Слово на день Архангела Михаила. Митрополит Московский Платон (Левшин)

Оглавление

Слово святое говорит, что брань была на небеси, и ныне празднуемый Архангел Михаил стал противу сопротивников, и сверг их с горняго селения в места преисподния. Брань и на небеси! чего мы должны ожидать на земли? Селение блаженства, покоя и тишины, стало быть возмущенно: юдоль земная, юдоль плача, превращения и непостоянства, как может остаться спокойною? Но на небеси Архистратиг брань утишил, и от заразы возмущения небо очистил. Кто нам покой наш возставит, и мятущуюся землю кто успокоит?

Но сего мы не только надеяться, но и желать едва ли должны. Совсем иное есть состояние небеси, иное земли. Небо есть местом вечнаго покоя, местом радости и непорочности. Почему и надлежало, как тотчас появилась и там страсть возмущения и произволения развратность, тотчас надлежало от сего осквернения святейшее место очистить, и вечную для блаженства святых уставленную тишину возставить. Но иное есть состояние земли, на которой обитаем мы. Здесь сопротивлениям, искушениям, сражениям свойственное есть место.

Почто так? Ты здесь мужественный Христианин! должен воинствовать и ожидать победы: должен сражаться, и ожидать венцов: должен побеждать, и ожидать за то торжественной радости. Почему разделились небо и земля. Здесь есть место подвига; тамо награждения. Или паче соединились небо и земля. Ибо награда и труды должны быть нераздельны. Ты здесь подвизаешися: на сей подвиг твой взирает свыше верьховный подвигоположник. Ты вступаеши в сражение: Ангельские силы тебя окружают; и ободряют к достижению славы победныя. Ежели на небеси Ангели вооружились противу порока, котораго они были неучастны: кольми паче тебе противу его возстать надлежит, когда он воюет внутрь тебя, и силится лишить тебя блаженства.

Но почто жизнь наша таковыми исполнена бедствиями, что она всегдашнею должна быть для нас войною? На сие ли мы созданы, чтобы всегда быть в борьбе и смущении? Почему же жизнь человеческая может почитаема быть драгоценным даром Божиим? Престань роптать, смертный! и покори себя премудрости Божией, безконечно лучше все устрояющей, нежели, как чему быть, слабая мысль твоя, разсудить может. Ты почитаешь, что акибы жизнь твоя чрез таковую всегдашнюю борьбу, делается мучительною и несчастливою. Никак! в сем самом подвиге сладчайшее твое заключается удовольствие, и ты сего не усматриваешь.

Надлежит тебе всегда трудиться. Вот для тебя претыкание! Но таковое движение и для души твоей и для тела есть спасительно. Суть силы телесные, и суть силы душевные: и что ты ими снабден, не только на сие не ропщешь, но и хвалишися и благодаришь. Когда же ими хвалишися и благодаришь за оные, поступил бы ты противу самого себя, естьлибы силам тем попустил быть в разслаблении. Труд силы оные приводит в движение, и от согнития их предохраняет. Ты естественно желаешь, чтоб твоя жизнь продолжилася, сколько возможно далее; да еще уповаешь и по разрушении тела, лучшею состава твоего частию остаться неразрушимым. Труд сим обеим твоим желаниям удовлетворяет; ибо укрепляет и тело, и дух, очищая от праздности, порокам и страстям, сам собою делает преграду.

Ты еще вопиешь и жалуешься, что страсти возмущают покой твой, и жизнь твою делают несносною. Ежели им дать волю, следствиями страшными они угрожают: ежели же их удерживать, потребно великое терпение, снося всегда сражение, почти непреодолеемое. Почто сие судьбою попущено? И какия жизнь сия имеет выгоды? Но и сия твоя жалоба есть неосновательна, и скрываемаго под сим тернием благоухания не чувствуешь.

Страсти, положив, что они сами собою суть безчестны; но не льзя сказать, чтоб они были безполезны. Содержат тебя во всегдашней бодрости, и притти тебе в разслабление не допускают. Где нет сопротивления и неприятеля, там тебе ни мужества своего открыть, ни превосходства дарований изъявить, случая нет. Будет сокровище твое сокровенно; свет разума твоего будет покрыт мраком, и правота сердца останется без действия. Не говорю, чтоб страсти просвещали разум, и исправляли сердце; никак: но что они подают тебе случай ко всегдашней осторожности, дабы не допустить разуму быть помраченным, и сердцу развращенным.

В протчем они не такие неприятели, чтоб их победить силы твои превосходило. Ежели были такие мужи, нам впротчем подобострастные, которые могли пред Богом говорить: Господи! и дуси нам повинуются о имени Твоем (Лук. гл. 10, ст. 17). То почтож усумневаться, чтоб о томже имени не возможно было преодолеть нам и страсти свои.

Трудно их преодолеть: безспорно; но не льзя сказать, что не возможно. Да и самая трудность не от того происходит, что акибы сами собою страсти были сильны, дабы им победимым быть; но что мы не с надлежащим мужеством противу их вооружаемся; а иногда еще им попускаем себя обманывать, что акибы они не были сопротивники наши, но приятели: их прелестию обманываемся, и в содружество с ними входим. В таком случае мы самих себя, слабость свою и нерадение обвинять должны; а не на то тщетно жаловаться, что акибы в нас к побеждению страстей сил не доставало.

Жив Господь! Его сила в немощах наших совершается (2 Кор. гл. 12, ст. 9). Послал Он Архистратига Своего ко утолению брани возставшей на небеси. Мы также творение рук Его. Не попустит Он нам искуситися более, нежели силы наши могут понести. Не попустит жезлу грешных быти на жребии праведных Своих (Псал. 124, ст. 3). Кроме безчисленных способов, коими спомоществует Он немощи нашей, и самые Ангелов полки ко охранению нашему посылает. Что суть вси служебные духи Ангельские, вопрошает Апостол Его? И ответствует на то он же, что вси они посылаются в служение для хотящих наследовати спасение (Евр. гл. 1, ст. 14).

Сими будучи ограждены не должны мы бояться от страха нощнаго, и от стрелы летящия во дни: от вещи во тьме преходящия: от сряща и беса полуденнаго (Псал. 90, ст. 5, 6). К подкреплению же, дабы нам в своем не ослабеть подвиге, молитвами да прибегаем к вышнему Подвигоположнику, а чтоб молитвы наши к Нему восходили, слово Божие говорит, что Ангелы всегда готовы суть златую кадильницу молитвенных наших курений возносить пред Престол Его (Апок. гл. 8, ст. 5, 6).

Архистратиг сил небесных не с большею трудностию поразит сопротивников наших на земли, как он опроверг сопротивников на небеси: толькоб мы с своей стороны в подвиге не ослабевали, и не оставляли бы прибегать к Владыке Ангелов и человек. Аминь.

Говорено в Архангельском соборе 1783 года, Ноября 8 дня.

Источник: www.stsl.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *