Митрополит Московский Платон (Левшин). Слово на день Архангела Михаила

Оглавление

Собор Христиан празднует днесь собор Ангелов. Не может сие празднество быть, ежели бы не было союза и общения человеков с Ангелами. Когда мы празднуем Ангелам, тем самим торжественно признаем, что мы их понимаем, что блаженству их сорадуемся, и что они суть существа не только сами в себе блаженныя, но и для нас благодетельныя.

Читать далее Митрополит Московский Платон (Левшин). Слово на день Архангела Михаила

Прот. Н. Иванов. Проповедь в день святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Протоиерей Николай Иванов

Проповедь в день святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных

Празднование в честь святого Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных совершается Православной Церковью 8/21 ноября

Сегодня, возлюбленные братия и сестры, мы празднуем день, посвященный Архангелам и Ангелам – Силам Небесным, славящим Господа.

В нашем представлении со словом “ангел” всегда связывается понятие о светлых духовных существах, безгрешных и святых, окружающих Престол Божий, о существах, исполняющих святую волю Божию, о существах, близких к нам, помогающих нашему спасению и сохраняющих нас от всякого зла.

Бог непостижим в Своей сущности. Мы только можем о Нем сказать, что Он во свете живет неприступном, которого никто из нас, живущих на земле, не видел и видеть не может (1 Тим. 6, 16). Свет – это как бы риза Господня, и в этом свете Господа окружают Ангелы – бесплотные существа, славящие Бога. Святые отцы называли Ангелов “вторыми светами”. Это значит, что они, просвещаясь от Бога, светят и нам, людям, но не своим светом, а отраженным от Бога.

Вы понимаете, конечно, что речь идет не о физическом свете, а о свете духовном, нравственном, том свете, о котором говорил наш Господь, когда призывал и нас жить во свете, быть сынами света, когда заповедовал нам святую жизнь: Тако да просветится свет ваш пред человеки, яко да видят ваша добрая дела и прославят Отца вашего, Иже на небесех (Мф. 5, 16).

Ангелы святы. Поэтому естественно, что в нашем представлении они рисуются нам как светлые и чистые. Вот почему мы даже в нашей обыденной речи готовы словом “ангельское” обозначить все светлое и чистое, угодное Богу. Мы иногда говорим: “ангельский характер”, “ангельская чистота”, “ангельская душа”.

Пророк Давид в своих богодухновенных псалмах говорит, что Господь, создав человека, умалил еси его малым чим от ангел, то есть по достоинству почти сравнял его с Ангелами, славою и честию венчал еси его: и поставил еси его над делы руку Твоею (Пс. 8, 6-7). Выражение умалил малым чим от ангел… означает, что мы, в особенности в моменты нашего духовного подъема, можем возвышаться до ангельского состояния. И это действительно так. Во время совершения Божественной литургии мы, отрешаясь от всех повседневных забот, должны уподобиться Ангелам. Вот почему перед тем, как совершиться самому Таинству Евхаристии, когда от жертвенника переносятся на престол хлеб и вино, которым надлежит стать Телом и Кровию Господней, мы воспеваем так называемую Херувимскую песнь – Иже херувимы тайно образующе и Животворящей Троице трисвятую песнь припевающе, всякое ныне житейское отложим попечение. В этот момент приготовления к совершению Таинства нам напоминается, что мы должны таинственно стать подобными Херувимам – высшим Ангелам, окружающим Престол Господень, воспевающим Животворящей Троице трисвятую песнь.

Такое дивное видение созерцал и эту дивную песнь слышал пророк Исаия. Он говорит, что видел Господа, сидящего на Престоле высоком и превознесенном, окруженного шестокрылатыми Ангелами-Серафимами, которые непрестанно взывали: Свят, свят, свят Господь Саваоф, полны суть небеса и земля славы Твоея (Ис. 6, 2-3).

Эта же дивная картина восхваления Творца множеством Ангелов открыта была и тайнозрителю Апостолу и евангелисту Иоанну Богослову. Он видел Господа, сидящего на Престоле Небесном, окруженного таинственными шестокрылатыми существами, исполненными очей. И они взывали: Свят, свят, свят Господь Бог Вседержитель, Который был, есть и грядет (Откр. 4, 8).

Эту ангельскую песнь и мы здесь, на земле, воспеваем Господу, когда совершаем Божественную литургию. Мы благодарим Бога за то, что Он принимает наши хвалы, хотя непрестанно слышит хваления ангельские, благодарим Его за то, что Он и от нас принимает эту ангельскую песнь. Во время совершения Литургии наши голоса соединяются с голосами Ангелов в одну хвалебную песнь. Церковь земная и Церковь Небесная сливаются воедино. Ведь Церковь Господня состоит не только из людей, но и из Ангелов. И нам становится ясен смысл слов, что славы Господней полны и Небеса, и земля. Во время Божественной литургии Господа восхваляет вся Церковь, как земная, так и Небесная. И Небеса и земля согласно восхваляют Господа.

Не только мы соучаствуем в ангельском славословии, но и Ангелы сослужат нам в молитве: Ныне силы небесныя с нами невидимо служат, се бо входит Царь славы… – воспеваем мы за Литургией Преждеосвященных Даров.

Слово “ангел” – греческое. Оно означает “вестник”: Ангелы возвещают людям волю Божию. Священное Писание сохранило нам повествование о том, как Архангел Гавриил был послан от Бога в Назарет, чтобы возвестить Деве Марии о предстоящем от Нее рождении Спасителя мира. Он принес Ей благую весть о Превечном Божием Совете, согласно которому Сын Божий должен был сойти на землю, чтобы воплотиться от Приснодевы и вочеловечиться. Все мы хорошо помним дивную стихиру, которая поется в день Благовещения: Совет Превечный открывая Тебе, Отроковице, Гавриил предста Тебе лобзая и вещая

Это ангельское благовестие о Превечном Божием Совете, сказанное Архангелом Гавриилом Деве Марии в тот день, который мы зовем Благовещением, мы почти дословно поем в нашем радостном гимне Матери Божией за каждым воскресным всенощным бдением: Богородице, Дево, радуйся! Благодатная Марие! Господь с Тобою!.. Эти слова Ангела стали для нас как бы нашими собственными словами, настолько мы привыкли повторять Матери Божией это ангельское приветствие.

Священное Предание сохранило нам повесть и о другом аналогичном событии, когда тот же Архангел Гавриил явился Пресвятой Деве Марии в ночь Христова Воскресения и возвестил Ей о Воскресении Ее Божественного Сына. На основе этого Предания мы и поем на Пасху за Божественной литургией всем нам хорошо известную песнь: Ангел вопияше Благодатней: Чистая Дево, радуйся!..

И в ту святую ночь, когда в убогой Вифлеемской пещере родился Христос, Ангел возвестил пастырям вифлеемским о рождении Спасителя мира. И внезапно, – говорится в Евангелии от Луки, – явилось с Ангелом многочисленное воинство небесное, славящее Бога и взывающее: слава в вышних Богу, и на земли мир, в человеках благоволение (Лк. 2, 13-14). Эту ангельскую песнь и мы воспеваем с вами за богослужениями. Она говорит о том, что Богочеловек Христос пришел соединить Небо с землею и что на земле настанет мир, которого так жаждут люди от начала времен.

Ангелы не только возвещают людям о великих событиях в жизни человека – они помогают людям в течение их повседневной жизни. Ангелы суть служебные духи, посылаемые Господом ко всем, имеющим наследовать спасение (Евр. 1, 14). Каждый из нас имеет своего Ангела-Хранителя, посылаемого от Господа для нашего спасения.

В хорошо известном нам всем 90-м псалме – Живый в помощи Вышняго – говорится, что Господь повелевает Ангелам Своим сохранять праведников: Яко ангелом Своим заповесть о тебе, сохранити тя во всех путех твоих (Пс. 90, 11). Господь наш Иисус Христос Сам открыл нам, что Ангелы на Небе радуются за нас, когда мы отходим от грешной жизни и становимся на путь спасения (Лк. 15, 7, 10), и что наши Ангелы-Хранители всегда на Небесах предстоят пред Отцом Небесным (Мф. 18, 10).

Ежедневно за Божественной литургией и за другими богослужениями мы просим у Господа, чтобы Он послал нам ангела мирна, верна наставника, хранителя душ и телес наших. Эта наша вера в помощь Ангела-Хранителя нашла свое отображение во многих канонах и стихирах и прочих песнопениях, которые сложили наши богомудрые отцы и подвижники благочестия.

В этих молитвословиях слышится горячая вера в помощь Ангела-Хранителя на протяжении всей нашей жизни. Воспеваю тя, – говорится в умилительном Каноне молебном, – неусыпаемого хранителя души моея, и предстателя жизни моей и наставника, от Бога егоже получих (песнь 1-я). Свете светлый, – говорится в другом каноне, – светло просвети душу мою, наставниче мой и хранителю, от Бога данный ми ангеле! (канон второй, песнь 5-я). Ум мой твоею молитвою направи творити ми Божия повеления, да получу от Бога прощение грехов и ненавидети ми злых настави мя… (канон второй, песнь 2-я). Здесь звучит горячая молитва о помощи в минуты скорби, в тяжелые часы, когда душу одолевают мрачные мысли, когда темные силы как бы навсегда закрывают от нас наше Солнце Правды – Христа Спасителя, когда они невидимо окружают нас, точно рой злых ос, яко хищницы птицы, яко лукавыя лисицы и яко сыроядцы птиц плотоядных окрест мене летают. Покрый мя, Хранителю мой, якоже покрывает орел птенцы своя (Канон молебный, песнь 8-я).

К Ангелу-Хранителю обращается наш взор и в минуты размышлений о мытарствах, которые предстоит испытать нам после смерти, и о Страшном Судилище, когда откроются все наши темные помыслы и скверные деяния. Да узрю тя (ангеле)… светла и тиха, заступника и предстателя моего, внегда исчезати от мене нуждно духу моему… (Канон молебный, песнь 9-я). Егда трубный страшный глас имать мя от земли воскресити на суд, близ мене стани тогда, тих и радостен, надеждою спасения отъемляй мой страх (Канон молебный, песнь 8-я).

Дивно и славно служение ангельское у Престола Господня, и оно как бы приоткрывает перед нами завесу и нашей будущей жизни, когда и мы предстанем Престолу Господа славы.

По непреложному слову Господа нашего, великая радость бывает на Небесах даже об одном грешнике кающемся (Лк. 15, 7, 10). Поэтому будем просить наших Небесных покровителей – Ангелов-Хранителей, да помогут они нам пройти наш жизненный путь в чистоте, дабы нам вместе с ними восславить Отца нашего Небесного пред Его святым Престолом.

Величаем вас, архангели и ангели и вся воинства, херувими и серафими, славящия Господа!

Н. Иванов, кандидат богословия
(протоиерей Николай Иванов, † 1990)

Печатается по: Журнал Московской Патриархии. 1965. № 11. С. 27-29.
Журнал Московской Патриархии. 2003. № 11 (ноябрь).

Источник: www.jmp.ru

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан). О злых духах

Митрополит Киевский и всея Украины Владимир (Сабодан)

О злых духах

(Неделя 23-я по Пятидесятнице)

Господь Иисус Христос прибыл со Своими учениками в страну Гадаринскую. Здесь находился несчастный человек, одержимый злыми духами. Он разрывал железные цепи, которыми его связывали, наводил страх и ужас на всех окрестных жителей. Христос изгнал злых духов из страдающего человека, вернув последнего к нормальной жизни. А бесы попросили Христа вселиться в стадо свиней и потопили их в море.

Вслушиваясь в евангельский рассказ об этом, кто из нас может сомневаться в том, что злые духи существуют и могут, по попущению Божию, причинять вред и людям и животным, подвергая их мучениям и даже гибели.

О бытии злых духов нам говорит Священное Писание, свидетельствуют святые отцы Церкви и жизнеописания святых. Из книги Бытия мы знаем о том, как диавол, явившись в образе змея нашей праматери Еве, соблазнил ее на нарушение заповеди Божией, а та, в свою очередь, толкнула к нарушению и праотца Адама. От того-то диавол и называется человекоубийцею искони – от начала (Ин. 8, 44). Из книги Иова знаем, как диавол, по попущению Бога, отнял у праведного Иова имущество и погубил детей, а потом поразил его самого лютой проказой с ног до головы.

Апостол и евангелист Иоанн учит: кто делает грех, тот от диавола, потому что сначала диавол согрешил. Для того-то и явился Сын Божий, чтобы разрушить дело диавола (1 Ин. 3, 8). Сам Спаситель во время Своего сорокадневного пребывания в пустыне был искушаем сатаною: то возбуждением к нетерпеливости, то к тщеславию, то к властолюбию (Мф. 4, 2-10). Из бесноватых изгонял бесов Сам Спаситель. Власть изгонять бесов Он дал Своим апостолам (Мф.10,8). Апостол Петр пишет: «Трезвитесь, бодрствуйте, потому что противник ваш диавол ходит, как рыкающий лев, ища, кого поглотить» (1 Петр. 5, 8).

«Привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить» (Евангелие от Матфея. 9, 32-33). Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

«Привели к Нему человека немого бесноватого. И когда бес был изгнан, немой стал говорить» (Евангелие от Матфея. 9, 32-33).
Иллюстрация к Библии Гюстава Доре

Диавол есть существо действительное, а не воображаемое, существо личное, имеющее разум и волю. Церковь всегда признавала бытие злых духов. Отцы и учителя Церкви свидетельствуют о том, что есть царство сатаны; есть падшие ангелы, которые люты и исполнены ненависти к Богу и людям, стараются вредить душе и телу человека, но истинный христианин может и должен им противиться.

Жизнеописания святых помогают нам увидеть, каких только козней не строил им диавол, в каких видах не являлся им, как неустанно боролся с ними, как открыто признавался перед ними, чем он побеждается от них.

Вера в бытие злых духов всегда была в роде человеческом точно так же, как вера в бытие ангелов добрых, как вера в бытие Самого Бога. Кто верует в Бога, в Божественное Откровение, тот верует также в существование и влияние духов на человека. Только люди, отвергающие личного Бога, отвергают и бытие духов.

Действия диавола, которыми он старается склонить человека на грех, весьма разнообразны. Диавол являлся святым угодникам и в богоподобном виде (преп. Пахомию), и в виде светлого Ангела (Симеону Столпнику), и в виде человеческом (преп. Макарию Египетскому), и в виде змея (прародительнице Еве), и в иных чувственных образах. Одних подвижников благочестия диавол устрашал привидениями, чтобы отвлечь их от богомыслия и повергнуть в уныние, в других возбуждал смех и разные неблагообразности, чтобы довести до рассеянности и самозабвения; в одних производил расслабление сил и дремоту, чтобы помешать доброделанию и молитве, в других воспламенял кровь и пробуждал восстание плоти, чтобы повредить чистоте душевной и телесной; перед одними рассыпался в похвалах, чтобы расположить к самомнению, гордости и тщеславию, других преследовал оскорблением и поношением, чтобы поколебать их терпение и довести до раздражительности, злобы и мести; одних ввергал в нищету, чтобы вызвать их на ропот и хулу против Бога, на обман, на воровство, клятвопреступление, покушение на жизнь других или себя самих, а другим помогал разбогатеть, чтобы они впали либо в роскошь, щегольство, высокомерие, либо в скупость и скряжничество; одним внушал излишнее упование на милосердие Божие, чтобы подвигнуть их к лености и беспечности, а в других сеял отчаяние в милости Божией, чтобы удержать их от покаяния и самоисправления, привести в состояние ожесточения и погибели. Короче говоря, диавол всегда сообразует свои искушения с расположением души каждого, и силен он всегда нашей слабостью.

Подвижники благочестия противопоставляли диаволу терпение, воздержание, подвиг, пост, молитву, чтение слова Божия, крестное знамя, добродетельную жизнь. Это оружие, которого бес боится и перед которым трепещет, они передали нам, и всякий желающий его употребить непременно явится победителем.

Вернемся к евангельскому повествованию. Злые духи, вселившиеся в Гадаринского бесноватого, знали, что Христос изгонит их, и стали молить Его, чтобы Он не повелевал им идти в бездну, а чтобы позволил им войти в свиное стадо, которое паслось недалеко. Христос им разрешил. Из этого видно, что бесы сами по себе, без разрешения Господа, не имеют власти вселяться не только в человека, но даже и в животных.

Почему же Господь попускает злым духам вселяться в людей и доводить их до безумия? По грехам нашим. Вспомним апостола Павла, который, узнав, что среди коринфян один человек впал в грех кровосмешения, решил «предать его сатане во измождение плоти, чтобы дух был спасен в день Господа нашего Иисуса Христа» (1 Кор. 5, 5), для того, чтобы мучения и страдания заставили человека одуматься – войти в себя. Так бывает и с нами. Господь попускает злым духам вселяться и мучить нас, чтобы мы образумились к покаянию. Это с одной стороны. А с другой стороны, Господь попускает бесам вселяться в людей для посрамления тех же бесов, как это видно из жизни праведного Иова, который много претерпел всяких бед и страданий, но все это служило лишь к посрамлению диавола и его козней, к большей святости праведника и к прославлению Имени Божия.

Так каждое бесовское искушение дает случай к проявлению нами мужества и добра. Ведь каждое искушение, всякая скверная мысль, всякое греховное чувство происходят от внушения злых духов. Поборов искушение, мы посрамляем злых духов, с которыми надо неослабно бороться. Наше оружие – слово Божие, вера, молитва, крестное знамение (Еф. 6, 11-17).

Спаситель говорит: «Сей род изгоняется только молитвою и постом» (Мф. 17, 21). А святая Церковь воспевает: «Господи, оружие на диавола Крест Твой дал еси нам; трепещет бо и трясется, не терпя взирати на силу его…» (стихира на Хвалитех, глас 8).

Через какие же страсти вселяются в нас бесы? Через пьянство. Предаваясь запою, человек нередко явственно видит бесов и умоляет избавить от них. Через гордость – страшную и губительную страсть. Мы сами обычно говорим: «Этот человек одержим бесовской гордыней». Затем через раздражение и гнев. Человек, одержимый этой страстью, по выражению народа «бесится». Есть еще и бес сребролюбия. Искушают бесы людей через плотские страсти, и этот бес больше всех погубляет людей.

Если бы мы, причащаясь святых Христовых Тайн, больше соблюдали себя в чистоте и сознавали в себе присутствие Самого Господа, если бы чаще умом и сердцем творили молитву, каялись в грехах, истово осеняли себя крестным знамением и уповали на Бога, то злые духи не могли бы делать нам никакого вреда. Но мы, к сожалению, или не делаем всего упомянутого, или делаем редко, или без должного внимания, и опять предаемся грехам. А Иисус Христос сказал: «Когда нечистый дух выйдет из человека (после Крещения, Покаяния или Причастия), то ходит по безводным местам, ища покоя, и, не находя, говорит: возвращусь в дом мой, откуда вышел». И, если, придя к человеку, нечистый находит его душевный дом пустым и свободным, не занятым ни богомыслием, ни молитвою, ни постом, то он берет с собою семь других духов (число семь противоположно семи дарам Святого Духа), злейших себя, и, через страсти и слабости человека, они вселяются в него и бывает тому человеку «последнее хуже первого» (Лк. 11, 24-26).

В глубоком сознании всего, о чем мы сегодня с вами говорили, будем усерднее молиться Господу, как учил Христос своих учеников: «Отче наш! Не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» (Мф. 6, 13). Аминь.

Источник: Українська Православна Церква. Офіційний веб-сайт

Патриарх Кирилл. Об ангелах Святитель Филарет (Дроздов) об ангелах О добрых духах О злых духах Рога и копыта. Кто такие бесы, и нужно ли их бояться Архиепископ Василий (Кривошеин). Ангелы и бесы в духовной жизни по учению восточных отцов О мире духовном О Промысле Божием по отношению к миру духовному Святитель Игнатий (Брянчанинов). Слово о чувственном и о духовном видении духов Природа и назначение ангельского мира Писания Эммануила Сведенборга Ложные Ангелы Существует ли зло? Предостережение святителя Игнатия от опасностей на пути спасения

Святитель Феофан Затворник. Слово в день Собора Архистратига Божия Михаила

Святитель Феофан Затворник

Слово в день Собора Архистратига Божия Михаила

В день, посвященный Архангелу Божию Михаилу и прочим бесплотным силам, о чем нам больше и рассуждать, как не об Ангелах. К чему же именно направить нам слово свое? — Давайте укорять себя.— За что? За то, что есть еще у нас грехи, заблуждения, ошибки, горести и беды, ибо всему этому не следовало бы быть между нами, когда окружает нас сонм бесплотных и есть у каждого Ангел Хранитель. Ангелы Божии — сами — попустят ли быть чему такому среди нас? — Нет, если попускают, то, верно, по вине нашей, — или потому, что делаем себя недостойными Ангельского руководства и помощи, или потому, что своим противодействием и противонастроением уничтожаем и отвращаем все усилия Ангелов содействовать нам в добре. Как же теперь быть? — Надо себя так настроить, чтобы не отвращать, а привлекать Ангельское содействие. А это как делать? Вот как!

Надо помнить, что есть у нас Ангел Хранитель, и иметь к нему умное и сердечное обращение, — и в обычном ходе жизни нашей и тем паче, когда она чем-либо возмущается; когда нет такого обращения, то Ангелу нет способа вразумить нас. Когда идет кто к трясине, или пропасти, или реке, заткнув уши и закрыв глаза, — что ты ему сделаешь и как поможешь? — Кричать бы — у него уши заткнуты; знаком бы показать опасность — у него закрыты глаза. Так, когда нет у нас умного и сердечного обращения к Ангелу, — это то же, что мы, обратясь к нему задом, идем в опасность. Он и дает нам предосторожность, но ум не видит и сердце не ощущает того. Вот и впадаем в беду, или грех и заблуждение.

Скажешь: пусть за руку возьмет и наведет на путь правый. — Верно, он так и готов делать, и ищет у тебя руки, чтоб взять за нее и руководить тебя. Но есть ли рука-то такая у тебя? Ведь не за эту телесную руку возьмет он, хоть и сие бывает в особенных случаях, – но за руку душевную, не телесную, как и сам бесплотен. Душевная же рука есть деятельная сила, направленная ко спасению и ревнующая о нем. Когда есть в душе ревность о спасении, непременно Ангел Господень возьмет тебя за нее и будет руководить, а когда нет, за что ему взять тебя? — Нет у тебя места для соприкосновения ему с тобою. Ибо сам он есть из числа духов, посылаемых за хотящим наследовать спасение. Когда нет сего хотения, или ревнования о спасении, как он к тебе подступит, как воздействует на тебя, когда в тебе ничего нет соответствующего назначению его при тебе пребывания и его собственным усилиям?

Опять скажешь: пусть самое желание спасения возбудит. — И это он делает, и делает прежде всего и усерднее всего, ибо тут корень жизни духовной. У тех, кои имеют сие желание спасения, он его поддерживает и укрепляет, а у кого нет, всячески возбудить заботится. Но редко успевает по причине большого нестроения, качествующего в нерадивой душе. В такой душе все в смятении — и мысли, и чувства, и намерения, — беспорядочный шум, как на базаре. Этот недостаток внутреннего мира и собранности, в какой мере есть у нас, в такой есть он — враг Ангельскому на нас действию. Как внушит что-либо доброе Ангел, когда внимания нет? Как услышит сие внушение душа, когда в ней шум и смятение? — Вот усилие Ангела Господня и остается в нас бесплодным!

Итак, хочешь ли пользоваться Ангельским руководством и содействием — укроти ты свою внутреннюю беспорядочность, собери ты свое внимание внутрь и стань у сердца своего. Ангел Господень тотчас заметит сие, подойдет и начнет влагать тебе помышления, клонящиеся к возбуждению желания спасения. Склонись на сие внушение и возьмись ревновать о спасении; тогда Ангел Господень не только за руку тебя возьмет, а на свои руки тебя подымет, и не поведет только, а понесет по пути спасительному. Только и ты постоянное уже имей к нему умное и сердечное обращение, и в ревности не ослабевай, и внимание храни. Он учить тебя будет всему, что, когда и в какой мере делать и чего не делать, а когда нужно, и внешнее знамение подаст в руководство. И все, которые спасались, так спасались. Прочитай или послушай жития святых! — Если мы не видим на себе такого осязательного Ангельского нам содействия — некого винить: сами виноваты. Сами не даемся в руки Ангелам и тщетными делаем все их о нас попечения. Побьется с нами Ангел Божий, побьется — и отступит. Опять приступит — и опять отступит. И так все, пока умрем. А когда умрем, Ангел представит Господу книгу жизни нашей и скажет: все сделал, чтоб вразумить; ни чему не внимала душа сия. И положено будет на книге жизни надписание осуждения нашего, которое непременно исполнится на Страшном суде.

Ангелы Божии, пока живы мы, суть наши хранители, защитники и руководители; по смерти же нашей — на Страшном суде — будут неумолимыми исполнителями праведного о нас определения Божия. Слышали, что читалось в нынешнем Евангелии?! Послет Сын человеческий Ангелы Своя, и соберут от царствия Его вся соблазны, и творящих беззаконие, и ввергнут их в пещь огненную; ту будет плач и скрежет зубом (Мф. 13, 41-42). – И конец всему! Печать правды Божией належится; кто снимет ее!

Правда, будет там и другая половина, о коей говорится: тогда праведницы просветятся яко солнце, в царствии Отца их. ( Мф. 13, 43) — Но попадем ли мы в число сих блаженных?! Обетование всем дано, но надо исполнять условия. Исполняющий их есть бодренный ревнитель. Почему если мы будем больше походить на тех, о коих говорится в нынешней притче: спящим человеком, прииде враг, и всея плевелы посреде пшеницы (Мф. 13, 25), — чего доброго от нас ожидать?! — Когда спим, то есть нерадим о спасении и мятемся во всякой суете, тогда Ангелу доступа к нам нет, а врагу-то все и сподручно. Подходит он смело и влагает всякие дурные мысли и желания и научает всякому злу. Нерадивая душа принимает сии внушения, соглашается на них и при удобном случае приводит в исполнение. Чем дальше, тем хуже. А там и весь человек стал, как плевел посреди пшеницы, которого конец — пожжение.

Вот вам краткое указание на то, как держать себя в отношении к Ангелам.

Да не оскорбится душа ваша, что в светлый Ангельский праздник навожу на такие мрачные мысли. Делаю сие затем, чтоб отвратить вас от мрака греха и обратить к свету Ангелоподобного жития, чтоб, здесь в общении с Ангелами поживши, все вы сподобились Ангельского и на небе сопребывания и соблаженствования в Царствии Отца нашего Небесного. Аминь.

8 ноября 1864 г.

Источник: www.portal-slovo.ru

Митрополит Сурожский Антоний (Блум). Из книги ““Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия”. Беседы на Евангелие от Марка”

Митрополит Сурожский Антоний (Блум)

Из книги ““Начало Евангелия Иисуса Христа, Сына Божия”. Беседы на Евангелие от Марка”

<…>

При наступлении же вечера, когда заходило солнце, приносили к Нему всех больных и бесноватых. И весь город собрался к дверям. И Он исцелил многих, страдавших различными болезнями; изгнал многих бесов, и не позволял бесам говорить, что они знают, что Он Христос (Мк 1: 32-34).

Мы сейчас долго говорили о том, как в течение Своей земной жизни Христос исцелял душевно больных, телесно больных. Евангелие не раз указывает, что причиной этих болезней было бесовское воздействие: бесы овладевали человеком, и Христос их изгонял (напр., Мф 12: 22; Лк 13: 11-16). Сейчас я хочу ответить на вопрос, который мне ставится постоянно: откуда же взялись бесы? Бесы — это зло, а мы знаем, что Бог зла не сотворил (Быт 1: 31). Мы знаем, что Бог — Добро, значит, Он не может быть источником зла, мы знаем, что Он свят, что Он — немерцающий Свет незаходимый, значит, Он не может быть источником тьмы. Каким же образом сотворенное Им добро, без единой трещины, без всякого зла внутри, могло превратиться в зло? На протяжении христианской истории этому были предложены разные объяснения, и я хочу изложить вам одно из них, которое кажется мне наиболее убедительным и над которым нам, людям, стоит задуматься, потому что, может быть, и нам грозит та же самая опасность, что и ангелам Божиим, превратившимся в ангелов тьмы.

Бог сотворил ангелов светлыми и совершенными. Как и все сотворенное Им, они были невинны, но должны были возрастать к святости, так же и как человек рождается невинным, но должен путем внутренней борьбы, сопротивления злу вырасти в полную меру святости. Конечно, Адам и Ева до грехопадения не имели нужды сопротивляться злу, которого еще не было на земле, но они должны были вырастать из младенчества как бы во взрослость, а эта взрослость и есть святость.

Говоря об ангелах, можно так представить себе: Господь их создал, они были светлы, прозрачны. Святой Григорий Палама замечательно их описывает: он говорит, что ангелы подобны были (а ангелы Божии такими и остаются) хрусталикам, которые пропускают через себя свет и отражают его во все стороны. В них нет никакой тьмы, они прозрачны до конца, и потому свет Божий через них может литься свободно, изливаясь во все стороны. Вот такими они были созданы, и в течение какого-то времени они должны были возрастать, — не в том смысле, что они могли стать чище и светлее: они уже были чистыми. Но речь здесь идет не о хрусталиках, а о настоящих, живых существах, которых Бог призвал идти к Нему, возрастать, освобождаться от своей тварности и приобщаться ко всему Божественному, — не слиться с Богом, а приобщиться ко всей Его святости, ко всей Его Божественной чистоте и красоте. Один из древних писателей говорит, что ангелы начали так возрастать и на каждой ступени, на каждом шагу своего возрастания видели, что они делались все более прекрасными, что общение с Богом делало их все более светлыми, святыми, совершенными. Но каждый раз, для того чтобы достигнуть большей святости, большего совершенства, большей красоты, им надо было внутренне отказаться от той красоты, от той полноты и совершенства, которых они уже достигли. И пришел момент, когда некоторые ангелы заколебались, как бы загляделись на себя, и им стало жалко потерять то, что у них есть, ради того чтобы двинуться в неизвестность. Да, они знали слово Божие, Его призыв: оставь все, отрекись от себя, и ты вырастешь в новую меру совершенства и красоты, — но им стало страшно: как же потерять ту дивную красоту, которая уже есть во мне?!

Есть древний рассказ из греческой мифологии о том, как изумительно прекрасный юноша увидел свое отражение в воде и так пленился этой красотой, что не мог оторвать взор и умер, оказавшись неспособным закрыть глаза на свою собственную красоту. Нечто подобное, может быть, случилось и с ангелами. Некоторые заколебались: как я могу отрешиться от того, что у меня есть, что так чисто, светло, прекрасно, так божественно, ради того чтобы вырасти в новую меру?.. И в момент, когда ангел Божий загляделся на себя и как бы отвел свой взор от Бога, отказался забыть о себе, чтобы знать только Бога, он стал тварью до конца, погрузился в тварность и потерял свое общение с Богом. Он стал иным существом, не имеющим общения с Богом, находящимся уже не в единении с Ним, а отдельно. Он стоял перед Богом, лицом к лицу, но уже потемневший, пленник своей тварности; а быть пленником своей тварности в отрыве от Бога — значит погрузиться во зло, в смертность, в разрушение. Это и случилось с некоторыми ангелами, которых мы теперь называем бесами.

Для современного человека, особенно воспитанного в безрелигиозном или антирелигиозном мире, трудно принять мысль о том, что действительно существуют темные силы, — не только затемненные области в нашей собственной душе, но темные силы бесовские. И однако у нас есть свидетельства множества людей, тысяч святых, которые опытно знают и познали существование бесов и их страшную силу над нами. Если только мы в себе носим скверну, то темные силы используют эту скверну. Мы слишком слепы, мы бессильны против них, мы не знаем, как с ними справиться, что нам сделать, поэтому в Молитве Господней “Отче наш” мы молимся: избави нас от лукавого. Защити, Господи! Ты Один — и это видно из всего Евангелия — Своим державным словом можешь остановить их действие, изгнать их. <…>

Слово на день Архангела Михаила. Митрополит Московский Платон (Левшин)

Оглавление

Слово на день Архангела Михаила

Совершаем мы праздник Ангелов; сии чистые духи пребывают всегда в полной радости. Ктоб подумал, чтоб их райскую радость мы, мы сущие на земли, умножить могли? Но умножить можем; свидетель тому слово Божие. А то и еще удивительнее, что радость Ангелов не иным чем умножить можем мы, как только слезами. Вот евангелие говорит: Ангели радуются на небеси. О чем? О едином грешнике кающемся (Лук. 15, ст. 7). И так наши слезы покаяния суть источником радости Ангельской.

Сей день посвящен чрез празднование наше имени Архангела и Ангелов. Когда пристойнее им о нас обрадованным быть, как не в сей день? Когда мы благовременнее принесем им священную жертву слез нашего покаяния, как не при сем случае? Ибо когда пристойнее их радости быть умноженой, как не в день торжества их? Доставим им сию радость: не оскорбим их хотя в сей день. Ибо конечно святые Ангелы почтут сие наше им празднование не обрадованием для себя, но оскорблением и печалию, когда не увидят нас кающихся. Покаяние наше их увеселяет; а оскорбляет нераскаяние.

Но так ли Ангелы радуются о грешнике кающемся, чтоб и сам грешник сея радости не был участен? Нет! Ангелы радуются; но сия радость и самого грешника кающагося сердце наполняет. Нераскаяние грешную душу ожесточает, и ввергает в мрачное уныние: она под тяжким бременем греха стонет и воздыхает; и воздыхая вопиет: Несть мира в костех моих от лица грех моих. Яко бремя тяжкое отяготеша на мне (Псал. 37, ст. 4 и 5). Но чрез покаяние свергает с себя сие тяжкое бремя; и потому облегчается, отдыхает, и поет пред Богом и Ангелы его: Растерзал еси узы моя: тебе пожертвую в радости жертву хвалы (Псал. 115, ст. 7 и 8).

Но любопытно и полезно знать, почему Ангелы радуются только о грешнике, да еще о едином грешнике кающемся. Не уже ли они ничего не находят в человеках, чтоб их увеселять могло, кроме покаяния? Нет ли у людей и других благ могущих подавать радость Ангелам?

О чем люди радуются; не уже ли в радости человеков и они не примут охотно участия? Люди многие процветают красотою телесною, блистают одеждами и уборами, трапезы преисполнены сладчайшими яствиями, самыя жилища их представляют вид земнаго рая. Пусть еще святые Ангелы удостоят посмотреть и на зрелища наши: тут найдут они нас в восторге радости и удовольствия. При изобилии таковых благ чего еще более желать? Не уже ли вся сия благая не почтут Ангелы довольною притчиною и нашей радости, и чтоб они сами, яко любители и други наши, не восхотели в том соучаствовать?

Нет, чистейшие духи не только о всем том не радуются; но еще и оскорбляются, видя, что мы к сим радостям пристрастны. Они, яко просвещенные, ведают, в чем состоит истинная радость: и потому желают нам радости душевной, а не телесной, вечной, а не временной; твердой, а не переменной. Они радуются о едином грешнике кающемся.

Но по крайней мере святые Ангелы должны бы радоваться, не о грешниках только, а паче о праведниках. Человек, который хранит добродетель утверждая оную на благочестии истинном; человек, звание, в которое от Бога призван, проходящий честно и непорочно; таковый человек не уже ли меньше заслуживает, чтоб о нем Ангелы возрадовались, нежели грешник кающийся? Конечно добродетель человеческая есть любезна и радостна для Ангелов. Однако они радуются о грешнике кающемся, а не о праведнике. Для чего? Для того, (благоволите внимательно послушать:) что праведник, который бы не требовал покаяния, не есть праведник, есть фарисей, есть грешник, да и грешник отчаянный. Кто есть чист от греха? Праведник седмижды на день падает. Все наши добродетели смешаны с пороками: может быть они блистательны только по наружности: может быть, были бы они и хороши; но или в своем источнике нечисты: или худым намерением опорочены. Иначе мы на них взираем; иначе на них взирает испытуяй сердца и утробы. Он некогда по пророческому слову, судить будет самые правоты наши (Псал. 74, ст. 3). И для того один из праведников его молит: Не вниди в суд с рабом твоим; яко не оправдится пред тобою всяк живый (Псал. 142, ст. 2): другой пред ним исповедуяся говорит: Ничтоже в себе свем, но ни о сем оправдаюся (1 Кор. гл. 4, ст. 4). То есть: кажется, де, меня совесть ни в чем не зазирает; однако, еще я далек от того, чтоб почесть себя праведным.

Так кто же есть праведник на земли? Есть грешник кающийся; есть грешник таковым образом всегда с Богом беседующий: Грех юности моея и неведения моего не помяни (Псал. 24, ст. 7): От тайных моих очисти мя, и от чуждих пощади раба твоего (Псал. 18, ст. 13). Чем кто более в добрых делах при благодати Божией успевает, тем более себя пред Богом смиряет; и чем более себя смиряет, тем более узнает свои слабости и недостатки. Он не унижая себя, но по самой справедливости пред Богом говорит: Яко Господь Иисус пришел грешныя спасти, от нихже первый есмь аз. И так истинный праведник есть грешник кающийся. А по сему и видим мы, что святые Ангелы ничего не могут найти на земли, о чем бы они могли радоваться, как только о едином грешнике кающемся.

Но для чего, о едином? Для того вопервых, что много есть согрешающих; но мало кающихся. И потому, чем труднее грешнику возстать чрез покаяние, тем более Ангелы радуются, когда видят кого кающагося. Второе, для того, что, по словам писания, лучше есть один праведник, нежели тысячи грешников (Сирах. гл. 16, ст. 3). Лучше есть один грешник кающийся, нежели тысяча тысячей нераскаянных. И потому-то Ангелы столько радуются и о едином грешнике кающемся.

Принесем им сию жертву и для них радостную, и для нас спасительную. Уже ли для нас лучше, чтоб они на нас взирая печалились и сетовали; да пусть бы уже так; но по крайней мере, мы сами в себе осталися бы довольными и спокойными. Но какое утешение в нераскаянии? Какое удовольствие во ожесточении сердца? Какая польза быть связану и отягощену пороками и страстями? Ангелы в печали; Господь Ангелов в приуготовлении оружий правосудия; мы в унынии; а только един диавол радуется. А потому, хотя и страшно сказать, но сказать надлежит, наше нераскаяние составляет только торжество и праздник единому врагу рода человеческаго.

Уже ли нет нам в чем каяться? Давно сказано, что весь мир во зле лежит (1 Иоан. гл. 5, ст. 19); а ныне и более того погряз во зле. Вы сами сознаете, сколько нравы наши испортились! сколько мы от правил Евангелия отступили! сколько в нас благодать веры мало действует! Только что отворим глаза, видим везде отвратительные примеры роскоши, сладострастия, корыстолюбия, сребролюбия, гордости, неправосудия: мало любви между друзьями: всяк свою корысть предпочитает всему; мало верности между мужьями и женами; мало у родителей попечения о воспитании детей; мало у детей почтения к родителям: сильный теснит немощнаго; утесненный мало находит себе защищения. Сребролюбие, лицеприятие и ласкательство всех очи ослепили.

Но я все сие не столь почитаю несносным, как то, что мало видно и покаяния; даже что и хвалится еще грешник в похотех души своея (Псал. 9, ст. 24). Ежели нет в нас сего святаго честолюбия, чтоб покаянием своим доставить радость Ангелам; то по крайней мере да побоимся, чтоб оскорбленные нами Ангелы не предстали пред судию праведнаго, и не сказали ему: Доколе, доколе Господи им не мстиши? (Апок. гл. 6, ст. 10). Для чего святый Михаил изобразуется на иконе держащим мечь? Не для того ли, что сколько он радуется о грешнике кающемся: столько грешнику нераскаянному угрожает конечным посечением. Аминь.

Говорено в Архангельском соборе, 1788 года, Ноября 8 дня.

Источник: www.stsl.ru

Митрополит Московский Платон (Левшин). Слово в день Архангела Михаила

Митрополит Московский Платон (Левшин)

Слова в день Архангела Михаила

Оглавление

Слово в день Архангела Михаила

Весьма прилично и праведно, чтоб церковь, на земли воинствующая, творила когдалибо воспоминание и о церкви, на небеси торжествующей. Мы, по слову Апостольскому, да и самою вещию пришельцы на земли, и поспешаем, или должны поспешать к горнему отечеству, к вечному жилищу нашему. Мы воинствуем под знамением креста Христова: то есть, чрез разныя искушения, беды и подвиги, тщимся достигнуть вечнаго на небесех покоя. И по тому Христиане, в таком положении здесь на земли пребывающие, называются Богословии испытателями церковию воинствующею. Но которые уже достигли той щастливой судьбы, что весь житейский подвиг в добродетели и благочестии окончав, причислены на небеси к собору святых, и радуются на райских ложах своих: те составляют церковь торжествующую.

А как из первых того блаженнаго общества членов суть Ангели: то и зело прилично, говорю, чтоб церковь, на земли воинствующая, творила когдалибо воспоминание и о церкви, на небеси торжествующей. Кто по бурному плавая морю не воображает пристанища? Кто долгим и трудным шествуя путем, из мысли выпущает приятное жилище свое? Кто воин, вне предел с не приятелями сражаяся, мысль свою не обращает к драгому отечеству, чтоб по трудах опочить во объятиях любезных для него особ?

Напоминание сей, на небеси торжествующей, церкви облегчает наши труды, ободряет в подвиге; ибо уверяет, яко не тщетно наше течение, и надежда не суетна. А святии Ангели в том нам спомоществуют: ибо приносят наши молитвы, и возлагают на горний жертвенник, записывают в книгу живота все наши дела благия; радуются зело, по Евангелию, о грешнике кающемся, и тем нам являют свою любовь и дружество; назирают самые пути, да не преткнется о камень соблазна нога наша. Что бо суть Ангели? По разсуждению Павлову, суть служебнии дуси, в служение посылаеми для хотящих наследовати спасение.

Нам остается следовать дружелюбному и доброжелательному руководству их. А последуем тогда, когда им по возможности подражать будем. Чей бо пример может для нас быть действительнее, естьли не сих, толиким к нам усердием расположенных, чистейших духов?

Их первое служение есть прославление Бога, не для того, чтоб безконечная слава Божия требовала, или могла быть увеличена: но они созерцая чистейшим понятием совершенства Божия, не могут не гореть к Нему любовию; не могут не чувствовать благоговения к Нему; не могут не проповедывать славы Его. Мы в сем равное с ними приняли на себя обязательство. Тварь обязана прославлять Творца своего. Сии священные храмы нам всегда то напоминают. Да и весь мир есть нерукотворенный храм Божества, в котором мы особливо, яко разумная тварь, имеем долг приносить всегда жертву благоговения, любви, прославления и благодарности.

Чем меньше мысль наша занята заботами мира; тем она способнее к понятию совершенств Божиих: чем меньше угождаем чувствам; тем более очищается разум: чем более противимся страстям; тем совести зерцало светлее становится. Не льзя нам, отягощенным плотию, быть подобными Ангелам: но надобно, по возможности нашего естества, чтоб приближались мы ко Ангелам.

Но что я говорю? чтоб приближались мы ко Ангелам. Хотяб не выступали из предел человеческаго естества. Бог от нас не требует невозможнаго. Блюди порядок естественнаго расположения, и тогда удобно можешь стать органом хвал Божиих и во плоти Ангелом.

Ты обложен плотию; но одарен и разумом: не для того дана плоть, чтоб помрачала разум; но для того разум дарован, чтоб управлял склонностями плоти. Ты связан чувствами: но вспомоществован и совестию. Не для того даны чувства, чтоб предпринимали что либо противу совести: но для того совесть влиянна, чтоб они поступали по власти и распоряжению ея. Ты окружен мирскими суетами: но притом подкреплен и промыслом Божиим. Не для того праведная судьба попустила тебе иметь суеты, чтоб ты ими себя отяготил: но чтоб и тело было в движении, и дух в бодрости, а и то и другое в благоразумной умеренности.

Естьлиб сим благословенным путем проходили мы: наше пред Богом служение былоб подобно служению Ангельскому.

Когда сияет в разуме твоем истинное просвещение: не льзя, чтоб совершенства Божия, яко первыя истинны, не были по возможности человеческой открыты тебе. А с чистым совершенства понятием не разлучно сопряженна и любовь. И по томуб неотменно сердце твое восхищенно было любовию совершеннейшаго Блага. А в таком положении чтоб могло быть предпочтено любви его?

Когда прямый разсудок, совесть, паче же Божий закон управляет всеми поступками твоими: не естьли сие прославлять Бога? Ибо проповедывать Божию славу, не в том состоит, чтоб только одними устами, одними пениями превозносить Его имя, и изчислять Его благодеяния: но показывать на самом деле, что ты Его благодеяния чувствуешь, и на премудро им устроенном состава твоего органе поеши добраго даров Его употребления песнь согласную.

Художник прославляется, когда рук его дело порядочное имеет течение, и по своему устройству к надлежащему употреблению пристойно и выгодно. Открывается слава и премудраго Художника мира, когда все дарованныя от него нам способности употребляем на тот конец, на которой Он определил. Тогда-то все на небеси Ангели тако возопиют: когда Творец созидал твари, мы были свидетели, что они выходили из рук Его во всем совершенстве своем: И виде Бог, яже сотвори: и се добра зело. Сей-то человек, на котораго днесь взираем мы, и который есть одна из тварей Его, ни чем не опорочил святейшее дело Божие. Все у него в порядке, все во благочинии. Какия любезныя дела производит он! В разуме чист, в сердце радостен, в совести спокоен: да и на самом лице его сияет внутренния тишины знамение. Не довольно сего: Он и другим утеха, нещастным помощь, обществу подпора. Да будет слава Богу столь премудро сего человека устроившему! Яко возвеличишася дела твоя Господи!

О блажен, кто самим собою дает случай к таковому Ангелам о себе восклицанию! а сего и можем удостоиться, естьлиб вся жизнь наша таковым образом была распоряжена.

Но зная человеческия слабости, искушения, прельщения чувств и мира, многаго я от людей требую: когдаб мы, хотя в сих храмах священных, прямо уставленных на служение Богу, так Ему предстояли, как требует долг наш, святость места сего, и величество Бога невидимаго. Да и как бы не со страхом и благоговением в том месте предстоят, где Божественныя совершаются тайны, и где мы сами велегласно поем: Иже Херувимы тайно образующе: то есть, что мы отправляя службу Богу, представляем лице Херувимов Богу непорочно служащих, и чрез то сами, яко Херувимы становимся. Так мы поем, так возглашаем: но, о сколь самое дело с признанием уст наших не сходствует!

Хотя и не зело часто посещаем мы сии домы молитвенные: но совсем тем не редко стоим не со благоговением. Не внимаем ни чтению, ни пению, дерзостно разговариваем, безстыдно смеемся, с одного места переходим на другое: иногда же страшное сие место находим за способнейшее к исполнению страстных мыслей своих. Когда, говорит Златоуст, приходит повеление от Царя земнаго и прочитывается; все внимание свое к слышанию простирают с великим молчанием: но здесь служитель олтаря вопиет: рече Господь: тако глаголет Господь Бог Вседержитель: но мало кто внемлет, и вся превращенна суть. На самых позорных зрелищах тихость и внимание: но здесь разговоры и смехи. И так в море тишина, а в пристанище волнение.

Естьли же таковы мы и в самых домах Господних при совершении святейших таин, в присутствии самого Бога и Ангел Его: то каковы наши поступки должны дома быть? Сей знак весьма печален: ибо делает он несумнительное о всей жизни заключение. Благоразумно от древних изобретено, чтоб при входе церковном шарами изображать Ангелов, которые входящих во храм и благоговейно стоящих записывают в книгу живота: а разговаривающих и без всякаго умиления предстоящих из оной книги изглаживают.

Чтоб сие наше, или паче церкве святыя наставление было не безполезно: да не почитаем его, молю, за одно витийствующаго проповедника разглагольствие: нет здесь; да и не нужно витийство: есть одна простая истинна, красна исполнением своим. Нет здесь ничего, чтоб силою и важностию своею не достойно было внимания нашего.

Ты же Боже! предстательством Архистратига Михаила и всех святых Ангел Твоих, сотвори, да так служим Тебе во храмах сих на земли, как надеемся предстоять престолу Твоему на небеси. Аминь.

Сказывано в Москве в Архангельском соборе Ноября 8 дня, 1777 года.

Источник: www.stsl.ru

Слово в день Собора святаго архистратига Михаила. Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский

Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский и Коломенский

Слово в день Собора святаго архистратига Михаила

Говорено в Архангельском кафедральном соборе, 1821 год

Не вси ли суть служебнии дуси, в служение
посылаеми за хотящих наследовати спасение?

Евр. I, 14.

Торжественно собрался ныне собор земный, воздать честь Собору небесному; собрался собор человеков, воспеть хвалы Собору Ангелов. Для чего? Не все ли они, говорит Апостол, изъясняя высокое превосходство Сына Божия пред Ангелами, не все ли они суть служебные духи? Для чего же Церковь, которая часто изъявляет желание вместе с Ангелами служить Богу, и славословить Его благость, теперь, так сказать, остается позади их, и совершает род служения в честь их самих? Сие тем более требует изследования, что и древний закон, вчиненный Ангелами (Гал. III, 19), не представляет никакого торжественнаго установления в честь Ангелов.

Самое обыкновенное основание священных установлений, – говоря сие, мы не колеблем других оснований, глубоких и таинственных, – самое, говорю, обыкновенное основание церковных установлений есть благочестивое напоминание. Помни день субботный (Исх. XX, 8), говорит заповедь. Будет вам день сей в память (Исх. XII, 14), говорит закон Пасхи. Сие творите в Мое воспоминание (Лук. XXII, 19), говорит Сам Иисус Христос, установляя таинство Тела и Крови Своей. На сем основании древний закон не мог основать особеннаго церковнаго установления в честь Святых Ангелов в такия времена, когда человеки наклонны были воздавать служебным силам честь Божескую, и когда всего более нужно было напоминать о подобающем служении единому Богу. Ныне, под законом Христовым, совсем иныя времена. Единство Божие как солнце, озаряет умы: но как звезды неприметны при солнце; так при занятии любомудрствующаго ума одною великою мыслию о Свете несотворенном, некоторые уже не примечают светов сотворенных, малых конечно перед Оным, впрочем чистых и благодетельных, – не примечают служебных духов, посылаемых от Бога в служение для тех, которые должны наследовать спасение; а не примечая их, устраняются от их благодетельнаго сообщества и помощи. Для таких времен прозорливо и премудро установила Церковь торжествовать в честь Собора небесных Сил, дабы мы немощные земнородные получали назидательное напоминание о сих споспешниках нашего спасения.

Удивительно, что забвение о небесных Силах в некоторых из Христиан простирается до того, что сомневаются даже о существовании невидимаго мира. Если бы не имели мы о сем свидетельства в книге Откровения: мы могли бы найти оное в книге природы. На всем видимом написано свидетельство о невидимом. Апостол Павел говорит, что невидимое Божие, Его присносущая сила и Божество, от создания мира, чрез разсматривание тварей, есть видимо (Рим. I, 20): но как не все видимое может отнесено быть непосредственно к невидимой силе Божией; то, на основании Апостольскаго изречения, можно видеть мир невидимый, сквозь мир переходящих образов – мир постоянных сил, посредством которых вседетельная сила Божия держит, носит (Евр. I, 3), движет, управляет и сохраняет все видимое. Посмотрите на дерево или траву: то, что вы видите, может только увянуть, засохнуть и разрушиться; а то, что производит зелень, рост, цвет и плод, не есть ли невидимое? Оглянитесь на самих себя: то, что в вас чувствует, желает, мыслит, не есть ли невидимое? Приметьте подобную лествице постепенность тварей, которыя потолику совершеннее одна другой, поколику более открывается в них действие невидимаго; начните от земли и камня, в которых невидимое совершенно погребено; взойдите по лествице видимых тварей до человека, в котором невидимое может уже господствовать: не естественно ли над сею степенью предполагать твари, в которых видимое совершенно поглощено, – существа, чисто невидимыя, духовныя?

Правда, в нынешнем омраченном состоянии человека и мира, сквозь письмена видимых вещей тускло мелькает свет мира невидимаго. Но за то в книге Откровения очищенное верою око ясно усматривает не только существование мира невидимаго, но и его близость, и тесный союз его с видимым. Там Херувим стережет путь древа жизни (Быт. III, 24); здесь Ангел утешает отчаянную Агарь (Быт. XVI, 7–12); в другом месте Ангелы вместе с Господом гостят у Авраама (Быт. XVIII); Ангелы спасают Лота из погибающаго Содома (Быт. XIX); Ангел сохраняет жизнь умирающему от жажды Измаилу (Быт. XXI, 17–19); Ангел и, может быть, более, нежели Ангел по существу, однако же Ангел по явлению и по наименованию в священном бытописании, – удерживает руку Авраама, вознесенную на заклание Исаака, и осыпает его благословениями (Быт. XXII, 15. 17); Ангела обещает Авраам в руководство рабу своему (Быт. XXIV, 7), и сей раб дивно руководствуется в обретении Ревекки. Иаков, то спящий во множестве видит Ангелов, по лествице восходящих на небо, и нисходящих на землю (Быт. XXVIII, 12), то бдящий встречается с полками Ангелов (Быт. XXXII, 1). Ангел является Моисею в горящей купине (Исх. III, 2), для приготовления его к изведению Израильтян из Египта. Ангел в столпе огненном и облачном предшествует Израильтянам из Египта, заграждает их от преследующих Египтян (Исх. XIV, 19), сопровождает чрез Чермное море, и сорок лет непрерывно странствует с ними по пустыне. Под распоряжением Ангелов приемлют (Деян. VII, 53) Израильтяне закон Моисеев. Архистратиг силы Господни является Иисусу Навину (Иис. Нав. V, 14), и распоряжает чудесное завоевание Иерихона. Ангел, вместо Пророка, проповедует Израильтянам, и плачущий от его проповеди народ ознаменовывает место его явления именем Плача (Суд. II, 1–6), Ангел призывает Гедеона к избавлению Израильтян от порабощения (Суд. VI, 11); Ангел двукратно посещает родителей Сампсона, предсказывает необыкновенное рождение, и научает воздержанием матери охранять плод чрева (Суд. XIII). Ангел поражает Иерусалимлян за тщеславие Давида (2 Цар. XXIV, 16), и Ассириан за гордость Сеннахирима (4 Цар. XIX, 35). Пророк Илия неоднократно в действиях своих руководствуется Ангелом (3 Цар. XIX, 5; 4 Цар. I, 15); Елисей показывает отроку своему сонм Ангелов, подобный охранительному воинству (4 Цар. VI, 17). Исаия видит Серафимов окружающих Престол Господень, и от одного из них приемлет огненное очищение (Иса. VI); Иезекииль среди отверстых небес созерцает четыре Богоносныя животныя и одушевленныя колеса (Иез. 1); Даниил зрит тысящи тысящь служащих Ветхому деньми, и тмы тем предстоящих Ему (Дан. VII, 10); иногда встречает он Ангела хранителя и, может быть, более нежели Ангела, в разжженной пещи (Дан. III, 92); иногда во рве львином (Дан. VI, 22); иногда Гавриил парит над ним, и прикасается к нему, и изъясняет ему видения (Дан. IX, 21); иногда в откровениях своих он слышит о Михаиле, едином от первых старейшин небесных, и Князе народа своего (Дан. X, 13. 21). Захария, кроме того, что видит и слышит Ангелов, многократно в себе ощущает Ангела глаголющаго (Зах. I, 14). О Господи сил! Какие воистину Соборы небесных Сил собираешь Ты для земнородных! Как дивно ополчаешь Ангелов Твоих окрест боящихся Тебе (Пс. XXXIII, 8)! Каким содружеством, каким единством сопрягаешь духи Ангельские и человеческие!

Может быть, некоторые думают, что Ангелам покорены были только ветхозаветныя времена теней и гаданий, подобно тому, как видимыя звезды поставлены для обладания нощию. Посмотрим. Откроем Новый Завет. Се восходит солнце духов; является Царь откровений, Иисус Христос. Что же? Должны ли исчезнуть звезды? Должны ли удалиться служебные духи Света? Или присутствие солнца не уничтожит звезд, а только сделает их менее приметными? Или и в присутствии Царя, царственные служители будут учреждать и облегчать доступ к Нему? Но почто вопрошать о сем? Сам Царь провозглашает, чему быть надлежит: отселе узрите небо отверсто, и Ангелы Божия восходяща и нисходяща к Сыну человеческому (Иоан. I, 51): и действительно, мы видим Ангела, возвещающаго неплодное зачатие Предтечи (Лук. I, 11) и безсеменное зачатие Спасителя (Лук. I, 26), целое воинство Ангелов, воспевающих славу рождества Спасителева (Лук. II,  13), Ангела разрешающаго недоумение Иосифа (Матф. I, 20) и устрояющаго безопасность Младенца Иисуса от ищущих души Его (Матф. II, 13), Ангелов служащих Иисусу по искушении Его в пустыне (Матф. IV, 11), Ангелов усвоенных каждому младенцу, выну видящих Отца небеснаго (Матф. XVIII, 10), более двенадцати легионов Ангелов, готовых ополчиться за Иисуса против Иудеев (Матф. XXVI, 53), Ангела явившагося для укрепления Его в Гефсиманском подвиге (Лук. XXII, 43), Ангелов отверзающих гроб Его (Матф. XXVIII, 2), возвещающих Его воскресение (Иоан. XX, 12), Ангелов сопровождающих Его вознесение и возвещающих Его паки пришествие (Деян. I, 10. 11), Ангелов разрешающих узы (Деян. XII, 7), и отверзающих темницы для Апостолов (Деян. V, 19); наконец Ангела только еще возникающему от тьмы язычества Корнелию явившагося для того, чтобы указать ему вход в Церковь Христианскую (Деян. X, 3–6).

Христиане! Иисус Христос, по изречению Иоанна Богослова, есть Святый, истинный, имеяй ключ Давидов, отверзаяй, и никтоже затворит (Апок. III, 7). Итак, если Он отверз небо: кто же смеет затворить его? Или кто смеет сказать, что теперь уже не время видеть Ангелов Божиих, восходящих и нисходящих по воле Сына человеческаго? Не вси ли суть служебнии дуси, в служение посылаеми за хотящих наследовати спасение? Кто же и ныне может утверждать, что они уже без дела и мы без помощи?

