Архангел Михаил

Архангел Михаил

Архангел Михаил — один из высших ангелов, принимающий самое близкое участие в судьбах Церкви. Священное Писание нас учит, что, кроме физического, существует великий духовный мир, населенный разумными, добрыми существами, именуемыми ангелами. Слово “ангел” на греческом языке значит вестник. Священное Писание их именует так потому, что Бог нередко через них сообщает людям Свою волю. В чем же собственно состоит их жизнь в духовном мире, который они населяют, и в чем заключается их деятельность — мы почти ничего не знаем, да, в сущности, и понять не в состоянии. Они пребывают в условиях, совершенно отличных от наших материальных. Наименование “архангел”, применяемое к некоторым ангелам, указывает на их более возвышенное служение сравнительно с другими ангелами.

Имя Михаил на еврейском языке значит “Кто, как Бог”. Священное Писание, повествуя о явлении ангелов различным людям, собственным именем называет только некоторых из них. Среди них — Архангелы Михаил и Гавриил, упоминаемые в канонических книгах Писания, а также Архангелы Рафаил, Уриил, Салафиил, Иегудиил и Варахиил, упоминаемые в неканонических книгах Писания. Архангел Гавриил обычно являлся некоторым праведникам в качестве вестника великих и радостных событий, касающихся народа Божия (см.: Дан. 8, 16, 9, 21; Лук. 1, 19-26).

В книге Товита Архангел Рафаил говорит о себе: “Я — Рафаил, один из семи святых Ангелов, которые возносят молитвы святых и восходят пред славу Святаго” (Тов. 12, 15). Отсюда возникло убеждение, что на Небе существует семь Архангелов, одним из которых является Архангел Михаил.

Архангел Михаил в Писании именуется “князем”, “вождем воинства Господня” и изображается как главный борец против диавола и всякого беззакония среди людей. Отсюда его церковное именование “Архистратиг”, то есть старший воин, вождь. Так, Архангел Михаил явился Иисусу Навину в качестве помощника при завоевании израильтянами Обетованной земли. Он явился пророку Даниилу в дни падения Вавилонского царства и начала созидания Мессианского царства. В книге Откровения архангел Михаил выступает как главный вождь в войне против дракона-диавола и прочих взбунтовавшихся ангелов. “И произошла война на Небе: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось им места на Небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною”. Апостол Иуда кратко упоминает об архангеле Михаиле, как о противнике диавола (см.: Нав. 5, 13; Дан. 10; 12, 1; Иуд. 9; Откр. 12, 7-9; Лк. 10, 18).

В духе Священного Писания некоторые отцы Церкви видят Архангела Михаила участником других важных событий в жизни народа Божия, где, впрочем, он не называется по имени. Так, например, его отождествляют с таинственным огненным столпом, шедшим перед израильтянами во время их бегства из Египта и погубившим в море полчища фараона. Ему же приписывают поражение огромного ассирийского войска, осаждавшего Иерусалим при пророке Исаии (см.: Исх. 33, 9, 14, 26-28; 4 Цар. 19, 35).

Церковь почитает Архангела Михаила как защитника веры и борца против ересей и всякого зла.

Подготовлено по материалам сайта Храм Покрова Пресвятой Богородицы города Уссурийска

Ангел ангелу рознь Михаил архангел Житие преподобного Архиппа Архангел Архистратиг Об именах и ангелах. День Архистратига Михаила Слово в праздник Архистратига Михаила Невероятное спасение Воспоминание чуда Архангела Михаила в Хонех Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных Акафист святому Архангелу Михаилу Молитва Архистратигу Михаилу

Серафимы

Архимандрит Никифор (Баженов)

Из “Библейской энциклопедии”

Оглавление

Серафим. Фрагмент фрески Феофана Грека. 1378. Церковь Спаса Преображения на Ильине (Новгород)

Серафим. Фрагмент фрески Феофана Грека. 1378.
Церковь Спаса Преображения на Ильине (Новгород).

Серафимы

Серафимы (значение этого слова по одним: пламень, горение, а по другим возвышенный, благородный) — один из девяти чинов небесной иерархии, ближайший к Богу, упоминаемый прор. Исаиею в связи с его видением (Ис 11:2-6). В видении прор. Исаии серафимы представляются окружающими престол Господа; они имеют человеческий образ, но при этом у каждого из них по шести крыльев: двумя закрывают они свои лица, как недостойные взирать на Господа Саваофа, двумя — ноги, как недостойные того, чтобы Господь взирал на них, и двумя летают для того, чтобы неустанно исполнять небесные повеления своего Царя и Господа, и неумолчно поют песнь: “Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! вся земля полна славы Его!” и от звука голоса их потрясались основания здания и храм наполнился дымом курений. Посему серафимы не просто только духи, но самые высшие духовные существа, ближайшие к Богу, как и изображаются они в небесной иерархии, занимая первое место в первом лике (см. Дионисия Ареопагита “Небесная Иерархия”, гл. V-IX).

Источник: Православие и современность. Электронная библиотека

Ангел ангелу рознь Ангельские чины 6 глава книги пророка Исаии Свт. Василий Великий. Толкование на шестую главу книги пророка Исаии Свт. Кирилл Иерусалимский об ангелах и демонах Дионисий Ареопагит. О Небесной иерархии Corpus Аreораgiticum Преп. Исаак Сирин. Чин сущностей Ангелов, демонов и человека Как изобразить непостижимое? Иконография ангелов Собор святого архангела Гавриила Собор святого Архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных

Протоиерей Родион Путятин. – О злых духах

Протоиерей Родион Путятин

О злых духах

Из “Поучений катехизических”

Духи нечистые, нечистая сила, лукавый дух, демон темный, бесы нечистые, сатана, диавол, ангелы его… Кто это такие? По природе своей они такие же, как и добрые Ангелы, то есть и они – существа невидимые, бесплотные, одарены умом, волей и могуществом, только по своим свойствам злые. Да, это те духи или ангелы злые, которые не на Небе, а в аде, в преисподней. Их, этих злых ангелов, хотя меньше, чем добрых, но все же очень много, без числа много, целые легионы, и из них есть низшие, высшие, сильные, сильнейшие, злые, злейшие, и сатана, диавол – это главный, самый злой и сильный.

Место, где находятся злые духи, называется преисподнею, то есть местом самым низшим, отдаленнейшим от Неба и совершенно противоположным Небу, называется адом, то есть местом самым мрачным, темным, и просто называется тьмою кромешною, называется также геенною огненною, то есть местом, исполненным огня неугасимого, мучительного, и просто называется огнем вечным, мукою вечною. Что это значит? То это значит, что там, где злые духи, нет Божьего света, а всегда там мрак, вечно мрак страшный, ужасный мрак. Нет там и никогда не бывает никакой радости Божией, а всегда там печаль, воздыхание, мучения и страдания – мучения, как от огня, страдания до скрежета зубов.

Отчего же это место такое мрачное, страшное, отчего там такие страдания, мучения? Не место само по себе там такое, а злые духи, ангелы делают его таким. Что такое злые ангелы? Существа, которые Бога не любят, Бога не славят, о Боге не радуются, которые злы на Бога, злы, что Он благ, что Он людей любит, и которые, ненавидя Бога и все доброе и святое, делают только злое, пагубное, гибельное, то есть делают именно только то, что заставляет их самих мучиться, страдать, стенать, воздыхать. Так вот от них-то, от этих злых духов, не любящих славить Бога и радоваться о Боге, и нет света Божия, нет радости Божией там, где они; их-то и слышны там мучения, страдания, стоны, вопли. Злые ангелы до того злы, что хотят лучше мучиться, страдать, стенать, воздыхать, только бы Бога не славить, о Боге не радоваться, только бы, кроме зла, ничего не делать.

Отчего злы они? Всеблагий Бог ничего злого, вредного, пагубного не создал и никого из существ на зло, на муки, на страдания не сотворил. Всякое создание Божие служит всем во благо, в пользу, в радование, в веселье, и всякое творение сотворено Богом для наслаждения жизнью, для покоя, для радостей, для блаженства. Такими и для того были сотворены Богом и злые ангелы, то есть добрыми. Но они сами сделались злыми, сами не захотели быть тем, чем и для чего Бог сотворил их, не захотели быть спокойными, довольными, то есть не захотели радоваться, блаженствовать, хваля и благословляя Бога, сотворившего их.

Как злые духи дошли до такого состояния, что, зная, чувствуя, как гибельно, мучительно быть злым, однако же остаются злыми, не хотят не злиться, не хотят не мучиться, не страдать? Гордость довела их до того. Один из них, самый главный, денница, сиявший, подобно утренней заре, Божиим светом и красотой, преисполненный Божией радости и веселия, обладавший особым Божиим могуществом и крепостью, рассматривая свои совершенства, засмотрелся на себя и, забыв своего Творца, забыв, что все у него Божии дары, умолк, перестал петь Богу, возмечтал о себе и задумался: “Я могу, могу… с такими силами чего я не могу? О, я сам могу сделаться всеблаженным, вседовольным, Всевышнему подобным…”

Такое его мечтание о себе и молчание о Боге заметили под его влиянием и начальством находящиеся ангелы и тоже обратили внимание на свои достоинства, и тоже стали умолкать, забыв петь Того, Чьи они создания. И вот молчание о Боге на Небе стало распространяться, вот стала было затихать хвала Всевышнему; искушение было для всех Ангелов, все могли увлечься денницей. В это время Архангел Михаил вдруг громким голосом возгласил: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу; за ним миллионы торжественно воспели: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея. И денница, не захотев присоединиться к поющим, пением их, как громом, пораженный, пал молнией с неба, а за ним и все ему подчиненные, единомысленные. Об этом-то падении денницы говорил Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, когда сказал: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10, 18).

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

 

Духи нечистые, нечистая сила, лукавый дух, демон темный, бесы нечистые, сатана, диавол, ангелы его… Кто это такие? По природе своей они такие же, как и добрые Ангелы, то есть и они – существа невидимые, бесплотные, одарены умом, волей и могуществом, только по своим свойствам злые. Да, это те духи или ангелы злые, которые не на Небе, а в аде, в преисподней. Их, этих злых ангелов, хотя меньше, чем добрых, но все же очень много, без числа много, целые легионы, и из них есть низшие, высшие, сильные, сильнейшие, злые, злейшие, и сатана, диавол – это главный, самый злой и сильный.

Место, где находятся злые духи, называется преисподнею, то есть местом самым низшим, отдаленнейшим от Неба и совершенно противоположным Небу, называется адом, то есть местом самым мрачным, темным, и просто называется тьмою кромешною, называется также геенною огненною, то есть местом, исполненным огня неугасимого, мучительного, и просто называется огнем вечным, мукою вечною. Что это значит? То это значит, что там, где злые духи, нет Божьего света, а всегда там мрак, вечно мрак страшный, ужасный мрак. Нет там и никогда не бывает никакой радости Божией, а всегда там печаль, воздыхание, мучения и страдания – мучения, как от огня, страдания до скрежета зубов.

Отчего же это место такое мрачное, страшное, отчего там такие страдания, мучения? Не место само по себе там такое, а злые духи, ангелы делают его таким. Что такое злые ангелы? Существа, которые Бога не любят, Бога не славят, о Боге не радуются, которые злы на Бога, злы, что Он благ, что Он людей любит, и которые, ненавидя Бога и все доброе и святое, делают только злое, пагубное, гибельное, то есть делают именно только то, что заставляет их самих мучиться, страдать, стенать, воздыхать. Так вот от них-то, от этих злых духов, не любящих славить Бога и радоваться о Боге, и нет света Божия, нет радости Божией там, где они; их-то и слышны там мучения, страдания, стоны, вопли. Злые ангелы до того злы, что хотят лучше мучиться, страдать, стенать, воздыхать, только бы Бога не славить, о Боге не радоваться, только бы, кроме зла, ничего не делать.

Отчего злы они? Всеблагий Бог ничего злого, вредного, пагубного не создал и никого из существ на зло, на муки, на страдания не сотворил. Всякое создание Божие служит всем во благо, в пользу, в радование, в веселье, и всякое творение сотворено Богом для наслаждения жизнью, для покоя, для радостей, для блаженства. Такими и для того были сотворены Богом и злые ангелы, то есть добрыми. Но они сами сделались злыми, сами не захотели быть тем, чем и для чего Бог сотворил их, не захотели быть спокойными, довольными, то есть не захотели радоваться, блаженствовать, хваля и благословляя Бога, сотворившего их.

Как злые духи дошли до такого состояния, что, зная, чувствуя, как гибельно, мучительно быть злым, однако же остаются злыми, не хотят не злиться, не хотят не мучиться, не страдать? Гордость довела их до того. Один из них, самый главный, денница, сиявший, подобно утренней заре, Божиим светом и красотой, преисполненный Божией радости и веселия, обладавший особым Божиим могуществом и крепостью, рассматривая свои совершенства, засмотрелся на себя и, забыв своего Творца, забыв, что все у него Божии дары, умолк, перестал петь Богу, возмечтал о себе и задумался: “Я могу, могу… с такими силами чего я не могу? О, я сам могу сделаться всеблаженным, вседовольным, Всевышнему подобным…”

Такое его мечтание о себе и молчание о Боге заметили под его влиянием и начальством находящиеся ангелы и тоже обратили внимание на свои достоинства, и тоже стали умолкать, забыв петь Того, Чьи они создания. И вот молчание о Боге на Небе стало распространяться, вот стала было затихать хвала Всевышнему; искушение было для всех Ангелов, все могли увлечься денницей. В это время Архангел Михаил вдруг громким голосом возгласил: Слава Отцу и Сыну и Святому Духу; за ним миллионы торжественно воспели: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф, исполнь небо и земля славы Твоея. И денница, не захотев присоединиться к поющим, пением их, как громом, пораженный, пал молнией с неба, а за ним и все ему подчиненные, единомысленные. Об этом-то падении денницы говорил Сын Божий, Господь наш Иисус Христос, когда сказал: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию (Лк. 10, 18).

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

С падением злых духов добрые Ангелы еще тверже стали в добре, еще ближе стали к Богу, еще пламеннее возлюбили Его, так что невозможно, чтобы они, непрестанно видя пред собой Господа Сил, могли перестать когда-нибудь Ему петь, о Нем радоваться. А падшие духи, не сделавшись спокойными, блаженными сами собой, подобными Всевышнему, навсегда остались злыми, навсегда отпали от Бога, так что невозможно, чтобы они когда-нибудь обратились к Богу, сделались добрыми. Вечно злясь, будут вечно мучиться, страдать, но не захотят от гордости блаженствовать по Божией милости.

Какое отношение злые ангелы имеют к людям?

Сами, без согласия людей, особенно без попущения Божия злые ангелы никакого не могут иметь влияния на людей и ни малейшего не могут делать нам зла. Но Бог, не желая стеснять ничьей свободы, попускает злым ангелам до времени делать для людей злое на земле, а люди по своей слабости склонны бывают слушаться их, соглашаться с ними на злое себе. Да, не стесняя свободы злых ангелов, Бог попускает им действовать на людей, но однако так, чтобы и они не употребляли насилия ни над одним человеком, чтобы тоже не стесняли ни в чем никогда свободы людей.

Как могут злые ангелы делать людям зло? Они, как и добрые Ангелы, и по уму выше, и по силам крепче людей. Главный из них по силе и влиянию на людей называется князем мира сего и князем власти воздушныя. Оттого-то на земле бывают такие ужасающие, бесчеловечные дела, каких люди, без участия злых ангелов так придумать не могли бы и без их содействия так исполнить были бы не в силах. И потому нет зла на земле, в котором бы злые ангелы не принимали участия, и нет погибшего, который бы погиб без их содействия.

Какое именно злые ангелы делают зло людям?

Бог желает всем людям добра, спасения, покоя, блаженства; злые ангелы этому противятся – главный из них оттого и называется сатаной, то есть противником Божиим, – противятся они воле Божией о людях и хотят, на зло Богу, чтобы все люди, подобно им, погибали, чтобы все были злы, мучились, страдали. И вот они стараются всячески, чтобы люди не знали Бога, чтобы не веровали в Него; вся забота их об этом, потому что злыми, погибшими, развратными, злодеями люди делаются, бывают именно от этого, от незнания Бога, от неверия в Него.

Что злые ангелы делают для того, чтобы люди Бога не знали, в Него не веровали? Прибегают к клевете, ко лжи, к обману, к обольщениям; потому-то главный из них и называется отцем лжи и диаволом, то есть клеветником и обольстителем. Да, злые духи лгут, клевещут, что и нет Бога, и заповеди Его вовсе не нужны, что и без Бога и без Его заповедей можно жить спокойно, весело, даже спокойнее будешь, если станешь жить и действовать по своей воле, по своему разумению. Вообще, что только можно придумать, сказать, написать против Бога, против Его бытия и свойств, против Его дел и учения, – все это злые духи в людях поддерживают, усиливают. А чем Бог на земле прославляется, что к познанию Его служит, что для славы Его делается, от чего воля Его исполняется, что во спасение людей устрояется, – все это злые духи стараются, ослаблять, уничтожать, затмевать, истреблять.

Так, они идолопоклонство поддерживают, чтобы люди ложным богам поклонялись, не знали истинного Бога; они сеют и поддерживают ереси, расколы – чтобы люди, живя по вере, ими самими выдуманной, не веровали в истинного Бога; они поддерживают клевету всякую на Святую Церковь, на ее учение и уставы, на ее учителей и пастырей, чтобы неверующие в Святую Церковь, внимая этим клеветам, не уверовали в нее, в которой одной поклоняются Отцу и Сыну и Святому Духу; они возбуждают, поддерживают везде притеснения, гонения на Церковь нашу Православную, чтобы в нас, верующих, ослаблять, колебать веру в Бога истинного. Они же, злые духи, мутят мир, поддерживая и усиливая раздоры, несогласия, мутят воду и воздух, возбуждая и распространяя пагубные волны, тлетворные ветры, чтобы люди, страшась, страдая, мучаясь, погибали, забывая Бога. Да, мир, то есть злые люди, силы противления – это жительство, достояние злых духов, где они действуют полновластно на погибель людей. Особенно злобу свою злые духи проявляют к душам умерших, усиливаясь удержать их в своей области, препятствуя им восходить на Небо, в Царство Божие.

Итак, вот чего хотят, чего всеми мерами домогаются злые ангелы: чтобы Царства Божия не было, то есть чтобы Бога никто не знал, чтобы никто в Него не веровал.

Есть ли у человека особый злой ангел, как есть Ангел хранитель? До крещения человек находится под властью злых ангелов; потому Святая Церковь при крещении отгоняет от оглашенных всякого лукавого, нечистого духа. Таким образом, при тебе, слушатель-христианин, нет особого злого духа, зато всякий из них всегда готов тебе делать зло, они ждут только на то знака твоего согласия.

Чем же мы даем знак злому духу, что мы согласны внимать ему, слушаться его? Мыслями, желаниями нашими злыми, неправыми, греховными. Да, когда я начинаю мыслить злое, неправое, греховное, желать злого, неправого, греховного, то этим даю знать злому духу, что я согласен слушать его, и он тотчас же начинает на меня действовать. И вот, по обычаю, клевеща мне на Бога, возобновляя в моей памяти со своими пояснениями все, что только я когда думал, слышал, читал, говорил против Бога и Его заповедей, обольщая меня, внушая, объясняя, доказывая, почему я могу, почему я должен, имею право, основание, нужду думать, мыслить, делать, говорить то, что хочу, чего желаю, что думаю. Так обольщаемый злым духом, я наконец, как злым вином упоенный, забываюсь, забываю, что Бог есть, и зло, неправда мной овладевают, и грех во мне царствует, и я… погиб!.. Все мы, слушатели, погибли бы, если бы Сын Бога Живого не пришел в мир грешных спасти.

Действуя на душу человека, злые духи могут действовать и на тело его, тревожа, смущая его дух и таким образом поддерживая его телесные болезни, усиливая их так, чтобы больной забыл о Боге или чтобы роптал на Него. Так злой дух делал с праведным Иовом Многострадальным, хотя и не довел его до того, до чего хотел. Злые духи могут даже вселяться в человека и мучить его тело, мучить страшными муками. Так они действовали и действуют в тех людях, которые называются бесноватыми.

«Привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить» (Евангелие от Матфея. 9, 32-33). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

«Привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить» (Евангелие от Матфея. 9, 32-33). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

Являются ли злые ангелы видимо человеку? Как добрые Ангелы по особому Божию повелению видимо являются, так и ангелы злые тоже только по особому Божию дозволению могут иногда видимо являться. Так, они в разных чужих видах являлись святым и подвижникам благочестия. Без особого же Божия дозволения и попущения, сами собой, самовольно злые духи видимо людям являться не могут; это невозможно для них, потому что они духи, не имеют плоти, никакого видимого для нас вида. Да и нам видеть злых духов очами телесными невозможно, и для них самовольно являться видимо нам тоже невозможно. Действуют иногда они, по-видимому, самовольно на нашу душу, когда поддерживают и усиливают в нас против нашего желания, нам на муку мысли нечистые, скверные, хульные против Бога и всего святого, божественного. Но то только нам так кажется, что самовольно, а в самом деле – и это часто бывает – и не без попущения Божия, и не без повода с нашей стороны, и притом не без пользы для нас – именно то бывает для смирения нас, для убеждения, что без Божией помощи мы и помыслить доброго не можем.

Итак, вот какое отношение имеют злые ангелы ко всем людям и к каждому из нас. Они враги нам, враги нашего спасения, враги нашего покоя, враги нашего блаженства. Да, они враги злые, сильные, но у нас против них – Бог всемогущий и Иисус Христос, ада победитель. При одной моей мысли, что есть Бог, при одном моем слове: Господи Иисусе, при одном на мне знамении крестном злые духи убегают от меня, расточаются, исчезают. Мучительные мысли, против нашего желания влагаемые в нашу душу злыми духами, те нечистые, скверные, хульные мысли, которые приходят иногда нам при самых святых занятиях, и эти мучительные мысли, стоит только спокойно дунуть и плюнуть на них, тотчас пропадают, исчезают.

Что ожидает в будущем злых духов?

Устами мучимых ими людей, так называемых бесноватых, говорили они Иисусу Христу, когда Он хотел их изгнать: что Тебе до нас, Иисус, Сын Божий? пришел Ты сюда прежде времени мучить нас (Мф. 8, 29). Итак, злых духов ждет мука, или, лучше сказать, они ждут муки, которая настанет после Второго пришествия Христова на землю и которая будет вечной. Да, мука существ злых, которые от гордости хотят лучше вечно мучиться, чем с мольбой обратиться к милостивому Богу, будет мукой вечной; огонь, ими себе уготованный, не угаснет вовеки.

Слушатели-христиане! Слышали вы о злых ангелах? Что они говорят нам? Конечно, то же, что все существующее говорит: есть Бог. Да, ангелы злые своим бытием, своей злостью и злобой, своими делами и страданиями говорят, что есть Бог; есть всемогущая, вечная благость, которая жизнь дает всему, что только может жить, существовать; есть всемогущая, вечная правда, которая по делам воздает всем, кто только может делать, действовать; есть всемогущая, вечная премудрость, которая одна все может объяснить и в свое время объяснит, что, почему так, а не иначе есть, бывает, будет.

Так, есть невидимая сила, нечистая, недобрая, есть духи злые, невообразимо злые, как люди есть злые, до невероятности злые. Но я не боюсь их, Господи, не боюсь, ибо Ты со мной, ибо верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым. Аминь.

Источник: Православие и современность. Электронная библиотека

Ангелы Святитель Филарет (Дроздов) об ангелах Протоиерей Родион Путятин. О мире невидимом. “Верую во единаго Бога Отца, Вседержителя, Творца небу и земли, видимым же всем и невидимым…” Протоиерей Родион Путятин. О добрых духах Чин сущностей Ангелов, демонов и человека Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов Мир духовный или ангельский Митрополит Сурожский Антоний (Блум). Об ангелах Слово в день воспоминания чуда Архистратига Михаила в Хонех Ложные Ангелы Почему допущено зло? Страшный Суд. Ад Можно ли спастись вне Церкви? Воздушная блокада, или где живут демоны О чудесах мнимых и истинных

А. В. Лычагин. Архангел Михаил

Алексей Лычагин

Архангел Михаил

«И произошла на небе война: Михаил и Ангелы его воевали против дракона, и дракон и ангелы его воевали против них, но не устояли, и не нашлось уже для них места на небе. И низвержен был великий дракон, древний змий, называемый диаволом и сатаною, обольщающий всю вселенную, и ангелы его низвержены с ним» (Откровение. 12, 7–9). Иллюстрация к Библии Г. Доре

Один из ангелов крылатых
Что чище, был, сильнее всех
Он возгордился совершенством
И был его не добрым смех

Он хотел стать выше Бога
И он хотел вершить суды
И ложь его, и лесть и злоба
И с этим власть и обрести

И была, война на небе
Против зла, тех тёмных сил
Войско ангелов крылатых
Возглавлял князь Михаил

Меч его, частица солнца
Блеск свеченья, он луч добра
Дух силён, и нет в нём злобы
Расправляя два крыла

И бой тот, свят, он неизбежен
С Надеждой в Веру, и в Любовь
И князь рубил, того, кто грешен
Силой веры, вновь и вновь

Тогда и был, дракон повержен
И ангелы, нечистых сил
Пали в низ, в огонь и пепел
И ветер, страшным звуком выл

Им, больше нет на небе места
Без веры, их, Господь забыл
И вот с небес, за их паденьем
Смотрел архангел Михаил.

© Copyright: А. В. Лычагин, 2008.

Все авторские права на произведение принадлежат автору и охраняются законом.
Право на публикацию произведения предоставлено редакции сайта “Angelologia. Православное учение об Ангелах” автором.

Ханс Кристиан Андерсен. Ангел. Из сборника «Новые сказки». 1844-1848

Ханс Кристиан Андерсен

Ангел

Из сборника «Новые сказки»
1844-1848

Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается Божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает все цветы к Своему сердцу, а один цветок, который покажется Ему милее всех, целует; цветок получает тогда голос и может присоединиться к хору блаженных духов.

Все это рассказывал Божий ангел умершему ребенку, неся его в своих объятиях на небо; дитя слушало ангела, как сквозь сон. Они пролетали над теми местами, где так часто играло дитя при жизни, пролетали над зелеными садами, где росло множество чудесных цветов.

— Какие же взять нам с собою на небо? — спросил ангел.

В саду стоял прекрасный, стройный розовый куст, но чья-то злая рука надломила его, так что ветви, усыпанные большими полураспустившимися бутонами, почти совсем завяли и печально повисли.

— Бедный куст! — сказало дитя.— Возьмем его, чтобы он опять расцвел там, у Боженьки.

Ангел взял куст и так крепко поцеловал дитя, что оно слегка приоткрыло глазки. Потом они нарвали еще много пышных цветов, но кроме них взяли и скромный златоцвет и простенькие анютины глазки.

— Ну вот, теперь и довольно! — сказал ребенок, но ангел покачал головой, и они полетели дальше.

Ночь была тихая, светлая; весь город спал; они пролетали над одной из самых узких улиц. На мостовой валялась солома, зола и всякий хлам; черепки, обломки алебастра, тряпки, старые донышки от шляп, словом, все, что уже отслужило свой век или потеряло всякий вид; накануне как раз был день переезда [1].

И ангел указал на валявшийся среди этого хлама разбитый цветочный горшок, из которого вывалился ком земли, весь оплетенный корнями большого полевого цветка; цветок завял и никуда больше не годился, его и выбросили.

— Возьмем его с собою! — сказал ангел.— Я расскажу тебе про этот цветок, пока мы летим!

И ангел стал рассказывать.

— В этой узкой улице, в низком подвале, жил бедный больной мальчик. С самых ранних лет он вечно лежал в постели; когда же чувствовал себя особенно хорошо, то проходил на костылях по своей каморке раза два взад и вперед, вот и все. Иногда летом солнышко заглядывало на полчаса и в подвал; тогда мальчик садился на солнышке и, держа руки против света, любовался, как просвечивает в его тонких пальцах алая кровь; такое сидение на солнышке заменяло ему прогулку. О богатом весеннем уборе лесов он знал только потому, что сын соседа приносил ему весною первую распустившуюся буковую веточку; бедняжка держал ее над головой и переносился мыслью под зеленые буки, где сияло солнышко и распевали птички. Раз сын соседа принес мальчику и полевых цветов, между ними был один с корнем; мальчик посадил его в цветочный горшок и поставил на окно близ своей кроватки. Видно, легкая рука посадила цветок: он принялся, стал расти, пускать новые отростки, каждый год цвел и был для мальчика целым садом, его маленьким земным сокровищем. Мальчик поливал его, ухаживал за ним и заботился о том, чтобы его не миновал ни один луч, который только пробирался в каморку. Ребенок жил и дышал своим любимцем, ведь тот цвел, благоухал и хорошел для него одного. К цветку повернулся мальчик даже в ту последнюю минуту, когда его отзывал к Себе Господь Бог… Вот уже целый год, как мальчик у Бога; целый год стоял цветок, всеми забытый, на окне, завял, засох и был выброшен на улицу вместе с прочим хламом. Этот-то бедный, увядший цветочек мы и взяли с собой: он доставил куда больше радости, чем самый пышный цветок в саду королевы.

— Откуда ты знаешь все это? — спросило дитя.

— Знаю! — отвечал ангел.— Ведь я сам был тем бедным калекою мальчиком, что ходил на костылях! Я узнал свой цветок!

И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к Своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали Бога; одни летали возле Него, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны. Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом.


[1] В Копенгагене квартиры нанимались обыкновенно на полугодовой срок, с 1 марта по 1 сентября и с 1 сентября по 1 марта. Эти два дня были днями всеобщего переезда с квартиры на квартиру и назывались — «день переезда». Позднее Андерсен написал сказку «День переезда» (1866).

Текст приводится по изданию: Ханс Кристиан Андерсен. Самые невероятные истории. Сборник / Пер. с датского А. В. и П. Г. Ганзен; Сост. и предисл. Л. Ю. Брауде. М.: Сретение, Воскресенье, 1992. С. 172-175.

Каждый раз, как умирает доброе, хорошее дитя, с неба спускается Божий ангел, берет дитя на руки и облетает с ним на своих больших крыльях все его любимые места. По пути ангел с ребенком набирают целый букет разных цветов и берут их с собою на небо, где они расцветают еще пышнее, чем на земле. Бог прижимает все цветы к Своему сердцу, а один цветок, который покажется Ему милее всех, целует; цветок получает тогда голос и может присоединиться к хору блаженных духов.

Все это рассказывал Божий ангел умершему ребенку, неся его в своих объятиях на небо; дитя слушало ангела, как сквозь сон. Они пролетали над теми местами, где так часто играло дитя при жизни, пролетали над зелеными садами, где росло множество чудесных цветов.

— Какие же взять нам с собою на небо? — спросил ангел.

В саду стоял прекрасный, стройный розовый куст, но чья-то злая рука надломила его, так что ветви, усыпанные большими полураспустившимися бутонами, почти совсем завяли и печально повисли.

— Бедный куст! — сказало дитя.— Возьмем его, чтобы он опять расцвел там, у Боженьки.

Ангел взял куст и так крепко поцеловал дитя, что оно слегка приоткрыло глазки. Потом они нарвали еще много пышных цветов, но кроме них взяли и скромный златоцвет и простенькие анютины глазки.

— Ну вот, теперь и довольно! — сказал ребенок, но ангел покачал головой, и они полетели дальше.

Ночь была тихая, светлая; весь город спал; они пролетали над одной из самых узких улиц. На мостовой валялась солома, зола и всякий хлам; черепки, обломки алебастра, тряпки, старые донышки от шляп, словом, все, что уже отслужило свой век или потеряло всякий вид; накануне как раз был день переезда [1].

И ангел указал на валявшийся среди этого хлама разбитый цветочный горшок, из которого вывалился ком земли, весь оплетенный корнями большого полевого цветка; цветок завял и никуда больше не годился, его и выбросили.

— Возьмем его с собою! — сказал ангел.— Я расскажу тебе про этот цветок, пока мы летим!

И ангел стал рассказывать.

— В этой узкой улице, в низком подвале, жил бедный больной мальчик. С самых ранних лет он вечно лежал в постели; когда же чувствовал себя особенно хорошо, то проходил на костылях по своей каморке раза два взад и вперед, вот и все. Иногда летом солнышко заглядывало на полчаса и в подвал; тогда мальчик садился на солнышке и, держа руки против света, любовался, как просвечивает в его тонких пальцах алая кровь; такое сидение на солнышке заменяло ему прогулку. О богатом весеннем уборе лесов он знал только потому, что сын соседа приносил ему весною первую распустившуюся буковую веточку; бедняжка держал ее над головой и переносился мыслью под зеленые буки, где сияло солнышко и распевали птички. Раз сын соседа принес мальчику и полевых цветов, между ними был один с корнем; мальчик посадил его в цветочный горшок и поставил на окно близ своей кроватки. Видно, легкая рука посадила цветок: он принялся, стал расти, пускать новые отростки, каждый год цвел и был для мальчика целым садом, его маленьким земным сокровищем. Мальчик поливал его, ухаживал за ним и заботился о том, чтобы его не миновал ни один луч, который только пробирался в каморку. Ребенок жил и дышал своим любимцем, ведь тот цвел, благоухал и хорошел для него одного. К цветку повернулся мальчик даже в ту последнюю минуту, когда его отзывал к Себе Господь Бог… Вот уже целый год, как мальчик у Бога; целый год стоял цветок, всеми забытый, на окне, завял, засох и был выброшен на улицу вместе с прочим хламом. Этот-то бедный, увядший цветочек мы и взяли с собой: он доставил куда больше радости, чем самый пышный цветок в саду королевы.

— Откуда ты знаешь все это? — спросило дитя.

— Знаю! — отвечал ангел.— Ведь я сам был тем бедным калекою мальчиком, что ходил на костылях! Я узнал свой цветок!

И дитя широко-широко открыло глазки, вглядываясь в прелестное, радостное лицо ангела. В ту же самую минуту они очутились на небе у Бога, где царят вечные радость и блаженство. Бог прижал к Своему сердцу умершее дитя — и у него выросли крылья, как у других ангелов, и он полетел рука об руку с ними. Бог прижал к сердцу и все цветы, поцеловал же только бедный, увядший полевой цветок, и тот присоединил свой голос к хору ангелов, которые окружали Бога; одни летали возле Него, другие подальше, третьи еще дальше, и так до бесконечности, но все были равно блаженны. Все они пели — и малые, и большие, и доброе, только что умершее дитя, и бедный полевой цветочек, выброшенный на мостовую вместе с сором и хламом.

[1] В Копенгагене квартиры нанимались обыкновенно на полугодовой срок, с 1 марта по 1 сентября и с 1 сентября по 1 марта. Эти два дня были днями всеобщего переезда с квартиры на квартиру и назывались — «день переезда». Позднее Андерсен написал сказку «День переезда» (1866).

Текст приводится по изданию: Ханс Кристиан Андерсен. Самые невероятные истории. Сборник / Пер. с датского А. В. и П. Г. Ганзен; Сост. и предисл. Л. Ю. Брауде. М.: Сретение, Воскресенье, 1992. С. 172-175.

Обмен ссылками, баннерами

Если у Вас есть своя страница в Интернете, просим разместить на ней ссылку на наш сайт Angelologia. Православное учение об Ангелах или один из наших баннеров.Код текстовой ссылки:

Angelologia. Православное учение об Ангелах

Баннер № 1:

Angelologia. Православное учение об Ангелах

<a href="/" target="_blank"><IMG SRC="/images/Image108.gif" height="31" width="88" border="1" alt="Angelologia. Православное учение об Ангелах"></a>

Баннер № 2

Angelologia. Православное учение об Ангелах

<a href="/" target="_blank"><IMG SRC="/images/Image108.gif" height="31" width="88" border="1" alt="Angelologia. Православное учение об Ангелах"></a>

Баннер № 3

Angelologia. Православное учение об Ангелах

<a href="/" target="_blank"><IMG SRC="/images/image010.gif" height="31" width="88" border="1" alt="Angelologia. Православное учение об Ангелах"></a>

Баннер № 4

Angelologia. Православное учение об Ангелах

<a href="/" target="_blank"><IMG SRC="/images/banner_2.jpeg" height="100" width="100" border="1" alt="Angelologia. Православное учение об Ангелах"></a>

Описание сайта

На сайте представлены материалы по библейской ангелологии и иконографии ангелов, творения св. отцов, работы православных богословов, проповеди на дни празднований небесным силам бесплотным, молитвы.

Внимание! Angelologia. Православное учение об Ангелах, не будут отвечать на предложения об обмене ссылками или баннерами с сайтами, содержание которых имеет антицерковный, оккультный и т. п. характер.

Архангел

Архимандрит Никифор (Баженов)

Из “Библейской энциклопедии”

Оглавление

Архангел

Архангел (начальник Ангелов, высший Ангел; 1 Фес. 4:16, Иуды 1:9). Различных чинов или степеней Ангельских в Свящ. Писании обозначается девять, именно: Серафимы, Херувимы, Престолы, Господства, Силы, Власти, Начала, Архангелы и Ангелы. Имена Архангелов, известные из Свящ. Писания, суть следующие: Михаил, означающий: кто яко Бог (Дан 10:13, Иуды 1:9), Гавриил (сила Божия; Дан 8:16, Лк 1:26), Рафаил (помощь, исцеление Божие; Тов 3:16), Уриил (огонь и свет Божий; 3Езд 4:1) и Салафиил (молитва к Богу; 3Езд 5:16). К Архангелам причисляются еще: Иегудиил (хвала Божия) и Варахиил (благословение Божие), коих имена не встречаются в Свящ. Писании. В 3Езд 4:36 упоминается еще Архангел Иеремиил (высота Божия).

Источник: Православие и современность. Электронная библиотека

Ангел ангелу рознь Ангельские чины Власти Литургическое учение об Ангелах Мир духовный или ангельский Архангел Иконография ангелов Собор святого архангела Гавриила Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, Архангелов: Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила Собор святого Архистратига Михаила и прочих небесных сил бесплотных Тропарь, кондак и величание Небесным Силам Бесплотным

Памяти архиепископа Василия Брюссельского

Архиепископ Василий (Кривошеин). Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов

Оглавление

Приложение

Протоиерей Борис Бобринский. Памяти архиепископа Василия Брюссельского

Архиепископ Василий Брюссельский и Бельгийский (в миру Всеволод Кривошеин) был призван ко Господу 22 сентября с.г. в родном городе Петербурге, где он родился 19 июня 1900 года и где провел всю свою юность вплоть до Первой мировой войны. Его отец А. В. Кривошеин был министром земледелия и землеустройства в царствование императора Николая II.

Февральская революция застала его студентом филологического факультета Петроградского университета. Переехав вскоре в Москву, Всеволод решил перебраться на юг и вступить в ряды Добровольческой Армии. Вследствие военных действий Всеволод был вывезен из Новороссийска в Каир в конце 1919 года. В 1920 году он оказался в Париже со всеми оставшимися в живых членами своей семьи. Он поступил в Сорбонну и одновременно принимал участие в съездах православной молодежи.

В 1924 году он записался студентом в только что основанный митрополитом Евлогием Св. Сергиевский Богословский институт в Париже, но почти сразу, приняв участие в экскурсии на Афон, решил остаться там навсегда.

Всеволод принял постриг в русском Св. Пантелеймоновском монастыре: в монашестве ему было дано имя Василий. Постепенно, наряду с обычными монастырскими послушаниями, овладев греческим языком, о. Василий стал вести канцелярскую работу монастыря и был допущен в ценнейшее книгохранилище обители, где находятся древние греческие рукописи и архивы. С этого времени началось его увлечение святоотеческой письменностью.

Уже в 1936 году о. Василий приобрел известность своей замечательной работой о тогда еще мало известном святом Григории Паламе (“Аскетическое и богословское учение св. Григория Паламы”).

В 50-х годах о. Василию пришлось покинуть родной монастырь. Тогда же я с ним познакомился в Афинах, где мы часто встречались либо в русской церкви св. Никодима, либо в Национальной библиотеке, где мы оба работали в отделе греческих древних рукописей.

В 1951 году, благодаря ходатайству митрополита Германоса Фиотирского, о. Василию удалось получить приглашение в Оксфордский университет, чтобы участвовать в составлении “Греческого Святоотеческого Словаря”. С тех пор и расширилась его научная работа по святым отцам Церкви и, главным образом, по изданию научного греческого подлинника трудов преп. Симеона Нового Богослова, во французской коллекции “Sources Chretiennes“. Его издательская работа увенчалась напечатанием блестящей монографии о преп. Симеоне, вышедшей одновременно по-русски и по-французски в 1980 году.

Я должен, конечно, упомянуть о его частом присутствии и деятельном участии в литургических ежегодных съездах в Богословском Институте в Париже. Мы радовались его выступлениям на общих собраниях этих ученых съездов.

Уже по приезде в Оксфорд о. Василий принял священство; а в 1959 году состоялась в Лондоне его епископская хиротония для Бельгийской кафедры Московской Патриархии. С 1960 г. до самой своей кончины Владыка Василий жил в доме при русском храме в Брюсселе.

За эти 25 лет своего епископства Вл. Василий принимал деятельное участие в междухристианских и всеправославных съездах и совещаниях как представитель Московской Патриархии.

Будучи глубоко преданным Русской Церкви, Вл. Василий скорбел о ее состоянии подневольности в отношении к советскому государству. Его голос был одним из немногих, прозвучавших во время заседаний Московского Собора в 1971 году, когда он выступил в пользу тайного голосования при избрании будущего Московского Патриарха.

Тогда же Вл. Василий публично и повторно выступал против так называемых постановлений 1961 года о приходах. Он оспаривал эти постановления как противные канонам, нарушающие единство церковного управления, передающие всю власть в приходах мирянам, одним словом, вредные для Церкви.

“Почему же вы все молчали?” – спросил он одного архиерея. “Мы забиты, мы не можем говорить, но вы говорили от имени всех. Спасибо вам. Все архиереи слушали вас и были согласны с тем, что вы говорите. Все архиереи лобызали ваши уста”.

После мировой Ассамблеи и Всемирного Совета Церквей в Найроби в 1976 году Вл. Василий выступил с открытым письмом, обращенным к пастору Филиппу Поттеру, Генеральному секретарю Всемирного Совета Церквей. В этом письме Вл. Василий выражал свою высокую оценку и всецелую поддержку выступлениям в защиту христиан в Советском Союзе, страдающих от тяжелых дискриминаций и даже преследований: “Выражаю свою глубокую благодарность всем, кто возвысил свой голос в Найроби в защиту религиозной свободы в Советском Союзе и нарушил тем самым скандальное молчание, хранившееся до последнего времени по этому вопросу. Надеюсь, что борьба за права верующих в России будет продолжаться…”

А в 1980 году Вл. Василий отправил телеграмму Л. И. Брежневу, в которой он “восставал с возмущением против полицейского произвола на Русскую Православную Церковь при аресте отца Дмитрия Дудко, ревностного пастыря и проповедника веры. В качестве епископа, принадлежащего к Московской Патриархии, – писал он, – я требую немедленного освобождения сего достойного священнослужителя”.

Тогда же Вл. Василий выступал в бельгийской прессе по случаю ареста и тюремного заключения о. Глеба Якунина и о. Дмитрия Дудко: “Я возмущен этими арестами и всеми формами религиозного преследования со стороны государства”.

Вышеупомянутые выступления достаточно обрисовывают ревностную и бескомпромиссную любовь Владыки Василия к Русской Церкви в эпоху бесчисленных и тяжких ее испытаний. Сумев сочетать полную лояльность церковной власти с сильным и могущественным словом против государственного произвола и насилия, он говорил во всеуслышание от имени Русской Церкви, принужденной к молчанию, он выразил ее страдание и дал громкий голос ее живой совести.

В сентябре с. г. Вл. Василий совершил поездку в Россию. 12 и 15 сентября он служил в Преображенском соборе в Ленинграде, где его крестили 85 лет тому назад. После обедни он почувствовал себя плохо и был сразу же помещен в больницу. 22 сентября Владыка скончался. По выраженному им желанию он был похоронен на русской земле, на Серафимовском кладбище в родном городе.

Кончина его на русской земле видится мне как явный знак Божьего благословения за длинную, трудную и многострадальную жизнь архипастыря и богослова в служении Русской Церкви и в свидетельстве Правды Христовой.

“Душа его во благих водворится”.

Протоиерей Борис Бобринский
Напечатано в газете “Русская мысль”, № 3592 от 25 октября 1985 года

[Назад]

Источник: Православие и современность. Электронная библиотека

Олег Курбатов. – Чудо Архангела Божия Михаила

Олег Курбатов

Чудо Архангела Божия Михаила

Архангел Михаил Воевода. Источник: прислано посетителем нашего сайта

История нашего Отечества, в том числе военная, наполнена явлениями, зачастую необъяснимыми с точки зрения материалистического сознания. Упоминать о них еще недавно считалось немыслимым. Обуянные гордыней “абсолютного знания”, оторвавшиеся от православной традиции историки – позитивисты и марксисты – их просто не воспринимали всерьез, не давая этого сделать и всем остальным.

Но исторические источники – упрямая вещь! Они хранят для потомков не только описание событий, но и отношение к ним предков, оставивших нам великую державу. Великую, в первую очередь своей верой. А нам, оказавшимся из-за своего неверия у разбитого корыта, остается только прочитать их заново, без идеологических отточий. И, наконец-то, поверить. Вот и в статье, напечатанной в этом номере, рассказывается об одном из подобных случаев – когда иначе, как помощью и заступничеством Архистратига Божия Михаила, трудно было объяснить победу русской армии.

Русско-польская война 1654-67 гг. велась Царем Алексеем Михайловичем при поддержке Всероссийских Земских Соборов под знаменем освобождения православных христиан на западнорусских землях. Государь призвал всех ратных людей Святой Руси пострадать за Веру Христианскую, да и сам не жалел своей жизни в воинских испытаниях.

Царь Алексей Михайлович (правил в 1645-1676 годах)

В знак своей решимости пострадать за Православную Веру Государь шел в походы с Лобного места на Красной площади, иконологически изображавшего Голгофу – место крестных страданий Христа Спасителя, Пострадавшего “вне града”. В “иконе” Красной Площади под “Иерусалимом” понимались и храм Покрова-на-Рву, и Кремль. Да и сам Русский Государь по чину венчания на Царство как Помазанник Божий являл собою образ Христа на земле. Царь Алексей Михайлович строго относился к высокой чести Государева звания, не допуская послаблений ни себе, ни своим подданным, ни врагам.

Первые Государевы походы (1654 и 1655 гг.) привели к полному разгрому войск польского короля, к освобождению Смоленска и большей части иных городов Белой и Малой России. Города, добровольно “добившие челом” Великому Государю и Всероссийскому Собору, не подвергались разорению, а их насельникам, не желавшим переходить в царское подданство разрешалось уехать в королевские земли. Если же крепость отвергала многочисленные “увещевания”, то при взятии приступом ратные люди не должны были щадить никого, а сам город “выжечь”…

К концу лета 1655 г. русские войска достигли восточных и южных границ Короны (т.е. собственно Польши). В это время царское войско, можно сказать, отвечало всему величию своего имени. В начале походов через Москву проходила конница Государева полка, блистая старинными панцирями и шеломами, щеголяя чистокровными лошадьми и роскошными одеждами. Духовенство благословляло и кропило святой водой воинов, и все торжество воскрешало образы выступления московского войска на Мамаево побоище. Обширность и мощь Державы представляли сотни донских казаков и поволжских татар, закованные в броню копейщики-гусары и знаменитые московские стрельцы. Держа равнение, шагали солдатские полки, проезжали шеренги драгун и рейтар – все прекрасно вооруженные новейшим оружием и вымуштрованные опытными иноземцами и русскими офицерами-дворянами. Именно полки “нового строя”, а не “сотенная” конница, сокрушили войска польских и литовских гетманов и стены белорусских крепостей.

И все же не на численное и техническое превосходство уповал Русский Царь, а на помощь Божию. И знаком этого стали святыни войска – Государевы знамена.

Каждый корпус, по старинному обычаю носивший название “полка”, был осенен огромным, богато украшенным Большим знаменем. Знамена содержали такие традиционные сюжеты, как Спас Нерукотворный, Рождество Христово и иные праздничные образы. Как и самый первый символ Православного воинства – “знамение” Святого Равноапостольного Императора Константина, даровавшее ему победу, а Риму – торжество христианской веры – каждый стяг увенчивался “осьмиконечным” крестом.

Со времен Донской битвы великокняжеский стяг, обычно содержавший образ “Спаса Нерукотворного”, стали называть “знамением”, “знаменем”, и к XVII веку это слово стало общим обозначением прежних “стягов”. Простой люд, завидев подобное знамя, начинал “беспрестанно креститься, и смотрел на него, словно на какое чудо. Народ того мнения, что знамя это должно сотворить великие чудеса”. А для воинства это были настоящие святыни, за которые каждый был готов сложить свою голову, и честь их охраны доверялась знатным дворянам полка – “лучшим людям, полнопоместным и конным”, “знаменщикам у Государева знамени” (порядка 10 человек). Огромные, на высочайшем древке – ведь они обозначали нахождение воеводы – стяги переносились двумя-тремя людьми. На их водружение требовалось определенное время, и оно происходило лишь в торжественных случаях или в ожидании битвы.

Случай, о котором пойдет речь, относится к последнему периоду Литовских походов. Вступив в августе 1655 г. в столицу Литвы – Вильну, Государь Алексей Михайлович велел объявить ратным людям, что “по милости Всесилнаго и в Троицы Славимаго Бога, и Пресвятые Богородицы помощию, и заступлением великих чюдотворцов Петра и Алексия и Ионы и Филиппа и всех святых”, а также Государевым и его Наследника, Алексея Алексеевича, счастьем, молитвами “отца нашего и богомольца, Великого Государя Святейшего Никона, Патриарха Московского” и “бояр наших и воевод, и вас, всяких чинов служилых людей, службою и дородством, мы, Великий Государь, наше Царское Величество, взяли у полского короля… Великого княжества Литовского столный город Вилню, и иные многие города и места поимали и заступили, также и Белую Русь…”. В связи с этим было велено прибавить к титулу русского Царя именование “Великим князем Литовским, и Белыя России, и Волынским, и Подолским”. Одновременно ратным людям запретили впредь грабить и уводить в полон жителей недавно еще вражеской страны.

Однако надежда занять в этом году и саму Варшаву оказалась несбыточной – в нее уже успели войти шведы, еще один противник польского короля. Верхи Польши и Литвы предпочли изменить Яну Казимиру и присягнуть шведскому королю Карлу Х Густаву, рассчитывая с помощью шведов избежать краха государства.

Настал черед дипломатии, большую часть армии отпустили по домам до весны. Прикрывать отступление должен был Новгородский полк – около 10 тыс. человек ратных Новгородского, Псковского, Великолуцкого и Торопецкого уездов. Летом 1655 г. он не вел активных действий, и только после 22 августа очень медленно продвинулся от Полоцка к Вильне и Ковне.

Обстановка на западной окраине покоренных земель оставалась напряженной. Хотя многие шляхтичи, чьи имения остались на востоке, стали поодиночке и целыми полками “выезжать на Царское имя”, “целовать крест Царю”, другие из них продолжали воевать, находя убежище на свободных от русских и шведских войск землях. Царь Алексей Михайлович послал боевого воеводу, стольника князя Ю.Н.Барятинского в “товарищи” к командующему Новгородским полком боярину князю С.А.Урусову, приказав им с частью войск двинуться к югу от Ковны на Брест, минуя присягнувшие шведам города – “и, прося у Бога милости, и у Пречистей Его Матери, Общея нашей Заступницы и Страшныя Воеводы, Пресвятыя Богородицы, Ей же нихто не возможет противу силы Ея стати, и за молитв всех святых промышлять над теми городы милостию и жесточью”. Воротиться домой велено было, “заговев” – т.е. Рождественским постом.

Видимо, воскрешая в памяти воинов образы “Задонщины”, когда Преподобный Сергий благословил “Христовым знамением на челе” Великого Князя Димитрия, Царь велел им идти, “взяв на помощь Престрашное и Грозное Оружие, Честный и Животворящий Крест Господень, пред ним же все враги рассыплются, яко прах”. При этом он действительно прислал Урусову некий крест, который затем возил на себе новгородец Максим Нащокин. Кроме того, Новгородский полк взамен “червчатого” стяга с образом Спаса Нерукотворного получил новое полковое Государево Большое знамя, на котором остановимся особо.Изображение на обеих сторонах основной части знамени – прямоугольного лазоревого полотнища (высота 2,3 м, ширина 1,9 м) – представляло собой икону “Видение Святого Иоанна Богослова”, грозный сюжет из Апокалипсиса. В центре, на вшитом голубом круге – Спаситель на коне, сопровождаемый конным же небесным воинством, а также херувимами и серафимами. Рядом с его главой – надпись: “Из уст Его исходит меч остр, да тем избиет языки”, а по углам – иные, более пространные цитаты из Откровения. Второй по значению сюжет знамени – Архангел Михаил на золотом крылатом коне, с крестом в левой и с мечом в правой руке. Этот образ был вписан в белый круг на “откосе” знамени – большом хвосте треугольной формы, с горизонтальной верхней стороной длиной в 4,3 м и резким скосом, “сахарного” цвета. В соответствии с апокалиптической же символикой, от круга к внешнему углу знамени (горизонтально) исходит меч, а в самом углу в небольшом кругу изображен “ангел на сонце”.

Уникальность знамени в том, что это – реплика “Великого стяга” Царя Иоанна Васильевича Грозного, изготовленного в 1560 г., чей сюжет тесно связан с еще одним важным символом русского воинства – иконой “Благословенно воинство Небесного Царя…” из Успенского собора Московского Кремля (шедевром, созданным в мастерских митрополита Макария в середине XVI в.). Тот стяг был уже слишком ветх, и царские мастера в 1654 г. создали почти точную его копию. Полк Урусова должен был встретить Собор Архистратига Михаила (8 ноября) в походе, почему, видно, и решили снабдить его знаменем с изображением этого Архангела, а также других Сил Небесных и Бесплотных. Вообще выдача знамени с грозными образами из Откровения, как и отправка “Животворящего Креста Господня”, должны были придать воеводам и ратным людям особый духовный настрой – что было особо важно для Новгородского полка.

К осени 1655 г. это войско, казалось бы, свежее и бодрое, было ослаблено в моральном плане. Дворяне и дети боярские – его главная ударная сила – вступили в конфликт со своим новым воеводой, князем Урусовым, пользовавшимся среди них дурной славой за жестокость. Еще в 1641 г., во время Земского Собора, новгородцы били на него челом “за то, что у себя на дворе муромца сына боярского бил и медведем травил”, а в 1645-47 гг., будучи новгородским воеводой, также чинил им много насилий, за что попал в опалу. Только 11 марта 1655 г. Урусов был прощен и пожалован в бояре.

Возможно, назначая князя полковым воеводой именно в Новгородский полк, Тишайший Царь хотел его примирения со служилым людом во время всеобщего воодушевления, но добился обратного эффекта. В это время дворян-новгородцев застали довольно неприятные для них указы о запрете “воевать” литовскую землю и об отдаче собранных хлебных запасов солдатскому гарнизону Ковны – и рвение, с которым Урусов принялся исполнять их, напомнили о прежней “недружбе” боярина.

Вскоре после прибытия Барятинского Урусов узнал от постельничего Ф.М.Ртищева о результатах его переговоров с литовским магнатом Павлом Сапегой. Последний собирал в Бресте отступавшие с востока и севера войска, но, хотя и получил от Яна Казимира булаву “великого гетмана литовского”, не спешил ему на помощь. Он искал сильнейшего, союз с которым даст ему больше преимуществ, и решил вступить в переговоры с Царем – благо его войска прекратили наступление. Хотя мир еще не был подписан, гетман поименовал в своей грамоте Государя Алексея Михайловича титулом “всея Великия и Белыя и Малыя России самодержца” и целовал крест о перемирии. Этот поступок был однозначно воспринят как знак покорности и, видно, как хорошее предзнаменование перед началом “скорого похода” на Брест.

Перед выступлением боярин сообщил дворянам о разрешении по дороге “свои и конские кормы и полон имать”, так что они, “услышав Государеву милость, забыв свои великие нужи и безконство, на Государеву службу пошли с радостию”. Однако значительную часть полка пришлось оставить для обороны Полоцка, Вильны и других городов, так что в поход выступило около 4500 человек: 1700 дворянской конницы, 600 конных городовых казаков и более 2000 драгун. Конница еще сохраняла древнее деление на сотни, а полки драгун – обеспеченных лошадьми солдат-мушкетеров – были устроены по европейскому образцу конца Тридцатилетней войны, имея во главе опытных офицеров-иноземцев и несколько легких пушек на вооружении.

Поход, начавшийся успешно (в боях 24 и 30 октября были одержаны победы над ковенской и лидской шляхтой), совершенно неожиданно стал страшным испытанием для русских ратников. Начать с того, что разлад между воеводой и дворянами полка только усугубился: Урусов за Неманом снова запретил захват добычи и продовольствия, а обозы были между тем оставлены в Ковне. При этом сам боярин посылал “для грабежу” казаков и драгун, а недовольство пресекал даже сменой неугодных сотенных голов. Сапега же, увидев реальную опасность лишиться независимого положения и убедившись в слабости высланного к Бресту отряда, решил не сдаваться без боя ни русским, ни шведам.

Новгородцы встретили праздник Собор Архангела Михаила и усиленными переходами подступили к городу с целью занять его, совершенно не ожидая сопротивления грозному Царскому имени. Оставив из-за плохой переправы и темноты артиллерию с частью пехоты за рекой в 5 верстах от Бреста, Урусов наспех, в ночь на 13 ноября, переправился с ратными людьми на “бреское поле”. Между тем, полки Сапеги (5000 конницы и 300 пехоты) выстроились с другой его стороны. После некоторых переговоров и обмена “аманатами” литовцы нанесли внезапный удар.

Левое крыло новгородской конницы, на которое пришелся натиск гусарской роты (копейщиков), было опрокинуто, а правое – “подержалось” или было “збито”. Фланги и тыл стоявшей в центре русской пехоты обнажились, и торжествующие шляхтичи бросились рубить драгун. Только контратака Барятинского и еще некоторых сотен, а также меткий огонь пушек с другого берега, направляемый солдатским полковником шотландцем “Мартыном” (Мунго) Кормихелем, позволили большей части войска отойти за реку.

Войско стало за переправами, “у реки на мелницы”, уничтожив мосты в окрестностях. Однако на следующий день литовцы подтянули к его позициям крепостные пушки из Бреста, в течение дня подавили огонь русской артиллерии, тяжело ранив Кормихеля, и даже “выбили вон” из обоза ратных людей. Кроме того, литовцы безуспешно попытались прорваться за реку: “и у мосту был бой”. Это заставило Урусова с наступлением темноты отойти еще на 20 верст.

Поражения тяжело отразились на боеспособности полка. На поле боя осталось несколько знамен – и, самое страшное, тот самый “Крест Господень”. Возивший его дворянин “был сыскан в трупу изранен”. Драгуны, после гибели 300 рядовых и всех старших офицеров, были явно деморализованы. В довершение всего, у д. Верховичи литовский отряд с пушками остановил отход, перерезав дорогу и даже подступы к воде.

Новгородцы оказались в окружении превосходящих сил противника. Теперь Сапега выставил против них 7000 конницы и 800 пехоты – окрестная шляхта спешила разделить плоды победы и неминуемой гибели русского полка.

Польский военачальник предложил немыслимые для подданных Православного Царя условия сдачи: “Чтоб мы, холопи твои, ему, Павлу Сапеге, учинились в подданстве”. Было выдвинуто также требование “отдать твое Государево знамя и наряд и зелье и свинец и мушкеты и сотенные знамена, и которые города по реке по Неману, и те бы города отдать им же”.

Дворяне, хотя и провели в осаде двое суток верхом, отказались от попытки прорваться без дорог, решившись “за Государево крестное целование и за свою породу все помереть и с людьми своими, которые были с нами со вьюки”. Урусов тоже “сказал: хотя-де всем помереть, а Государева знамени не отдадим, – и стали все готовиться к смерти”. Поляки же, получив твердый ответ: “Не токмо… Государево знамя и казна отдать – и досталные ваши полские городы и наряды хотим мы сами имать за милостию Божиею и за… Государевым счастьем”, – испытывали нерешительность, затянув бесплодные переговоры на два дня.

Наконец, 17 ноября обозначилась неизбежность схватки, и Урусов “велел до бою твое Государево Большое знамя вынесть и роспустить. И учали у Всесильнаго в Троицы Славимаго Бога и у Пречистей Его Богоматери Пресвятей Богородицы и у всех небесных сил помощи просить и молебствовать и воду велели святить и твоих Государевых ратных людей кропить”. Особую молитву обратили к Архангелу Михаилу, “зане же написан был в чудесех на Государеве знамени”. После этого “выехали государевы люди на поле, вси до единого человека, а на то положили, что друг за друга умереть”.

Именно в момент установки (“вынесть и роспустить”) Государева знамени, по словам знатных польских пленных, и случилось видение: “И как то знамя роспустили, и видел де полной гетман Адам Жимант Служка над твоими Государевыми ратными людьми, над Большим твоим Государевым знаменем Архангела Михаила, а в руце де держит меч наголо. А в то де время гетман Служка ездил по своим полским полкам, и то видение видев, сказывал польским людям, и сам от того де видения устрашился. И полские де люди от него про видение слышав, и на них де нашол страх”.

Это свидетельство официального документа, присланного с места победы (“сеунча”); по словам же летописной повести, “как роспустили Государево знамя, и литовские люди видевше таковое чудо: приехал-де юноша млад и стал руские полки уряжать, и им-де показалися руские люди таковы храбры, как силнии богатыри, и урядив-де юноша полки, и сам-де преже всех напустил на них”.

Как бы то ни было, бой двух конных отрядов продолжался недолго. Полк боярина “скочил” из обоза на литовскую пехоту и пушки, а Барятинский обрушил свой полк на гусарскую хоругвь Сапеги. В результате этой атаки “гусар и венгерскую пехоту и с началными людми и с пушкари всех посекли” и захватили все 4 пушки. Литовское войско обратилось в бегство, а сам Сапега, сбитый с лошади, “отвалялся пеш болотом стало к ночи”. Барятинский возглавил погоню “до села Высока” (6 верст от Бреста). Трофеями дня стали 28 знамен и 50 знатных пленных.

Нетрудно заметить, что исход битвы несколько нелогичен. Мало того, что сапежинцы обладали численным превосходством – еще больше проблем было у новгородцев в моральном плане. Они не доверяли и, зачастую, не подчинялись своему воеводе; многие опытные сотенные головы в походе были смещены, как неугодные. Перед схваткой они были дважды сбиты с позиций, а затем двое суток провели в седле; после поражения под Брестом им не приходилось рассчитывать на действенную помощь пехоты и артиллерии. Только решимость, в сокрушении сердечном перед Богом, умереть за свою и Государеву честь дала им несомненное превосходство над литовцами, лишенными в тот момент и короля, и родины. Одного этого оказалось достаточно для победы Православного воинства!

Несмотря на успех, новгородцы и Урусов не стали и думать о возобновлении похода на Брест и двинулись обратно, приводя ко кресту шляхту окрестных поветов. Поход Новгородского полка завершился в декабре 1655 г. его роспуском до весны, причем последние недели были ознаменованы новыми, просто позорными эпизодами своеволия дворян и самодурства воевод.

Описанные события были близко к сердцу восприняты Царем Алексеем Михайловичем. Погибшие “под Брестью и в Верховичах” дворяне и дети боярские были занесены в “Синодик по убиенных в брани”. Служилых людей “по отечеству” пожаловали придачами к поместным и денежным окладам, по словам самого Царя, “сверх всех людей” – т.е. ратников иных полков. Были строго расследованы все “обиды и налоги” со стороны Урусова и Барятинского против дворян Новгородского полка, перечисленные в их общей челобитной, причем вина Урусова была признана: он новгородцев “бил и увечил и налогу чинил всякую, чего в нашем государстве не повелось”. Судей столь возмутила уверенность его в своей полной безнаказанности, что его даже приговорили “смертью казнить” – и только “для приходу Архангела Михаила и по упрошению” Царевича Алексея Алексеевича приговор был отменен. Урусов был в составе Государева полка в походе следующего года против шведов, скончавшись при осаде Риги…

А. Васнецов. Гонцы. Ранним утром в Кремле. Начало XVII века. Фрагмент.

По окончании Русско-шведской войны 1656-58 гг. Царь отправил главе Новгородского разряда боярину князю Г.С.Куракину “свое Государево знамя Архангела Михаила, шито золотом и серебром по червчатой камке, в начале Господь Саваоф” (17 марта 1659 г). Затем командование над разрядным полком принял боярин князь И.А.Хованский, и указанное знамя, возможно, было передано ему…

В ночь на 3 января 1660 г. новгородские полки Хованского ворвались в Брестский замок, “выжгли и высекли” его. Узнав о падении последнего королевского города Литвы, Царь приказал, в первую очередь, построить в нем православный храм. Сначала предполагалось освятить главный престол во имя праздника Богоявления Господня (накануне которого была одержана победа), а приделы – в честь Архангела Михаила и Священномученика Афанасия, епископа Брестского. Однако затем Царь повелел посвятить главный престол Архистратигу, а единственный придел – Афанасию.

Чудесное событие – “приход Архангела Михаила” – вошло в историю Новгородского полка и всего русского войска. На протяжении нескольких лет сам Государь напоминает о нем ратным людям (жалованием, присылкой знамени и освящением престола во взятом Бресте) – притом, что остальные эпизоды осеннего похода 1655 г. не заслужили ничего, кроме скорейшего забвения…

Источник: ПОБЕДА.RU

Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, Архангелов: Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила (8/21 ноября) Деятельность ангелов по отношению к людям Архангел Михаил Архистратиг Невероятное спасение Вмешательство Архангела Михаила во время операции Воспоминание чуда Архангела Михаила в Хонех (6/19 сентября) Акафист святому Архангелу Михаилу Молитва, тропарь и кондак Архистратигу Михаилу

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Божественной литургии в праздник Собора Архистратига Михаила

Слово Святейшего Патриарха Кирилла после Божественной литургии в праздник Собора Архистратига Михаила

21 ноября 2010 года, в неделю 26-ю по Пятидесятнице и день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл совершил Божественную литургию в Архангельском соборе Московского Кремля. По окончании Литургии Предстоятель Русской Православной Церкви совершил литию по погибшим в дорожно-транспортных происшествиях, после чего обратился к собравшимся с Первосвятительским словом.

Всех вас, дорогие Высокопреосвященные и Преосвященные владыки, всечестные отцы, братья и сестры, высокие представители государственной власти, Вооруженных сил России, отцы, братья и сестры, поздравляю с воскресным днем и с праздником святого Архистратига Божиего Михаила.

Собор святого Архистратига Михаила. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Собор святого Архистратига Михаила. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

В сегодняшний день мы молитвенно обращаемся к бесплотным Небесным Силам. Мы не знаем, что это за силы, — Господь нам ничего не открыл, кроме того, что они существуют. У некоторых людей, особенно современных, само упоминание об ангелах вызывает улыбку, потому что вспоминаются святочные рассказы, колыбельные песни, фольклор. Все это так далеко от научного сознания современного образованного человека; и некоторые люди, якобы исходя из своего образования, воспитания, культуры, не могут совместить понятие об ангелах с тем, что они знают о мире.

Совершенно очевидно: Богу было угодно, чтобы эта неведомая сила являлась людям в облике человека. Но никто из нас не знает, что это за сила, какова ее природа. Богу было угодно, чтобы на каждого человека оказывалось влияние этой силы. Мы с доверием относимся к слову Божию, и знаем, что так и есть. Знаем также, что эта сила неоднородна, что в ней присутствует и доброе, и злое начала; и вне зависимости от воли человека доброе и злое начала на него влияют. Когда мы говорим об ангеле-хранителе, мы говорим о той силе, которая призвана нам помогать, защищать нас. Но есть и другая сила, которая пытается нас перетянуть на свою сторону, затуманить нам сознание, сбить с толку, лишить жизненных ориентиров. Эта неведомая брань между добром и злом происходит не только в человеческой истории, не только в нашей повседневной жизни, — это происходит и там, куда сегодня мы не можем проникнуть ни своим сознанием, ни своей волей, ни своими чувствами, ни своими самыми мощными знаниями. От нас это пока сокрыто.

Сегодня за Литургией читалось послание апостола Павла к Ефесянам, где мы находим очень сильные слова: «Испытывайте, что благоугодно Богу, и не участвуйте в делах тьмы» (Ефес. 5, 10-11). Каждому человеку надлежит испытывать все то, что приходит к нему извне. Говоря современным языком, каждый призван к тому, чтобы критически оценивать всю поступающую информацию. Мы должны испытывать информационный поток, который обрушивается на сознание современного человека. Мы должны иметь способность отличать добро от зла, а когда отличаем, то не участвовать в делах тьмы.

А ведь мы участвуем. Кто по глупости, по неразумию, потому что «другие так делают». Чаще всего мы так и объясняем свой грех, ссылаясь на то, что сосед, знакомый, коллега или человек, занимающий более высокое положение, так поступает — «а почему я не могу этого делать?» Мы чаще всего оправдываем свои грехи грехами других людей, ведь не хочется признаваться, что ты злодей, что ты делаешь гадкие вещи, что ты совершаешь грех, вот мы и прикрываемся другими, кто якобы грешит еще больше.

А иногда мы участвуем в делах тьмы сознательно: в душе осознаем, что это дело тьмы, но обстоятельства, ложно понятая солидарность заставляют — как же выбиваться из этой группы людей, которая себя так ведет? «Нельзя же быть белой вороной, вот я и живу как они живут». А иногда и совсем сознательно, когда наступает противление Богу, — это сознательное противление Богу именуется хулой на Духа Святаго. Все грехи прощаются, а грех хулы на Духа Святаго не прощается, — но ведь и это совершают люди.

Как же нам не участвовать в делах тьмы? Как нам научиться испытывать, что благоугодно Богу? Конечно, Господь дал нам разум. Он дал нам нравственное чувство, которое отображается в душе голосом совести. Господь дал нам слово Свое — Священное Писание. Разве вспоминаем мы о Священном Писании там, за пределами храма? Выйдем, пойдем по улице — и вот первый же конфликт в транспорте, или с пешеходом, с которым столкнулся неудачно, или с водителем на дороге. Где же наши знания Священного Писания? Они тут же улетучиваются. Кто же наставит нас в момент кризиса, в момент конфликта, в момент противодействия, когда и нужно проявить христианскую способность распознавать духов?

Мы чаще всего бессильны. Людей, которые способны управлять собой, вспоминая о Слове Божием, обращаясь к своей совести, — единицы. Мы называем их святыми людьми. А как же спасаться нам, людям грешным? Вот Бог и дал нам неведомую силу, которая присутствует рядом с нами. Мы называем мир рядом с нами ангельским миром, потому что Сам Бог назвал его так в Слове Своем. А потому в самые трудные моменты жизни нужно обращаться к Богу, к ангелу своему, к этой силе, что присутствует реально в нашем физическом мире, хотя сама эта сила физическому миру не принадлежит, — чтобы Господь через ангела-хранителя помог нам отделить добро от зла, свет от тьмы, испытать то, что благоугодно Богу, и не участвовать в делах тьмы. Это и есть ангельский покров над нами, ангельская защита, ангельское вразумление. И тогда слабости наши и греховность наша и неспособность видеть черное и белое вдруг обращаются в великую способность. Мы обретаем силу духовного зрения, силу разума, силу воли, силу чувств, и грешный и слабый человек становится героем духа. И ведь как много таких примеров: беззаветное служение Отечеству своему, готовность жизнь свою положить за ближних своих, жертвенное служение родным и близким, подвиг на работе, — да разве мало всех этих великих подвигов нашей жизни?

Пусть Господь помогает нам неведомым для нас путем корректировать наше поведение, наши мысли и наши дела. Именно в этом мы и видим величайшее и спасительное значение присутствия ангельского мира в человеческой жизни. А потому и возносим молитвы к святому Архангелу Михаилу и ко всему неведомому для нас, но реальному небесному воинству. И предки наши молились крепко Архангелу Михаилу, особенно тогда, когда вступали в бой, когда защищали Отечество свое, землю свои, святыни свои, родных и близких. И неслучайно, что именно в честь Архангела Михаила был назван этот Кремлевский собор, который до построения Храма Христа Спасителя был кафедральным собором города Москвы. Столица Северной Руси, Российского государства обращала в этом храме свои молитвы к Богу, чтобы Он даровал и победу, и заступление, и помощь через небесное Свое ангельское воинство.

Архангел Михаил. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Архангел Михаил. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

Сегодня, в день памяти святого Архистратига Божиего Михаила, мы вспоминаем всех, кто погиб в дорожно-транспортных происшествиях. Сегодня на наших дорогах и улицах погибает такое количество людей, которое соизмеримо с потерями в войнах. Погибают люди в расцвете сил, наиболее активная часть нашего населения; погибают пешеходы, престарелые люди, дети…

Это обратная сторона греховности нашей цивилизации. Мы создаем машины, мы становимся мощными и сильными, но у нас не хватает ни разума, ни нравственного чувства с ответственностью относиться к той силе, которую человек получает в свои руки. Когда пьяный водитель сбивает на пешеходном перекрестке детей — что это, как не бездна человеческой безответственности? Конечно, дорожно-транспортные происшествия нередко имеют объективные, технические причины: плохие дороги, не всегда исправные транспортные средства. Но в основном — тот самый человеческий фактор, который чаще всего и толкает человека на преступление за рулем, потому что нет сильного нравственного чувства и ответственности.

Мы сегодня молились о том, чтобы Господь принял души убиенных на дорогах людей; но одновременно и о том, чтобы народ наш понял: нельзя друг друга убивать в мирное время, не щадить ни малых детей, ни стариков. Нужно жалеть друг друга, нас не так много осталось на этих огромных евразийских просторах. А ведь сегодня от дорожно-транспортных происшествий погибает людей больше, чем от всех болезней.

Поэтому я обращаюсь и к вам, мои дорогие, кто собрался в этот день, и обращаюсь через телевидение ко всем, кто меня слышит: сегодня проблема безопасности на дорогах — это не только вопросы законодательства, дисциплины, порядка и технического обеспечения. Это нравственная проблема, о которой мы должны громко говорить. И я призываю каждого, кто садится за руль, проникаться этим чувством ответственности. Молитесь перед тем, как садиться за руль. Просите, чтобы Господь помог вам, чтобы Ангел-хранитель был вместе с вами. Никогда не садитесь за руль пьяными, потому что вы принимаете на себя великую ответственность. Используйте все средства защиты, которые обеспечивает сегодня современное техническое оборудование автомобилей; помните, что за рулем не должно быть никакого ухарства. Мы должны проникаться ответственностью и понимать, что нужно беречь и себя, и семью свою, и детей своих, и, самое главное, народ свой нужно беречь.

Ангел Хранитель. Икона. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Ангел Хранитель. Икона. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

Я хотел бы приветствовать сегодня в храме Виктора Николаевича Кирьянова, который возглавляет Государственную дорожную инспекцию Российской Федерации, и пожелать Вам и всем Вашим сотрудникам помощи Божией, чтобы вместе с народом, опираясь на институты гражданского общества, на Церковь, вы могли бы изменить ситуацию к лучшему. Пусть Господь помогает Вам, всем Вашим подчиненным и всем нам осознать опасность, которая существует сегодня на улицах.

Я хотел бы также сердечно приветствовать и поздравить руководителей и высоких представителей Российского космического агентства во главе с его директором, а также представителей Военной академии ракетных войск стратегического назначения имени Петра Великого и многих других представителей власти, общественности, монашествующих и всех вас, мои дорогие прихожане, с этим замечательным днем. Пусть святой великий Архистратиг Михаил и все небесное воинство покрывают нас своими невидимыми крылами, помогая отличать добро от зла и помогая устроять жизнь свою по Божиему закону.

Хотел бы сердечно приветствовать наших дорогих владык, приехавших в гости из Грузинской Православной Церкви, — владыку Николая и владыку Андрея. Несмотря на то, что отношения между нашими странами сегодня переживают не самый лучший период, Церкви всегда вместе. Мы молимся вместе как одна семья, и надеемся, что Господь приклонит милость, и единство Православной Церкви послужит причиной и силой, приводящей в действие различные политические механизмы, дабы улучшились отношения между нашими единоверными православными народами.

Еще раз всех вас поздравляю с праздником. Храни вас Господь!

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Источник: Патриархия.ru

Патриарх Кирилл. Об ангелах Слово Святейшего Патриарха Кирилла в день Собора Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных (2009 год) Патриарх Алексий II. Слово после Божественной Литургии в Архангельском соборе Московского Кремля Святые отцы об Ангеле Хранителе Мир духовный или ангельский О том, что Ангелы помогают людям Явления и чудеса Святых Ангелов Чудо Архангела Божия Михаила Как изобразить непостижимое? Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных, Архангелов: Гавриила, Рафаила, Уриила, Селафиила, Иегудиила, Варахиила и Иеремиила Молитва, тропарь и кондак Архистратигу Михаилу