения и что эта война ведется внутри нас, где сатана борется с нами при помощи дурных мыслей и воображения. Единственное разногласие между ними состоит поэтому в том, как они оба понимают образ действия сатаны. Происходит ли оно извне или изнутри? Это различие сформулировано св. Диадохом. Оно не очень ясное, ибо сатана, будучи духом, не может быть так легко помещен в определенном месте (“локализован”). Нужно, однако, подчеркнуть, что пр. Макарий не говорит о вселении “змея” в наш ум и сердце, но скорее о “вползании” его куда-то во глубины нашего подсознания. Таким образом, здесь нет прямого противоречия со св. Диадохом, который настаивает на изгнании злых бесов из ума после крещения, но признает, что они продолжают находиться “около членов сердца”. Духовно пр. Макарий видел как будто бы глубже. Его высказывания более основаны на действительном опыте. Его большая заслуга состоит в том, что он понял значение подсознания, где сатана внушает нам дурные мысли. Богословские суждения св. Диадоха о значении крещения имеют большую ценность и могут быть рассматриваемы как дополнение к учению “Духовных Бесед”. Исторически не доказано, что св. Диадох имел в виду пр. Макария в своей полемике. Говоря вообще, Макарий и Диадох гораздо более согласны между собою, нежели различаются во мнениях. Часто они совместно опровергают одно и то же духовное заблуждение (как, например, мессалианскую идею о спасении одной молитвой и т.д.).

Я хотел бы закончить эту статью очаровательным описанием роли ангелов в жизни святых пустынников. Оно взято из писаний великого сирийского мистика седьмого-восьмого века св. Исаака Ниневийского. Так как я много говорил о бесах, оно должно составить противовес одностороннему впечатлению, которое может быть создано преобладающим местом, предоставленным бесовскому элементу у св. отцов. “Что мы скажем, – пишет св. Исаак Ниневийский, – о множестве пустынников и странников и истинных монахах, которые превратили пустыню в населенную землю и место пребывания ангелов, которые посещали их по причине их достойного образа жизни? Как истинные товарищи, служащие одному Господу, небесные силы смешивались с пустынниками в местах их жительства. И так как они оставили землю и возлюбили небо, как ангелы, то и ангелы не скрывали себя от их видения. Иногда они поучали их относительно поведения. И они отвечали на задаваемые им вопросы относительно других вещей. Иногда ангелы указывали им путь, когда они блуждали по пустыне. Иногда они освобождали их от искушений. Иногда они спасали их от сети опасности, которая внезапно, без того чтобы они предвидели это, угрожала им (например, от какой-нибудь змеи или от падения со скалы, или от камня, который внезапно падал с большой силой с высоты). Иногда также во время нападения и открытой борьбы с сатаной ангелы обнаруживали себя явно и ясно возвещали им, что они были посланы с целью помочь им и подбодрить их своим словом. Иногда также они лечили их болезни и исцеляли повреждения, которые случались с ними по той или иной причине, прикосновением своих рук. Иногда же, словом или внезапным прикосновением руки, они сообщали их телам, ослабленным воздержанием от всякой пищи, сверхъестественную силу, прибавляя некиим тайным образом силу их ослабленной природе. Иногда они приносили им пищу, теплый хлеб и маслины, а некоторым из них различные плоды. Другие были осведомлены относительно времени их смерти. А как длинно было бы перечисление дел, относящихся к любви святых ангелов к нашему роду и касающихся заботы, проявленной ими по отношению к праведникам, как старших братьев, которые покровительствуют и помогают младшим. Все это делает ясным для каждого, как близок Бог к Своим друзьям и как много Он заботится о тех, кто вверяет свою жизнь в Его руки и следует за Ним с чистым сердцем” [21].

Оксфорд (“Вестник Русского Западно-Европейского Патриаршего Экзархата”,
1955. № 22. С. 132-157)
.

Примечания:

[Назад] [Далее]

Источник: Православие и современность. Электронная библиотека

Житие преподобного Тита, пресвитера Печерского

Житиепреподобного Тита, пресвитера Печерского

Память преподобного Тита празднуется Православной Церковью 27 февраля/11 марта

Как “открывается гнев Божий с небана всякое нечестие” (Рим.1:18), и как нисходит “мир Божий”, превосходящий ум (Флп.4:7), охраняющий тело и душу стремящегося к нему человека, всё это видим в житии блаженного Тита. Он был инок Печерского монастыря1, почтенный саном пресвитера. На подвиги, достойные вечного блаженства, преподобный Тит был наставлен следующим обстоятельством: у него был брат не по плоти, а по духу, черноризец того же монастыря по имени Евагрий, по сану диакон. Великая и нелицемерная любовь соединяла двух иноков, так что все дивились их единодушию и взаимной любви. Но ненавидящий всякое добро диавол, обыкший сеять плевелы среди пшеницы (Мф.5:22), и между ними посеял вражду. Гневом и ненавистью он так омрачил их сердца, что они не могли даже взглянуть друг другу в лице, и поэтому всячески старались избегать один другого. Когда один шел в церкви с кадиль­ницей, тогда другой убегал от каждения; если же один не отходил, то другой проходил мимо него, не покадив. В столь греховном мраке они пребывали долгое время, так что, по диавольскому внушению, даже дерзали возносить Божественные дары и причащаться их, не примирившись друг с другом, не испросив прощения друг у друга. Много раз просила их братия примириться, но они и слышать не хотели. Однажды, по Божиему смотрению, случилось преподобному Титу так сильно захворать, что он уже не думал остаться в живых. Тогда он горько стал плакать о своем прегрешении и смиренно послал к диакону Евагрию сказать ему:

“Прости меня, брат, ради Господа за то, что я оскорбил тебя гневом своим”.

Но тот не только не простил Тита, но стал еще более поносить его и даже проклинать. Однако братия, увидев, что Тит уже умирает, силою привели к нему Евагрия, чтобы он примирился с братом. Увидев его, больной, приподнявшись, упал к ногам Евагрия, говоря со слезами:

– Прости меня, отче, и благослови!

Но немилостивый и бесчеловечный Евагрий отвратился от брата и пред всеми сказал полные ненависти слова:

– Я никогда не хочу примириться с ним: ни в сем веке, ни в будущем!

Сказав сие, он вырвался из рук братий и упал. Иноки хотели поднять его, и нашли его мертвым. Они не могли ни сложить ему рук, ни затворить уст, ни закрыть очей – словно он умер давно. В это время блаженный Тит встал совер­шенно здоровым, как будто бы никогда не болел. Все ужас­нулись, видя внезапную кончину одного и быстрое исцеление другого. Они начали спрашивать блаженного пресвитера Тита, чтобы это значило? Блаженный Тит поведал им то, что ему было открыто о сем свыше:

– Во время болезни, – так начал блаженный Тит свой рассказ, -я, еще одержимый гневом, увидел, как ангелы отступили от меня. Они рыдали о гибели моей души, а бесы радовались, что я имею гнев на своего брата. Посему-то я и начал просить вас, чтобы вы пошли и испросили мне у брата моего прощения. Когда вы привели его ко мне, и я поклонился ему, а он отвернулся от меня, я увидел одного немилостивого Ангела с пламенным копьем, коим он ударил непростившего меня, и тот упал мёртвым. Тот же Ангел подал мне руку, поднял меня, и вот я выздоровел.

Устрашенные рассказом, иноки много плакали об умершем Евагрии. Они погребли его, но не могли сложить ему руки и закрыть глаза и уста. Сами же особенно стали блюстись гнева, прощая друг другу всякое слово обидное, памятуя слова Господни: “всякий, гневающийся на брата своего напрасно, подлежит суду” (Мф. 5:22). Также и святой Ефрем Сирин сказал: “если кому случится умереть в вражде, то такового ожидает неумолимый суд”. И можно было сказать тогда о вразумлен­ной братии: “Велик мир у любящих закон Твой” (Пс.118:165).

Но особенно сам пресвитер Тит, видя, как за примирение с своим братом он получил примирение с Богом и был избавлен от смерти не только телесной, но и душевной, с сего времени даже и не думал гневаться на кого либо, но, отбросив гнев, приобрел постоянную любовь к братии, которая, как корень мира, есть союз совершенства, она исходит от “чистого сердца и доброй совести и нелицемерной веры” (1Тим. 1:5), она “долготерпит, милосердствует, любовь не завидует” (1Кор.13:4) содержит в себе все добродетели и особенно: пост, целомудрие, постоянную молитву. Блаженный с сего времени всегда имел в своем сердце слова Писания “будьте благоразумны и бодрствуйте в молитвах. Более же всего имейте усердную любовь друг ко другу, потому что любовь покрывает множество грехов” (1Пет. 4:7-8).

Принося бескровную жертву, пресвитер Тит исполнял и следующее Евангельское слово: “любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв” (Мрк.12:33). Он стяжал себе столь невозмутимый мир, что, пылая чувством совершенной любви, не мог, скорбя, сказать: “Нет целого места в плоти моей от гнева Твоего; нет мира в костях моих от грехов моих” (Пс. 37:4). Совершенный мир души сего постника был таков, что на нем истинно исполнилось изречете Апостола: “Ибо Царствие Божие не пища и питие, но праведность и мир и радость во Святом Духе” (Рим.14:17).

Посему и на небесах блаженный Тит удостоился получить упокоение, стремясь к которому, он после многих трудов и подвигов отошел к Господу. Святое тело его почивает в одной из печерских пещер, полной святых, как дольнее небо, духом же он присутствуете на небе, куда вознесен руками явившихся ему Ангелов. Они могли сказать о сем прежде грешнике, потом же достойно по­каявшемся праведнике только то, что сказал святой Павел о Апостоле Тите: “Бог, утешающий смиренных, утешил нас прибытием Тита” (2Кор.7:6). Мы, также радуясь, можем сказать в ответ сим небесным жителям из того же Писания: мы утешились, видя ваше утешение и особенно возрадовались радостью Тита, упокоившегося среди вас. Святыми молитвами преподобного Тита да сподобимся и мы, отложив всякий гнев, получить прощение грехов и восприять упокоение временное и вечное от Христа Иисуса Господа нашего, Который естьБог любви и мира” (2Кор.13:11). Ему же слава со Отцом и Святым Духом во веки2. Аминь.

Примечания:

1 Разумеется Киево-Печерский монастырь, основанный преподобными Антонием в 1073 г.) и Феодосием в 1074 г.

2 Преподобный Тит  жил в XIIв.

Источник: www.pravoslavie.uz

Слово в день Архангела Михаила. Митрополит Московский Платон (Левшин)

Митрополит Московский Платон (Левшин)

Слова в день Архангела Михаила

Оглавление

Слово в день Архангела Михаила

Когда совершаем мы божественную литургию, и при сем священном действии воспеваем общаго всех Владыку: тогда церковь святая напоминает нам, чтоб мы не иначе стояли пред ним во храме на земли, как служат ему святии ангели на небеси. Да и когда в том им подражаем; тогда мы их точно и изобразуем, по силе оной священной песни устами верных воспеваемой: отложим всякое ныне житейское попечение: ибо мы животворящей Троице трисвятую песнь припевая, в таинственном разуме Херувимов образуем. В каком усладительном чувствии должна быть верных мысль и сердце, когда точно понимают они сие свое преимущество!

Ныне празднуемый нами ангельскаго собора предстатель возбуждает благоговение христиан обратить внимание свое на службу ангелами совершаемую на небеси, дабы нам по возможности подражать им в том и на земли.

Един есть Бог ангелов и человек: и когда мы в чистоте духа служим Творцу всяческих; тогда едино со оными блаженными духами составляем общество. Один порок сей священный союз разорвать может.

Ибо хотя, по основанию христианской богословии, и есть различие между церковию на земли воинствующею, и церковию на небеси торжествующею: но по словам апостольским, мы вшедшии в завет новыя благодати, хотя действительно не вступили, но уже приступили к Сионстей горе, и ко граду Бога живаго, Иерусалиму небесному, и тмам ангелов, к собору и к церкви первородных на небесех написанных, и судии всех Богу, и к духовом праведников совершенных: следовательно мы, церковь воинствующую составляющии, едино с церковию торжествующею составляем существо и общество.

И ежели оные блаженные духи, непорочнейшие небесныя церкви члены, по словам писания святаго, служат величеству Божию, вопия непрестанно трисвятую песнь; от благоговения раболепнаго покрывают пред ним лица своя, и исполняют волю его с усерднейшею ревностию, яко, де, пламень огненный: то какое потребно иметь нам тщание, усердие и любовь при службе Божией!

Нам, говорю, которым на пути спасения предлежат еще многия претыкания и соблазны, и которых сила страстей, угасив дух разума, не редко претворяет в кровь и плоть.

Ангели служат Вышнему яко пламень огненный. Под именем пламене огненнаго видимо, что означается их пламень и жар любви: любви, которая их соединяет с Богом и между собою взаимно.

Совершенная сия ангельская любовь начало свое приемлет от точнаго познания совершенств Божиих. Ибо чем более совершенство вещи познавается: тем более к ней возжигается любовь. Свет просвещения огнь любви производит. Коль возлюбих закон твой Господи, вопиет царь и пророк: для чего? для того, де, яко он весь день поучение мое есть.

И потому сие вечное дел наших правило испытывать мы должны со всяким прилежанием, и в доме, и на пути, и во уединении, и с другими во обращении, и в младости и в старости, во всякое время, на всяком месте, а наипаче во храмах священных. Чем более вникать будем в сие зерцало, тем более открываться нам будет оная воля благая и совершенная, которой сообразоваться мы должны: а чрез то и любовь Божия вселится в сердца наши.

Христианин! есть ли должное твое о сем тщание? не в пренебрежении ли оставлен сей великий долг твоея пред Богом обязанности? не к блаженству токмо будущему сим надлежит шествовать путем: но и жизни сея благоденствие на сем же есть основано. Просвещенная законом Божиим и любовию его утвержденная мысль не во храме сем токмо представляет тебя любезным хвал Божиих вещателем, но и во обществе верным разделенных от промысла Божия званий служителем. Паки представляю тебе ангельский собор. Они, по учению святыя церкви, для того утвердилися в благодати, яко утвердилися в любви: а некоторые и из сих чистейших духов, за злоупотребление добраго произволения отторжены от святаго общества, пременились в духов нечистейших и злобнейших. Везде порок влечет за собою следствия погибельныя.

Прохладевшая к Богу любовь учинила их недостойными любовию соединеннаго ангелов общества.

Мы и церкве члены, и общества граждане. По обеим отношениям примером нам ангели суть. Когда во святилище Господнем приносим мы жертву благодарения и молитв в непорочности души; тогда мы во плоти ангели: когда же союзом любви между собою соединенны; тогда мы ангельское на земли представляем общество.

Но когда или жертвы наши нечистотою страстей опорочены, или друг друга угрызаем и снедаем: тогда истинна осуждает таковых быть подобными тем духам, которым злость и разврат есть утешением, и которые вечными узами под мраком соблюдены на суд великаго дне. О! поистинне, по апостольскому увещанию, со страхом жития нашего время жительствовати должны, когда Отец, нелицемерно судящий комуждо по делу, и ангелов согрешивших не пощаде.

И правосудие Божие, не меньше же и пример падения ангелов, содержать нас должны во всегдашней осторожности и бодрости духа. Мняйся стояти, пусть блюдется, да не падет. А сие значит, что чем больше кто мечтает о себе; тем ближе есть к падению: кто же по земле ходит; тот упасть не умеет. Евангелие не без особливаго резону в одном месте ангелов представляет, яко приставников непорочных младенцев: а сие есть доказательством, что они суть содруги и спутешественники тем, которых украшает кротость младенчества непорочнаго.

Что таковые ангелоподобные люди во обществе? что в церкви? во обществе верные други, праведные судии, честные соседы, благоразумные советники, благодетельные начальники, полезные члены: а в церкви, ангелом собеседники, сожители и приснии Богу, истинные христиане.

Так почему же служение таковых пред Богом от служения ангельскаго различествовати будет?

Естьли, благословеннии христиане! сие учение, учение церкве Божия, приятно, или хотя токмо непротивно показалось вкусу души нашея: то довольно, почитать должны, воспользовались мы празднованием дня сего.

Дня, который сколько для нас почтен есть, воспоминанием ангелов предстателя, столько не меньше радостен, яко храм сей Монаршим присутствием своим удостоити благоволила Благочестивейшая Самодержица. Не мы токмо, но и самыя стены храма сего ЕЯ проповедуют благочестие и благоговение к местам святым. Украшение стен храма сего, сей священный ковчег останкам святых, сии олтарь и служителей ЕЯ украшающия драгоценныя утвари, суть приношения ЕЯ к Богу любви. Ибо благая, по евангелию, не могут происходить, разве от сердца благаго.

Ты же Боже, праведный дел наших воздаятель! оною десницею, которою управляеши Царей и державы их, укрепи ЕЯ и Августейшаго ЕЯ наследия здравие и благоденствие, сохраняя Их под покровом ангелов хранителей твоих, аминь.

Сказывано в присутствии ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА в Архангельском соборе 1775 года Ноября 8 дня.

Источник: www.stsl.ru

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

8/21 ноября

Благочестно праздновать собор святых ангелов святая Церковь стала согласно преданию святых отцов после того, как отвергла древнее нечестивое почитание ангелов, установленное еретиками и идолопоклонниками. Еще в Ветхом Завете, когда люди, отступив от Бога, Создателя своего, стали приносить жертвы солнцу, луне, и звездам, — в то время люди поклонялись и приносили жертвы и ангелам, о чем так сказано в книге Царств: “кадили Ваалу, солнцу и лун и созвездиям, и всему воинству небесному” (4 Цар. 32, 5). Читать далее Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово об Ангелах

Не для удовлетворения пустому любопытству или любознательности, но единственно с целью спасения нашего предлагается здесь слово о Ангелах. Читать далее Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово об Ангелах

Приуготовление к вечности: о христианском отношении к смерти, погребении и поминовении

Приуготовление к вечности:

о христианском отношении к смерти, погребении и поминовении

Что есть смерть для христианина?

Для верующего человека смерть – это “великое таинство” рождения человека из земной временной жизни в вечность. По воле Божией разлучение души от тела происходит так же таинственно и непостижимо для человеческого разума, как и соединение их в утробе матери.

По исходе своем из тела душа человека попадает в новые условия жизни. Здесь она не может уже по воле своей изменить свое состояние (принести покаяние и получить отпущение грехов), как это было при жизни на земле. Поэтому важнейшее значение приобретает глубокая духовная связь умершего с Церковью, которая продолжает заботиться о нем так же, как и при жизни.

В чем заключается молитвенная помощь нашим умирающим и скончавшимся близким?

По свидетельствам святых отцов, человеку бывает страшно при разлучении души с телом: особенно тяжело душе первые три дня вне тела. Чтобы облегчить страдания умирающего, родные и близкие читают над ним “Канон молебный ко Господу нашему Иисусу Христу и Пречистей Богородице Матери Господни при разлучении души от тела всякаго правоверного” (помещен во многих молитвословах). Его называют также отходною молитвой.

После смерти человека и омовения его тела, сразу же начинают читать “Последование по исходе души от тела” (канон за единоумершего). Если человек умер вне дома, этот канон также необходимо прочесть в день его смерти. Затем в течение трех дней над умершим принято читать Псалтирь – непрерывно днем и ночью, все то время, пока христианин остается непогребенным.

Почему необходимо отпевание?

По учению Церкви, на третий день душа человека проходит страшные мытарства, а на сороковой приводится к Богу, чтобы услышать суд о себе Своего Творца и Владыки. Нет ни одного человека, который, как говорит Писание, пожил бы и не согрешил. Поэтому каждый умерший, уже не имеющий возможности самостоятельно что-то изменить в своей участи, имеет великую нужду в молитвенной помощи Церкви и своих близких. Чтобы облегчить усопшему переход в вечную жизнь, в церкви совершают чин отпевания. Святая Церковь молит Владыку и Господа, по Его неизреченной милости, простить усопшему грехи и удостоить его Царства Небесного”.

Отпевание обращено также к родственникам и близким усопшего: заупокойная служба помогает им справиться с горем, исцелить душевные раны. Именно поэтому в чинах погребения так часто звучит победная песнь “Аллилуиа”, что значит: ““Грядет Господь”, и являет второе пришествие Его, при котором Он восстановит всех нас, умерших” (св. Симеон Солунский).

Заочное отпевание возможно в случае крайней необходимости: когда не найдено тело покойного или храм находится очень далеко. Проводить покойного без отпевания – значит не исполнить свой долг любви и лишить его помощи Церкви.

Поминовение

Первые сорок дней после кончины посвящаются сугубым молитвам за усопшего, которого все эти дни именуют в молитвах новопреставленным. В это время решается судьба души почившего, поэтому необходимо позаботиться о сорокоусте – ежедневном поминовении во время Божественной литургии. При совершении этой службы частицы, изъятые за живых и умерших, погружаются в Кровь Господню со словами: “Отмый, Господи, грехи поминавшихся зде Кровию Своею Честною, молитвами святых Твоих”. Ничего лучшего или большего мы не можем сделать для них.

Если смерть человека случится во время Великого Поста (в этот период литургия не служится ежедневно), то в будние дни заказывают панихиды, а в субботу и воскресенье – обедни об упокоении души умершего.

В третий, девятый, сороковой день и годовщины память усопшего следует почтить чтением панихиды.

Почему и как наши молитвы могут быть благотворны для умерших?

Спустя сорок дней некоторые души находятся в состоянии предвкушения вечной радости и блаженства, а другие трепещут в ожидании вечных мучений, которые усилятся после Страшного Суда. Но до этого последнего Суда все же возможны изменения в загробной участи души благодаря принесению молитв за нее и творению добрых дел (милостыни) в память об умершем.

Самый важный вопрос: что же такое умереть по-христиански?

“Отче, в руце Твои предаю дух Мой!” (Лк. 23, 46), – таковы были последние слова Господа на Кресте. Спаситель подал нам наилучший пример. Мы – православные христиане – всегда должны быть готовы к смерти и стараться отойти от этого мира так, чтобы сама кончина наша была свидетельством нашей веры и любви к Господу, и, если можно, поучением для наших ближних.

Прежде всего, постараемся принести покаяние, вспомним то постыдное, в чем забыли покаяться или еще не решились. Перед причащением примиримся со всеми, кто был для нас врагом, недоброжелателем, и попросим прощения у того, кого обидели сами. В Таинстве соборования прощаются грехи, совершенные по незнанию или забытые. Если мы тяжко заболеем, для соборования и причащения попросим родных пригласить священника на дом. Святитель Иоанн Златоуст свидетельствует, что тот, кто скончается в день достойного принятия Святых Таин, проходит мытарства без задержки и сподобляется Царствия Небесного.

Будем с мужеством и достоинством ожидать кончины своей без ропота, без зависти к тем, кто остается жить, с доверием предавая себя в руки Божии.

Необходимо помнить:

– Молиться в церкви можно только за крещеных православных христиан. Невозможно совершать любые церковные поминовения некрещеных или иноверцев. За них можно подавать милостыню, взывая к неизреченной милости Божией.

– Церковь не молится за самоубийц, которые сами отвергли милость Божию и жизнь – Его бесценный дар. Если самоубийца находился под врачебным наблюдением и совершил свой поступок в невменяемом состоянии, для совершения отпевания необходима медицинская справка и благословение Правящего Архиерея. В трудноразрешимых случаях необходимо обращаться в Епархиальное управление.

– Нельзя делать скоромный поминальный стол во время постов, а также по средам и пятницам, и в эти дни приносить скоромное в церковь на канун.

– Некоторые “народные” обычаи являются чисто языческими. Прощаясь с православным христианином, недопустимо бросать монеты в гроб и могилу, ставить к его портрету стакан воды или водки, покрытый хлебом т. п.

– Ни в коем случае нельзя поминать усопших водкой; существует пословица: “Кто усопшего водкой поминает, тот ему больше муки уготовляет”. Тем, кто боится “обидеть” родных и соседей отсутствием спиртного на столе, надо напомнить, что мы должны заботиться прежде всего о спасении души наших близких.

Источник: Православие и современность

Посмертная участь человека. О “мытарствах” Жизнь после смерти Душа после смерти. Молитва за усопших. Есть ли надежда на спасение всех людей? Слова в дни поминовения усопших О соединении с ближними в загробной жизни Молитвы за усопших

Рассказы о явлениях ангелов

Рассказы о явлениях ангелов, о которых говорят священные библейские книги, как Ветхого, так и Нового Заветов

Из книги “Ангелы и демоны” (М.: Московское подворье Свято-Троицкой Сергиевой Лавры, Издательство “Отчий дом”, 1996)

Книги Ветхого Завета передают нам много случаев явления добрых ангелов. Пред входом в земной рай поставлены были херувимы (Быт. 3, 24); ангелы являлись Аврааму и предвозвестили ему рождение сына (Быт, 18, 1-10); являлись Лоту и предсказали ему погибель Содома и других нечестивых городов (Быт. 19); ангел говорил с Агарью в пустыне (Быт. 21, 17); Иаков на пути в Месопотамию видел во сне ангелов, восходивших и нисходивших по таинственной лествице (Быт. 28, 12); ангел же открыл Иакову тайну, как достигнуть того, чтобы овцы рождались пестрые (Быт. 31, 10-12), и боролся с ним на обратном пути его из Месопотамии (Быт. 32). Все эти были добрые, благотворные ангелы света. Равным образом, и тот ангел, который говорил с Моисеем на Хориве из горящего тернового куста (Исх. 3, 6-7) и вручил ему на горе Синае скрижали закона, и которому обыкновенно усвояется имя Божие, потому что он действовал по поручению и уполномочию Божию (Исх. 3, 2); — ангел, который днем в виде темного, а ночью светлого облака вел евреев по пустыне; ангел, говоривший с Валаамом и грозивший умертвить у него ослицу (Чис. 22, 23), — все эти, без сомнения, были также добрые ангелы.

То же нужно сказать и о том ангеле, который с обнаженным мечом в руке являлся Иисусу Навину в равнине Иерихонской, назвав себя при этом архистратигом небесных сил (Нав. 5, 13-15). Справедливо полагают, что это был самый архангел Михаил, который по свидетельству апостола Иуды (Иуд. 1, 9), спорил с сатаной о теле Моисеевом. Ангел являлся жене Маноя и потом самому Маною и возвестил ему рождение Сампсопа (Суд. 13, 5). Ангел возвестил Гедеону, что он освободит израильтян от рабства моавитян (Суд. 6, 12). Архангел Гавриил являлся Даниилу в Вавилоне (Дан. 8, 15-17; 9, 21), Рафаил сопровождал молодого Товию в Мидию (Тов. 5, 4-5; 12, 15). Пророк Захария в своей книге упоминает о явлении ему ангела (Зах. 1, 9, 10, 11). В книгах Ветхого Завета самый престол Саваофа изображается в таких чертах: Господь восседает на херувимах (Пс. 79, 2), пред Его престолом предстоят седмь высших духов, всегда готовых исполнять Его волю; четыре херувима вечно воспевают Ему хвалу и с молитвою повергаются ниц пред Его высочайшею святостью.

В Священном Писании Нового Завета передается также множество случаев явления добрых ангелов. Архангел Гавриил является Захарии, отцу святого Иоанна Крестителя, и возвещает ему рождение сына, имевшего быть предтечей Мессии (Лк. 1, 11-20). Тот же самый архангел Гавриил предвозвестил Пресвятой Деве Марии рождение от Нея Сына Божия (Лк. 1, 26-38). Когда Господь Иисус родился в Вифлееме, ангел Господень ночью явился пастырям (Лк, 2, 9-12) и благовествовал им о рождении в Вифлееме Спасителя. Далее, можно признать за несомненное, что звезда, которая являлась приходившим для поклонения младенцу Иисусу волхвам и привела их прямым путем к Иерусалиму и оттуда в Вифлеем, была управляема добрым ангелом (Мф. 2, 2, 7, 9, 10). Праведный Иосиф, по требованию небесного вестника, с Младенцем Иисусом и Его Матерью бежал в Египет для того, чтобы таким образом избавить Святого Младенца от рук жестокого Ирода. Этот же ангел сообщил Иосифу о смерти Ирода и повелел ему теперь возвратиться в свою отечественную землю (Мф.2, 13-23).

После искушения Иисуса Христа в пустыне приступили к Нему ангелы и служили Ему (Мф. 4, 11). Искуситель говорит Иисусу Христу: “Бог заповедает ангелам Своим хранить Тебя, и на руках понесут Тебя, да не преткнешься о камень ногою Твоею” (Мф. 4, 6). Слова эти заимствованы из девятидесятого псалма Давидова (1112 ст.) и доказывают веру иудеев в бытие ангелов-хранителей. Спаситель подтверждает истину существования таких ангелов, когда говорит, что ангелы детей постоянно созерцают лицо Его Небесного Отца (Мф. 18, 10). На последнем суде добрые ангелы отделят праведных от грешников (Мф. 13, 49) и ввергнут грешников в вечный огонь (ст. 50).

Во время душевной борьбы Иисуса Христа в Гефсиманском саду пред Его страданиями укреплял Его ангел, сошедший с неба (Лк. 22, 43). После Его воскресения ангелы являлись святым женам, которые пришли ко гробу Спасителя затем, чтобы помазать Его тело. По свидетельству книги Деяний апостольских, ангелы являлись апостолам непосредственно по вознесении Господа нашего Иисуса Христа на небо (Деян. 1, 10-11).

Святой апостол Петр, будучи заключен в темницу, освобождается из нее ангелом (Деян. 12, 7-9), который потом проходит с ним одну улицу и скрывается. Когда Петр постучался в двери дома, в котором тогда находились верные, то никто из них и верить не хотел, чтобы это был сам Петр: все подумали, что стучится и говорит его ангел.

Из жизни апостола Павла точно так же можно видеть действительность бытия ангелов. Когда этот апостол рассказывал собравшемуся около него народу, как он на пути в Дамаск повергнут был на землю, фарисеи, присутствовавшие при этом, заметили тем, которые вопили против Павла: “Если же дух, или ангел, говорил ему, не будем противиться Богу” (Деян. 23, 8). Святой евангелист Лука говорит, что в Троаде Павлу было ночью видение, что ему именно явился македонянин (вероятно ангел-хранитель Македонии) и просил его прийти в Македонию для проповедания Евангелия (Деян. 16, 9).

Святой Иоанн Богослов в Апокалипсисе говорит о семи ангелах, которым вверен надзор над семью малоазийскими церквами. Известно, что именем ангелов называются здесь у Иоанна епископы этих церквей. Но, по церковному преданию, каждая церковь имеет и своего ангела-хранителя. В Апокалипсисе вообще представляется много различных видений и явлений ангелов. Святой Иоанн Богослов, например, говорит: “И после сего видел я четырех ангелов, стоящих на четырех углах земли, держащих четыре ветра земли, чтобы не дул ветер ни на землю, ни на море, ни на какое дерево. И видел я иного ангела, восходящего от востока солнца и имеющего печать Бога живаго. И воскликнул он громким голосом к четырем ангелам, которым дано вредить земле и морю, говоря: не делайте вреда ни земле, ни морю, ни деревам, доколе не положим печати на челах рабов Бога нашего” (Откр. 7, 1-3).

Сотворение неба – невидимого мира 6 глава книги пророка Исаии Ангел Церкви Михаил архангел Серафимы Херувим Ангелы — наши старшие братья Ветхозаветное учение об ангелах Природа и назначение ангельского мира О явлениях Архангела Гавриила Явления и чудесная помощь Ангелов Об ангелах-хранителях Как изобразить непостижимое? Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Литературная страница

Литературная страница

Поэзия. Стихи об ангелах

Бенедиктов В. Г. Благовещение. К картине Боровиковского (“Кто сей юный? В ризе света…”)

Бунин И. А. Ангел (“В вечерний час, над степью мирной…”)

Вяземский П. А.

Жадовская Ю. Ангелу-Хранителю. (“Я видела тебя души моей очами…”)

Краснова Евгения

Лермонтов М. Ю. Ангел (“По небу полуночи ангел летел…”)

Лычагин А. В. Архангел Михаил (“Этот день сулил быть добрым…”)

Майков А. Н.

Никитин И. С.

Полонский Я. П. Любил я тихий свет лампады золотой…

Пушкин А. С. Пророк (“Духовной жаждою томим…”)

С. П. Кондак св. Архангелу Гавриилу (со славянского) (“Созерцатель райской славы…”)

Фет А. А. Тихо ночью на степи…

Фофанов К. М. Видение Иакова (“Он шел, исполненный тревог…”)

Проза

Андерсен Х.-К. Ангел

Волшебные очки. Рассказ для детей

Два ангела. Притча

Шмелев И. С. Михайлов день

www.angelologia.ru

Слово в Димитриевскую родительскую субботу. Архимандрит Кирилл (Павлов)

Слова в дни поминовения усопших

Оглавление

В Димитриевскую родительскую субботу (2)

Глубиною мудрости человеколюбно вся строяй
и полезная всем подаваяй, Едине Содетелю,
упокой, Господи, души раб Твоих,
на Тя бо упование возложиша,
Творца и Зиждителя и Бога нашего.
Последование Панихиды, тропарь, гл. 8.

Возлюбленные о Господе братия и сестры, чадолюбивая наша матерь, Святая Церковь, собрала нас сегодня на заупокойный праздник, именуемый Димитриевской родительской субботой, для того чтобы каждый из нас по мере своего усердия, по мере своей любви к отшедшим от нас нашим близким и сродникам, при живой несомненной вере в непрекращающуюся их жизнь за гробом, принес свою горячую молитву об их упокоении, чтобы наши молитвы слились в единую общую молитву, чтобы едиными устами и единым сердцем просить милосердного Господа о помиловании наших усопших и о вселении их в месте светле, в месте злачне, в месте покойне. А о том, насколько необходима и важна молитва за усопших, помимо других примеров, уверяет нас характерный случай, описанный в житии преподобного Макария Великого.

Однажды преподобный Макарий, шествуя по пустыне, нашел на земле сухой череп. Поворачивая его своим жезлом, он заметил, что череп издает какой-то звук.

– Чей ты, череп? – спросил святой старец.

– Я был начальником всех обитавших здесь жрецов, – послышался голос из черепа. – А ты – авва Макарий, исполненный Духа Божия. Когда ты молишься за нас, сущих в муках, то мы испытываем некоторую отраду.

– Какую же вы испытываете отраду и какую муку? – опять спросил Преподобный у черепа.

– Как небо далеко отстоит от земли, так велик огонь, в котором мы мучаемся, опаляемые отовсюду, с ног до головы, – со стенанием проговорил голос, – и даже не можем видеть друг друга. Когда же ты молишься за нас, то мы отчасти друг друга видим, и это доставляет нам некоторую отраду.

Прослезился Преподобный и сказал:

– Несчастен тот день, когда человек преступил заповедь Божию.

Потом спросил он:

– А есть ли муки другие, большие?

Послышался ответ:

– Есть еще другие люди, которые находятся под нами, глубже. Мы, которые не познали Бога, имеем еще некоторое утешение от милосердия Божия, а те, которые, познавши Бога, отверглись Его и не исполняли Его заповедей, те испытывают тягчайшие, несказанные муки.

После этих слов Макарий закопал череп в землю и пошел в большом раздумье.

Вы слышали, дорогие, что молитва Преподобного доставляла некоторую отраду даже язычникам; тем более церковная молитва доставит отраду и окажет свое благотворное влияние на души усопших христиан, за которых принесена Голгофская Жертва, которых Господь искупил Своею бесценной Божественной Кровью. Молитесь, дорогие, за усопших с усердием, с любовью, поминайте их добрым словом. Вспомните их добрые дела, их труды, их добрые качества, наконец, вспомните, что у нас общий жребий, одна и та же дорога, и пусть уже это воспоминание побуждает с любовью, с усердием молиться за усопших.

Распятие. Икона

Любовь, которую нам заповедал Господь наш Иисус Христос, должна простираться не только на живых, но и на ушедших от нас наших близких и родных. К усопшим наша любовь должна быть даже больше, потому что живые наши ближние сами могут себе помочь покаянием или совершением добрых дел и таким образом облегчить участь свою, но усопшие помочь себе уже ничем не могут, вся их надежда на облегчение своей загробной доли – только на оставшихся в живых членов Церкви. Мы должны им в этом сочувствовать, тем более что участь их нам неизвестна. В большинстве ведь люди умирают с грехами. Верно слово, что во грехах мы рождаемся, во грехах и проводим свою жизнь, и хотя мы каемся и причащаемся, но тем не менее опять грешим, так что смерть нас всегда застает во грехах. А раз так, то как мы должны заботиться о помиловании наших усопших и молиться за них! Если бы неожиданно отверзлись двери вечности, в которой находятся их души, то перед нами предстала бы умилительная картина безмолвной мольбы наших единокровных братьев, просящих наших молитв за них, – и какая душа не содрогнулась бы при виде этих миллионов душ, вопиющих о помощи! Ведь участь усопшего подобна положению человека, который плывет по очень опасному месту. А наши молитвы являются как бы тем спасительным канатом, который мы подаем ближнему в этот опасный момент. А поэтому как приятно будет тому человеку, который исполнял свой христианский долг, молился, когда мы все там, за гробом, встретимся, увидим друг друга лицом к лицу и услышим от наших собратий благодарность за помощь им! И напротив, какой будет горький упрек тем, которые не помогли родным, близким людям в опасное время своими молитвами!

Один афонский схимник очень любил молиться за усопших. Однажды во время молитвы он неожиданно впал в забытье, и им овладело полусонное состояние. И видит он себя среди прекрасного луга, на котором росло множество чудесных цветов, а впереди перед ним раскинулся изумительнейший сад со многими ароматными деревьями. Долго старец любовался этим райским садом. Затем он обернулся направо и увидел красивые беленькие домики и возле одного из них – своего старого знакомого, который недавно умер и за которого он молился. Схимник подошел нему, поцеловал его и спросил:

– Как ты здесь живешь?

– Хорошо, – отвечал тот, – по милости Божией нахожусь среди этого красивого места.

– А знаешь ли ты, что я молюсь за тебя? – спрашивает его старец.

– Как же не знаю, все знаю и спасибо тебе за это. Когда вы поминаете нас на проскомидии или на Божественной литургии, то в это время здесь для нас бывает духовный праздник.

Так вот, видите, дорогие, что усопшие наши всё знают и всё слышат. И мы должны несомненно веровать, что со смертью общение между усопшими и живыми не прекращается, что оно существует. Смерти, как таковой, нет. Только на время человек разрешается от своего тела, оставляет этот, видимый, и переселяется в другой, невидимый для нас, мир. Спаситель говорит, что Бог не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы (Лк. 20: 38). И бывали случаи, когда усопшие, по воле Божией, являлись живущим, чтобы свидетельствовать им о своей новой жизни, или побудить молиться, или предупредить о какой-либо опасности, являя им таким образом бессмертие души человеческой.

По свидетельству всех Святых Отцов, сильнейшим средством для облегчения участи усопших является принесение Бескровной Жертвы, но так как на Божественной литургии не всякий имеет возможность присутствовать, то не надо пренебрегать и частной, домашней молитвой. Можно молиться за усопших и утром, и вечером, и дома, и на пути, и за работой – во всякое время и на всяком месте, и Бог примет такую молитву, если она будет исходить от чистого, любящего сердца и будет соединена с живой верой в Господа Иисуса Христа. Мы не можем молиться только за тех ближних, о которых знаем, что они умерли в упорном неверии, при жизни своей издевались над христианскими истинами и отошли в мир иной без признаков раскаяния. Такой человек – хулитель Духа Святаго, и ему грех его не простится ни в сей век, ни в будущий (см.: Мф. 12: 31-32). А за тех, которые умерли в вере и с раскаянием, надо молиться, и можно быть смело уверенными, что молитвы наши облегчат их участь.

Поэтому, дорогие братия и сестры, помолимся сегодня за усопших наших родных и за всех вообще почивших православных христиан. Пусть наши сердца, проникнутые чувством любви и благодарности к усопшим, сольются сейчас в едином общем молитвенном вопле к Богу о помиловании их, о прощении их грехов, вольных и невольных, и о вселении их в обители праведных.

Со святыми упокой, Христе, души раб Твоих, идеже несть болезнь, ни печаль, ни воздыхание, но жизнь безконечная! (Заупокойный кондак, гл. 8.) Аминь.

1963 г.

[Назад] [Далее]

Источник: www.holytrinitymission.org

Бессмертие души. Душа и дух Посмертная участь человека. О “мытарствах” Жизнь после смерти О соединении с ближними в загробной жизни Молитвы за усопших