Но чем несомненнее удостоверяемся мы о близости к нам святых Ангелов и о их готовности на помощь нам: тем с большею заботливостию мы должны помыслить о том, от чего в наши дни так мало слышат о сей помощи, а еще менее верят слышанному о том. Или нет при нас Ангелов; или мы не примечаем их; или удаляем от себя. Что их нет, то не правда, как мы видели. Следственно правда то, что мы или не примечаем их, или даже удаляем от себя.

Как в видимых своих явлениях святые Ангелы не редко принимаемы были человеками за подобных человеков: так легко случиться может, что и невидимыя их действия человек примет за собственныя человеческия или обыкновенныя естественныя действия. Не случается ли, например, что, среди недоумения или некоего бездействия ума, вдруг, как молния, просиявает чистая, святая и спасительная мысль; что в обуреваемом или хладном сердце мгновенно водворяется тишина, или возгарается небесный пламень любви к Богу? Если всякое явление по роду своему свидетельствует о присутствии действующей силы, то сии внутренния явления души нашей не свидетельствуют ли о присутствии небесных Сил, по человеколюбию бросающих лучи свои в наш ум и искры в наше сердце? Не суть ли это действия Ангелов, по изречению Пророка Захарии, глаголющих в нас? Как достойно сожаления, если мы не примечаем сей Ангельской помощи! Ибо, не примечая, не приемлем ея, как должно, и не пользуемся ею; не пользуясь, остаемся неблагодарными и виновными, не приготовляем себя к другим подобным посещениям и таким образом даже удаляем от себя хранителей наших.

Если мы человеки удаляемся от человеков, которых расположения противны нашим расположениям; если наставник наконец отрекается от ученика, не внемлющаго наставлениям, или пестун от воспитанника, отвергающаго руководство; если самый отец удаляет от себя непокорливаго сына: то как не удалиться наконец от нас святым Ангелам, когда мы не следуем их спасительным внушениям, и оставляем безплодным для нас их служение? Как не удалиться от нас небесным Силам, когда мы предаемся токмо земному? Как не удалиться чистым духам, когда мы живем в нечистотах плоти? Как не удалиться Ангелам Божиим, когда мы непрестанно имеем в мыслях и в желаниях не Бога и Христа Его, но мир и самих себя?

Чада церкви! Чада Божии! Будем ходить, яко чада послушания. Не слышим ли, как матерь ежедневно просит нам у Господа и Отца нашего Ангела мирна, верна, наставника, хранителя душ и телес наших? Не отвергнем блага, о которых она столько для нас подвизается. Презрим земное и приближимся к небесному. Очистим чувствия, и узрим сверхчувственое. Изгоним из души нашей плотския желания и суетные помыслы, и тогда посетят ее безплотныя Силы, и поведут нас с собою от силы в силу, доколе наконец и Сам явится Господь Бог в Сионе духа нашего (Псал. LXXXIII, 8), и сотворит в нем Себе обитель (Иоан. XIV, 23). Аминь.

Источник: www.stsl.ru

Протоиерей Вячеслав Резников. Собор Архистратига Михаила. О бесплотных Силах

Протоиерей Вячеслав Резников

Собор Архистратига Михаила

О бесплотных Силах

(Мф. 13, 24-30; 36-43)
(Лк. 10, 16-21)
(Евр. 2, 2-10)

Икона «Собор Архангелов». Источник: прислано посетителем нашего сайта

Икона «Собор Архангелов». Источник: прислано посетителем нашего сайта.

Сегодня — праздник в честь Небесных Сил бесплотных, которых Господь Бог сотворил в самом начале. Они уже восклицали от радости, когда Бог полагал основание Вселенной (Иов. 38, 7). Нам также открыто, что бесплотные Силы имеют разные дарования. Пророк Иезекииль пишет, например, о Херувимах, что все тело их, и спины их, и руки их, и крылья их… полны очей (Иез. 10, 22). Они имеют разные служения, и составляют некую иерархию. Апостол Павел в своих посланиях упоминает Престолы, Начальства, Власти, Господства, Силы, Архангелов, Ангелов. Открыты нам также имена некоторых верховных Архангелов. Имя Архистратига всех Небесных Воинств — Михаил. Он же — хранитель сначала Богоизбранного народа, а потом — нового Израиля, Христовой Церкви. Имя второго Архангела — Гавриил. Это — Божий благовестник. Он и пророку Даниилу объяснял смысл видений о грядущих судьбах мира, и Пресвятой Деве возвестил о рождении от Нее Спасителя, и — Захарии о рождении Иоанна Крестителя.

Архангелы Михаил и Гавриил. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Архангелы Михаил и Гавриил. Источник: прислано посетителем нашего сайта.

Писание говорит, что Ангелы суть служебные духи, посылаемые на служение для тех, которые имеют наследовать спасение. У каждого есть свой Ангел-хранитель, и поэтому, когда мы обижаем человека, мы одновременно задеваем и небеса: Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного (Мф. 18, 10). Служить Богу и людям — высшая радость для Ангелов, и они так это делают, что люди чувствуют, что действует Сам Бог. Узнав о Рождестве Христовом, пастухи сказали: Пойдем в Вифлеем и посмотрим, что там случилось, о чем возвестил нам Господь (Лк. 2, 15). А ведь возвестили им об этом Ангелы!

Ангелы ревнуют о славе Божией и об искоренении зла: Господи! не доброе ли семя сеял Ты на поле Твоем? Откуда же на нем плевелы?.. Хочешь ли, мы пойдем и выберем их? Но только Бог обладает полнотой ведения; только Он знает, когда сеять, жать, и выдергивать плевелы.

Открыто нам, что есть и падшие ангелы, называемые бесами. Их тоже много, и во главе их тот, кого именуют сатаной. Это их имел в виду Апостол, когда говорил, что наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных (Еф. 6, 12). Дух прост. Он выбирает раз и навсегда, и в зависимости от своего свободного выбора, он или весь и навсегда в добре, или весь и навсегда во зле; и в нем уже нет точки опоры для изменения себя. Это — в отличие от человека, который кроме души имеет и тело, благодаря которому не может ни — как Ангел, сразу вознестись на небо, ни — как бес, сразу ниспасть во ад. Тело — как якорь, благодаря которому человек может остановиться на пути зла, может покаяться. На пути же добра Бог всегда поддержит, и Ангелов Своих пошлет на помощь, сохранити тя во всех путех твоих (Пс. 90).

И мы сегодня радостно приветствуем бесчисленное множество наших бесплотных помощников в борьбе с грехом и диаволом и просим их: “да вашими молитвами оградите нас кровом крил невещественныя вашея славы”. Потому что подлинное их оружие именно — молитва. В своем послании Апостол Иуда показывает, как воинствует Архангел Михаил. Он, споря с диаволом, не смел произнесть укоризненного суда, но сказал: “Да запретит тебе Господь” (Иуд. 1, 9). И сквозь эти молитвенные слова — какой сокрушительный удар последовал: Я видел сатану, спадшего с неба, как молнию. Се даю вам власть наступать на змей и скорпионов и на всю силу вражию, и ничто не повредит вам, — говорит Господь. И как святому Андрею Юродивому было показано, насколько те, кто за нас, сильнее тех, кто против нас, — так и мы должны быть уверены, что ополчится Ангел Господень окрест боящихся Бога и избавит их (Пс. 33). И особенно должны мы помнить, какова сила ангельской молитвы, какова сила ангельского смиренного доверия Богу, и какова сила ангельского беззлобного противостояния врагу.

Источник: Московская епархия Русской Православной Церкви

Небо и земля: Ангел и человек в Священном писании Происхождение праздника архангела Михаила 8-го ноября Собор Архистратига Михаила и прочих Небесных Сил бесплотных Ангел Толкование на Послание святого апостола Иуды Кто такой Ангел Хранитель и как именно он может помочь? Акафист святому Архангелу Михаилу Молитва ко святым Ангелам (из каноника) Тропарь, кондак и величание Небесным Силам Бесплотным Слово Патриарха Кирилла в день Собора Архистратига Михаила 21 ноября Православная Церковь празднует Собор Архистратига Божия Михаила Епископ Мефодий. Собор Архистратига Михаила Архиепископ Павел (Лебедь). Слово в день Собора Архистратига Михаила

Слово в день собора св. Архистратига Михаила. Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский

1842 год

Не вси ли суть служебнии дуси, в служение
посылаеми за хотящих наследовати cпaceниe?

Евр. I. 14.

В честь Собора безплотных небесных духов, собрался здесь ныне плотоносный, однако также духовный, Собор Церковный. Читать далее Слово в день собора св. Архистратига Михаила. Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский