Слово на Собор святого Архангела Гавриила (26 марта/8 апреля). Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким) [Angelologia. Православное учение об Ангелах]

Митрополит Ташкентский и Среднеазиатский Владимир (Иким)

Слово на Собор святого Архангела Гавриила

26 марта/8 апреля

 

Небесных воинств Архистратиже, молим тя присно мы недостойнии, да твоими молитвами оградиши нас кровом крил невещественныя твоея славы.

Из тропаря Архангелу Гавриилу

Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!

В бесконечную высь устремляется святое Небесное воинство. Вот, лествица стоит на земле, а верх ее касается Неба; и вот, Господь стоит на ней (Быт. 28, 12–13). Из света в свет Божественной Любви возносятся чистые небожители. И у каждого из ангелов Господних – свое служение, своя мера совершенства, своя высота.

Слово “ангел” означает “вестник”, или “посланник”: милость Всевышнего возвещают и несут людям духи добра и света. Ангелы-Хранители – кто роднее, кто ближе душе человека? Это они любовно остерегают нас от греха и погибели, приходят на помощь в час беды, защищают нас и среди ужасов смерти. На служение огромным человеческим сообществам Господь посылает мощнейших Ангелов – это великие Начала, покровительствующие

Справедливостью, мудростью и любовью – совершенствами Всесовершенного Божества – преисполняются ближайшие к Нему духовные существа. Богоносные Престолы служат праведным судам Его. Многоочитые Херувимы, “имеющие разумение” и “изливающие премудрость”, всею сущностью своею вбирают Божественный Разум и распространяют его на все творение. Шестокрылые Серафимы, имя которых означает “пламенные” или “воспламеняющие”, дышат к Всевышнему огненной любовью, возжигающей подобные светочи в сонмах ангельских и праведных душах человеческих. Таковы обитатели Неба небес, пребывающие в сиянии неприступной славы Бога Вседержителя. Только ради величайших свершений, сужденных Господом, нисходят на землю светозарные ангелы высших чиноначалий.

Бог есть любовь (1 Ин. 4, 8). И в мире чистых созданий Божиих нет ничего драгоценнее, чем любовь серафимски-пламенная.

Над всем Небесным воинством вознесены семь Архистратигов, семь светлейших Серафимов. Они несравненны в огне боголюбия, мудрости богопознания, мощи богослужения. Это семь духов, находящихся пред Престолом Всевышнего (Откр. 1, 4), – равных по славе и чести, различных по характеру дарований и служения. Поразительным, непостижимым кажется, что один из этих верховных Небесных князей сделался простым Ангелом-Хранителем единственного человеческого существа. “Крепость Божия”, Архангел Гавриил, стал наставником и собеседником ребенка – юной Девы Марии.

Дарование Архистратига Гавриила состоит в знании сокровенных тайн Пресвятой Троицы. На иконах он изображается с зеркалом из зеленой яшмы. Зеркально чиста любовь святого Гавриила к Создателю, потому он способен постигать глубины Премудрости Божией. Доверия Творца удостоился этот чистейший Серафим. Ему первому открывались неведомые Ангельским Силам решения Господа Промыслителя о роде человеческом. Таинства земного Рождества Сына Божия, Крестной Искупительной Жертвы и Воскресения Христова прозревал до их свершения Архангел Гавриил. Ему Господь судил стать Благовестником нашего спасения.

Древним грехом осквернили люди свою изначальную чистоту и утратили рай. Но Небесный Отец даровал падшим надежду: не вечно изгнание – явится Спаситель мира и будет побежден змий-диавол.

По Преданию, Архангел-тайновидец Гавриил вдохновлял в пустыне пророка Моисея на написание книг Ветхого Завета. Так вспомнило человечество, с каких высот ниспало и какого счастья лишилось. И вновь зазвучал для людей вселяющий надежду глас Небесного Отца: Семя Жены сотрет главу змия (Быт. 3, 15). Это обетование называют Первоевангелием – первым Благовествованием о грядущей Новой Еве и рождаемом Ею Сыне-Спасителе.

Подобно молниям, высветляли ветхозаветную темноту пророчества духоносных святых мужей. В дарованных им откровениях все ярче вырисовывался образ грядущего Мессии, Царя царствующих, Сына Человеческого. В прозрениях святого Исаии впервые явилась весть о чудесном Рождестве Спасителя и о Дивной Матери Его: Сам Господь даст вам знамение: се, Дева во чреве приимет, и родит Сына (Ис. 7, 14).

Утратив близость к Всевышнему, человеческий разум сделался груб и маловерен, с трудом воспринимает тайны Премудрости Божией. Это недуг даже лучших из людей. Так, праведному Симеону показалось невероятным пророчество Исайи о Девственном Рождении: в суетный ум не вмещалось – как могут нарушиться законы природы? Симеон уже решился ножом соскрести эти слова со священного свитка, заменить чудесное “Дева” на

Это говорил великий Архангел, будущий служитель Таинственной Девы. Праведный Симеон уже не дерзал сомневаться в словах пророческих, подтвержденных гласом архангельским. Триста шестьдесят лет было суждено прожить на земле святому Симеону, два с половиной столетия провел он в ожидании чуда, которому надлежало сбыться, но не дрогнул в вере. Этот подвиг увенчался для него наконец встречей с Девственной Матерью и рожденным Ею Богомладенцем. Праведный Симеон сподобился взять на руки Божественное Дитя и заслужил в вечности имя Богоприимца.

А уже после Пришествия, Распятия и Воскресения Христова еврейские раввины осмелились фальсифицировать древнее Откровение. В своих книгах они изменили-таки “Дева” на “молодая женщина”, чем обессмыслили пророчество Исайи. Так обратил Бог мудрость мира сего в безумие (1 Кор. 1, 20).

Когда пророк Даниил тосковал на чужбине и печалился об участи народа, Господь утешил его видением судеб человечества до времен мессианских и до последних времен. Архангел Гавриил явился вестником, указавшим пророку срок Пришествия Спасителя.

По книге Даниила любой грамотный иудей мог подсчитать “седьмины” – семилетия от повеления о восстановлении Иерусалима до Христа Владыки (Дан. 9, 25). Недаром именно во времена Иисусовы столь напряженно ждали израильтяне Царя царствующих. Все сбылось с точностью до года и месяца. Но Израиль “не узнал посещения Божия”. Сбылось и грозное предвещание Архангела Гавриила: предан будет смерти Христос (Дан. 9, 26). Лицемерные вожди Израиля – фарисеи – совершили чудовищный грех богоубийства. Впоследствии, пытаясь замести следы своего злодеяния, они под страхом казни запретили исчисление Данииловых седьмин. Убийством неузнанного Мессии окончилось избранничество народа иудейского, ибо было сказано: прекратится жертва и приношение, и на крыле святилища будет мерзость запустения (Дан. 9, 27).

Порою чудесных зачатий можно назвать канун сошествия в мир Сына Божия. Таинству предтечет таинство – воспевает Святая Церковь. От бесплодных престарелых супругов, потерявших надежду на появление у них детей, рождались избраннейшие из избранных, чтобы приготовить путь Господу. В старости утихают страсти, все более одухотворяются супружеские союзы благочестивых людей, и из чистого корня произрастают благословенные ростки.

Что легче для Всемогущего Творца, чем преодолеть установленные Им Самим законы природы? Однако и косный человеческий ум Премудрость Божия желала привести к восприятию Своих свершений. За меньшей тайной следовала величайшая. Чудесные рождения детей старости предшествовали непостижимому Девственному Рождеству.

Сотаинник Господень, Архистратиг Гавриил участвует во всех дивных событиях той поры. Его устами Всевышний возвещает о милостях Своих. Явления Архангела становятся первыми лучами зари спасения человечества, близкой полноты времен. Еще до рождения Богоизбранной Девы святой Гавриил уже служит Ей.

Благоволения Божия и посещения архангельского удостоилась святая супружеская чета, презираемая соплеменниками. Праведные Иоаким и Анна до старости не имели детей. Этот изъян в глазах иудейских законников перечеркивал благочестие, щедрость и дела милосердия, которыми отличались боголюбивые супруги.

Продолжение рода у древних иудеев считалось священным. Бездетность воспринималась как бедствие, позор, кара Божия за порочность души. Особенно нестерпимым казалось отсутствие детей для тех, кто происходил из рода Давидова: ведь по обетованию они могли надеяться, что станут предками Царя царствующих. Этой сладостной надежды на участие в священной истории народа были лишены престарелые Иоаким и Анна. Они старались терпеливо переносить свою печаль, находя усладу в любви друг к другу и к Всевышнему.

Однако терпение благочестивых супругов истощилось, когда святой Иоаким был грубо оскорблен в Иерусалимском храме. От полноты сердца праведный старец нес в храм свой дар, но некий фарисей заявил ему: “Ты недостоин приносить дары Богу как бесплодный”. Этот упрек глубокой скорбью поразил святого Иоакима, и он удалился в пустыню оплакивать свое злосчастье. Узнав, что покинута мужем, святая Анна одну себя обвинила в случившемся: из-за ее бесплодия и добрый супруг был обречен страдать. Считая себя худшими из людей, из глубин самоуничижения муж и жена воззвали к Всеблагому Богу о чуде – даровании ребенка их старости. Господи! Разверзи узы моего неплодия! Да будет рожденное мною принесено в дар Тебе, и да благословится в нем Твое милосердие! – взмолилась Анна. После этих слов предстал перед нею светозарный Архангел Гавриил и возвестил: Воздыхания твои проникли облака, и слезы твои канули перед Господом. Ты зачнешь и родишь Дочь Благословенную, выше всех дочерей земных. Ею дастся спасение всему миру, и наречется Она Мариею.

Затем небесный Архистратиг явился к святому Иоакиму в пустыне, возвестив ему ту же дивную радость. Встретившись, праведные супруги поведали друг другу об обещании Архангела. В великом ликовании возблагодарили они Бога Милующего и утвердили данный Ему обет: Наше дитя отдадим Господу на служение, пусть служит Ему день и ночь, восхваляя святое Имя Его во всю жизнь.

Зачатие Девы Марии совершилось после того, как сорок дней Ее святые родители взывали к Всевышнему – молитва и слезы были их пищей. Преблагословенная явилась Дочерью благочестия, покаяния, молитвы и поста. Имя Ее матери, Анна, означает “благодать”, имя Мария значит “госпожа”. Благодать-Анна рождает Марию-Госпожу, – говорит преподобный Иоанн Дамаскин, – Дева-Матерь родилась от неплодной, потому что чудесами должно было предуготовить путь к единственной новости под солнцем, главнейшему из чудес, постепенно восходя от меньшего к большему.

Чистотою и святостью смиренные Иоаким и Анна превосходили всех своих современников, потому ничем не омраченным счастьем сбылось для них архангельское явление. Недаром им, единственным из предков Христа по плоти, Церковь присвоила священное наименование Богоотцов.

Малейшее сомнение, неустойчивость в вере делают явления небесных сил грозными даже для избранников. Чудесным было зачатие и величайшего из рожденных женами, Предтечи и Крестителя Господня. Архангел Гавриил возвестил об этом чуде, явившись будущему отцу Предтечи, праведному старцу Захарии. Но святой Захария дерзнул усомниться и просить знамения, говоря: по чему я узнаю это? ибо я стар, и жена моя в летах преклонных (Лк. 1, 18). Знамением от Небесного посланника стала кара маловерному: Ты будешь молчать и не будешь иметь возможности говорить до того дня, как это сбудется, за то, что ты не поверил словам моим (Лк. 1, 20).

Пророк Даниил был приближенным персидских царей, привыкшим к блеску земного величия. Он был мужем желаний, человеком, достойным любви Божией. Однако, узрев Архангела Гавриила, он в ужасе пал ниц, думая, что его испепелит Небесное сияние. А после явления Даниил изнемог и болел несколько дней… изумлен был видением сим и не понимал его (Дан. 8, 27).

Праведный Захария был священником, служителем Иерусалимского храма. Он хорошо знал, что явление Ангела справа от жертвенника означает великие блага. Но он затрепетал от страха, увидев Архангела Гавриила. Этим ужасом было вызвано и малодушное сомнение святого старца, слышавшего чудесную весть. После явления ему Небесного Архистратига праведный Захария был поражен немотой на девять месяцев, вплоть до рождения сына его старости – Предтечи Господня.

Да, греховное человеческое естество пугается ангельских явлений. Свет Небесной святости способен ослепить и опалить грешника, сжечь его тленную плоть. Вот почему незримыми остаются наши постоянные спутники, Ангелы-Хранители: только духовным слухом в час испытаний ощущаем мы спасительные их голоса. Встреча с вестниками Горнего мира страшит даже святых и праведных мужей, ибо и их души не свободны от мрачных теней греха.

Но вот Архистратиг Гавриил предстал юной Деве Марии с возгласом: Радуйся! – и без страха взглянула Она на высочайшего Серафима. Смиренная Дева смутилась не от Небесного сияния, а от неумеренной, как Ей казалось, архангельской хвалы: Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами (Лк. 1, 28).

Совершенная любовь изгоняет страх (1 Ин. 4, 18). Что могло устрашить Пренепорочную Отроковицу, если с детства взыскала Она совершенной любви к Всевышнему? Ей ли было трепетать от Небесного света, родного тихому сиянию Ее души? Для Нее ли, бесконечно далекой от земных соблазнов, могли показаться опасны Горние высоты?

Да и не впервые являлся великий Архистратиг Пречистой Деве. Она давно и хорошо знала своего доброго Архангела-Хранителя, святого Гавриила. Он приносил Деве Марии чудесную пищу, когда Она жила во Святая-Святых Иерусалимского храма. Архангел открывал ей дивные тайны Божии, так что в сердце Ее

От Престола Божия сойдя на бренную землю, Архистратиг Гавриил мог показаться одним из миллиардов Ангелов-Хранителей, которых Господь посылает на служение людям. Но не унижение, а величайшую честь и славу видел в этом для себя богомудрый Архангел. Он знал, какое Сокровище Царствия доверил ему Всевышний, какое благодатнейшее Древо довелось ему взращивать, какое Чудо чудес является под сенью его крыльев. Тайнозритель Господень, он изумлялся смиренномудрию своей юной Питомицы. Небесный князь, он поражался стремительности, с которой слабая Дочь человеческая достигает духовных совершенств. Светлейший Серафим, он сознавал, что земная Дева скоро превзойдет его сиянием Своей любви к Вселюбящему Богу. И, ликуя, святой Архангел Гавриил предвкушал тот несравненный миг, когда он сможет смиренно поклониться величию Богоневесты.

Благовещение Пречистой Деве! – в это мгновение Дочь человеческая преклонила

Радуйся, Благодатная! Господь с Тобою; благословенна Ты между женами…

Зачнешь во чреве, и родишь Сына, и наречешь Ему имя: Иисус…

Дух Святый найдет на Тебя, и сила Всевышнего осенит Тебя; посему и рождаемое Святое наречется Сыном Божиим (Лк. 1, 28; 31, 35).

Страшное испытание! Смиренная Избранница никогда не думала о Своих достоинствах, не считала свои духовные дарования выдающимися, устремляясь всей душою к Всесовершенному Создателю. А слова Архангела возносили Ее на невосходимую высоту. О такую весть вдребезги разбились бы мудрость мудрецов, мужество героев, величие земных владык. Слабой Деве предлагалось понять непостижимое, Она призывалась объять Всеобъемлющего.

Но совершенство любви Ее к Создателю включало в себя полноту веры и верности. Пречистая Дева готова была принять для Себя любую волю Всевышнего Возлюбленного, будь то удел ничтожный или высокий, радостный или горестный. И на призыв послужить страшному в своем величии таинству Она откликнулась просто и смиренно: се, раба Господня (Лк. 1, 38). Эти слова Пресвятой Марии возвратили человечество в Любовь Божию. Преступление древней Евы искупилось послушанием Евы Новой. В этот миг свершился таинственный брак Богоневесты. Во плоти Пречистой Дочери человеческой начало ткаться земное тело Сына Божия. Днесь спасения нашего главизна (начало. – Ред.), – воспевает Святая Церковь.

Архангельское Радуйся! возвещено не одной Пренепорочной Деве, но звучит сквозь времена всему роду человеческому, избавляемому от рабства диаволу, от смерти и ада. Славой всемирного Благовестника овеян святой Архистратиг Гавриил. Для исполнения сего великого служения надлежало явиться и высочайшему из ангелов, ибо он возвещает несравненно высшее всех. Если некогда для прельщения Евы пришел главный князь тьмы, то надлежало также и к Пречистой Деве явиться верховному князю Небесного света. К пламенеющей серафимской любовью к Богу Марии надлежало и быть посланным Серафиму, – говорит Святитель Григорий Двоеслов.

Хранивший Пречистую Деву с рождения Ее, Архистратиг Гавриил оберегал Матерь Божию среди земных испытаний. Когда мнимого Ее мужа, святого Иосифа Обручника, начала смущать буря помышлений сомнительных, Архангел Гавриил явился ему во сне, свидетельствуя: родившееся в Ней есть от Духа Святого (Мф. 1, 20). Эта весть успокоила и несказанно обрадовала праведного старца. Так святой Иосиф, земной хранитель Богородицы, впервые встретился с Небесным Ее хранителем.

Рождество Христово сбылось невиданным праздником Вселенной. И кто, как не светлейший тайновидец Гавриил, мог возвестить земле и Небесам об этом всерадостном событии? Первыми услышали ликующий глас архангельский чистейшие из людей – то были не гордые законники, а простые сердцем трудолюбивые пастухи. Им первым воссияла великая радость, которая будет всем людям: родился Спаситель, Который есть Христос Господь (Лк. 2, 10–11). Просветив Божественным счастьем простые сердца, Архистратиг Гавриил пригласил к торжеству и сонмы светоносных Ангелов. Пламенеющий любовью верховный Серафим воспел святое славословие, повторенное небесным воинством: Слава в вышних Богу, и на земле мир, в человеках благоволение (Лк. 2, 14).

Но не дремала и мирская злоба, противящаяся Господу Вселюбящему. Жестокий Ирод дышал убийством на Богомладенца. И хранитель Святого семейства Архангел Гавриил явился праведному Иосифу, повелев: встань, возьми Младенца и Матерь Его, и беги в Египет… ибо Ирод хочет искать Младенца, чтобы погубить Его (Мф. 2, 13). А когда миновала опасность, архангельский глас возвестил святому Иосифу, что можно вернуться из Египта на родину.

Крепость Божия – таково значение имени и честь служения Архистратига Гавриила. Могучими крылами осенял он Пречистую Богородицу, во все дни земного жития охранял Ее от происков сил зла. В грозный урочный час Архангел Гавриил удостоился послужить и Самому Спасителю – когда Иисус Христос изнемог от предчувствия Крестного Подвига. В Гефсиманском саду Богочеловек, находясь в борении, прилежнее молился; и был пот Его, как капли крови, падающие на землю (Лк. 22, 44). Человеческое естество Сына Божия предощущало невыносимые страдания и мучительную смерть. Адские полчища надвигались на Иисуса, громада злодеяний падшего человечества обрушивалась на его плечи – а он оставался один. Утешением и укреплением явилась Христу крепость Божия – Архангел Гавриил. То было явление из родного Иисусу Небесного Царства среди демонской лютости, ободряющее напоминание о смысле Крестной жертвы для спасения падших людей, о последующем Воскресении и Вознесении.

Великая в смирении, Матерь Божия словно бы укрывается от взоров, пока Ее Божественный Сын вершит чудеса и восходит из славы в славу. Не видно Богородицы, когда толпы народа спешат вслед за Иисусом Назореем, исцеляющим увечных и изгоняющим бесов, когда крики осанна! гремят при въезде Его в Иерусалим. Но вот Спаситель предан на пытки и позорную казнь – и скрылись последователи, разбежались ученики. И тогда у Креста Распятого Сына мы видим скорбящую Матерь Его, без страха разделяющую Его позор и смертную муку, когда истекает кровью Материнская Ее душа, пронзенная оружием демонским.

Пресвятая Дева провожала тело Распятого Сына до места погребения и оставалась неотлучно у гроба Его. Да, Она знала, твердо веровала богопросвещенным разумом: будет Воскресение. Но такое знание не утоляет боли пронзенного сердца, не смягчает томительных часов ожидания. Бесконечная ночь, бесконечный день субботы, еще одна бесконечная ночь…

И наконец дарована была Ей великая радость встречи с Воскресшим Сыном и Господом. А любящим женам-мироносицам, спешившим ко гробу Божественного Учителя, сказал Архангел: Не бойтесь, ибо знаю, что вы ищете Иисуса распятого; Его нет здесь – Он воскрес (Мф. 28, 5–6). За искупительной Жертвой последовало торжество Сына Человеческого, открывшего людям путь в Небесное Царствие.

Радостью и печалью для Богородицы стало Вознесение Господне. Пречистая радовалась спасению людей: ведь все они, усыновленные Ей с Креста Всещедрым Спасителем, делались Ее детьми. Но и печалилась Она, ибо не могла более воочию видеть Божественного Сына. Срок земного жития Приснодевы еще не был окончен: предстояли последние испытания долгой разлукой с Сыном и мирской славой.

Восхищение и преклонение питали христиане к Той, Которая сподобилась стать Матерью Божией. Чтобы увидеть Ее, приезжали паломники из дальних краев – но по-прежнему сторонилась Она земного величия, оставаясь той же смиренной рабой Господней. Одного хотела для Себя, об одном молилась Богородица: о скорейшей кончине, означающей встречу с Господом – Сыном Ее.

И вот наконец во время такой пламенной молитвы явился Богородице Архангел-хранитель Гавриил и возвестил волю Божию о Ее Успении: Сын Твой и Бог Наш ждет Тебя со всеми Ангелами и Архангелами, Херувимами и Серафимами, со всеми небесными духами и душами праведных, чтобы взять тебя, Матерь Свою, в Горнее Царство, где Ты будешь жить и царствовать с Ним вечно!

Знамением славы Матери Божией сияла в руке Архангела райская ветвь, подобная ветке финиковой пальмы, озаренная Божественным светом. И смиренно склонив голову, выслушала Пренепорочная предвещание о Небесном Своем уделе.

Не ужасом и скорбью смерти, а сладостным счастьем Успения окончились земные дни Пречистой Девы. В этот миг верный Ее Архангел-Хранитель Гавриил уступил место Пришельцу Высочайшему. Приснодева носила на руках Своих Сына Божия во время Его земного младенчества и, в воздаяние за сие, Сын Божий возносит Ее душу на руках Своих в начале Ее Небесной жизни, – говорит митрополит Филарет Московский.

Семь Архистратигов, семь пылающих любовью Серафимов, стоят у Престола Господня. Победоносный Михаил, низвергший во мрак диавольские полчища. Тайновидец Гавриил, всемирный Благовестник спасения. Милостивый Рафаил, врач больных и немощных, восстановитель падших. Пламененосный Уриил, ревнитель и отблеск огня Божественного, просвещающий Вселенную. Умиленный Селафиил, величайший в славословии и молитве. Доблестный Иегудиил, вдохновляющий и увенчивающий подвиги верных Божиих. Сладостный Варахиил, предвестник и устроитель райского счастья. И эти семь верховных Небесных князей расступились перед смиренной Девой, вознесшейся из земного праха в недоступную даже им высоту. Небывалым ликованием просияли Серафимы, осветился весь Горний мир, приветствуя явление Царицы Небесной.

Есть тайна Божественной Любви, созидающая вечноблаженное Царство Господне. Бесконечен радостный порыв любящих, возрастающих в любви к Бесконечному Богу, как об этом говорил святитель Дионисий Ареопагит: Небесная иерархия так устроена, что меньшие духовные существа принимают просвещение от высших и являются друг для друга лествицей восхождения на высшее совершенство. Вот почему ничто так не чуждо любвеобильным небожителям, как зависть: появление новых ярких светочей означает умножение общего счастья. Утратой для Горнего Царства было помрачение возгордившегося Денницы, из светлейшего ангела ставшего гнусным диаволом, погасившего и увлекшего за собою во тьму множество не устоявших в любви духов. Но как торжествовало Горнее воинство, когда над ним – неизмеримо светлее былой славы гордеца Денницы – воспылал светоч Царственной Богородицы, сияющей в венце смирения. Могущественные Серафимы в изумлении восславили подвиг Девы Марии: дивный взлет Ее из бездны падшего мира, сквозь величайшие страдания и труднейшие испытания – к совершеннейшей любви к Вселюбящему Создателю. И множество светлых праведных душ явилось в Горних вслед за Богородицей – Милостивой Матерью-Заступницей рода христианского, Соратницей Сына Божия в подвиге выведения человечества из духовного мрака. Неустанно воспевают Небесные князья Царицу Светов, превзошедшую их в серафимски-пламенном боголюбии.

Величие Честнейшей Херувим и Славнейшей без сравнения Серафим вдохновляло творца церковных канонов преподобного Косму Святоградца. Но всесовершенную дивную небесную песнь во славу Богородицы принес на землю верный служитель Ее, Архистратиг Гавриил.

Это чудо совершилось в земном уделе Матери Божией, на святой горе Афон. В образе странника Архистратиг Гавриил явился одному из скромнейших афонских иноков и вместе с ним встал на молитву. Перед иконой Матери Божией Архангел воспел неслыханный дотоле на земле гимн: Достойно есть яко воистину блажити Тя, Богородицу, Присноблаженную и Пренепорочную и Матерь Бога нашего. Честнейшую Херувим и славнейшую без сравнения Серафим, без истления Бога Слова рождшую, сущую Богородицу Тя величием.

Восхищенный дивной молитвой, инок попросил своего гостя записать эти слова, чтобы и он мог молиться таким же образом. Таинственный странник взял каменную плиту и начал писать на ней перстом: под рукою его камень умягчался, как воск, четко и ясно запечатлевались на нем слова небесного песнопения. Отныне навсегда так пойте и вы, и все православные христиане! – сказал потрясенному иноку Архангел Гавриил и, словно молния, скрылся от взоров его. Каменная плита, на которой рукою Архангела запечатлен гимн Богородице, стала святыней державного Константинополя. Архангельская молитва Достойно есть сделалась сокровищем всей Православной Церкви.

Крепость Божия, Архистратиг Гавриил является великим ревнителем славы Господней. Благодеяния его людям бывают суровы, ибо святой Архангел требует от избранников твердой веры, через наказание приводит их к совершенству. Так, грозным было архангельское явление преподобному Давиду Ермопольскому, подвижнику VI века.

Прошлое святого Давида было ужасно: атаман разбойничьей шайки, он сеял зло и смерть на караванных дорогах египетских пустынь. Но однажды в минуту раздумья Давид убоялся Бога: кровавые картины его жизни адским пламенем опалили сердце заблудшего. Придя в монастырь, он угрозами понудил игумена постричь его в иноческий образ. Но так горячо было покаяние Давида, так горьки его слезы, так велика жажда искупить содеянное зло, что превзошел он ревностью и высотой монашеских подвигов всю братию обители. И Всещедрый Господь увидел чистосердечие раскаявшегося грешника, разорвал рукописание былых его злодеяний – смиренный Давид достиг святости. Но память о жутких разбойничьих делах продолжала терзать преподобного Давида, омрачая каждый миг его существования. И однажды, когда страшные видения особенно мучили подвижника, внезапно явился ему Архангел Гавриил с вестью:

– Давид, Господь простил грехи твои, и будешь ты отныне творить чудеса.

Удрученный печалью, преподобный Давид возразил Небесному вестнику:

– Не могу поверить, что так скоро простил мне Господь грехи мои, ибо они весьма тяжки и многочисленнее песка морского.

Не смирением, а грехом маловерия были эти слова. Святой Давид не сумел понять, что морской песок его прегрешений исчез в беспредельном океане милости Господней. Не сумел он довериться Вселюбящему Богу, и сурово сказал маловеру небесный Архистратиг:

– Я – Гавриил Архангел, который не пощадил и Захарию, когда тот не поверил словам моим, но связал язык его. Тебя ли пощажу? Итак, отныне будешь нем.

И тут священным дерзновением преисполнился Давид. Он поклонился Архангелу и сказал:

– Когда я был разбойником, творил беззаконные дела и много проливал крови, тогда ты мне не связывал языка, не возносившего славы Богу. А теперь, когда я восхотел служить Господу и возносить Ему хвалу, ты связываешь язык мой, чтобы не произносить мне слов.

Такое дерзновение преподобного Давида, вызванное его любовью к Всевышнему, смягчило суровость кары. Архангел Гавриил отвечал подвижнику:

– Говори, но только тогда, когда славишь Бога и молишься Ему, а все остальное время да будешь безмолвен.

Святой Давид стал совершать чудеса: исцелял слепых, хромых, бесноватых – дарованной ему свыше силою нес добро в мир, где прежде творил зло. С запечатанных архангельской десницей уст преподобного Давида не срывалось праздных слов, язык его сделался мертв для соблазна и осуждения ближних. Только в церковных песнопениях и умиленных молитвах возвышал голос преподобный Давид. Так уберегся он от многих грехов – в поучение христианам, не могущим обуздать несдержанность своего языка. Строгое наказание от Архангела стало благодеянием для святого Давида, послужило возвышению его праведной души.

Не к расслабленным мечтаниям, а к мужеству и постоянству в служении Всевышнему, к твердой и бодрой вере призывает нас святой Архангел Гавриил. И как не послушаться нам пламенного Серафима, столь много послужившего таинству нашего спасения?

Возлюбленные о Господе братья и сестры!

Собор святого Архистратига Гавриила – праздник собрания христиан, славящих неисчислимые благодеяния его роду нашему. Возвестителем предивных тайн Промысла Божия, участником благодатнейших свершений вселюбящего Создателя явился Архангел Гавриил. Он – благовестник Боговоплощения, Рождества и Воскресения Спасителя мира. Он – верный спутник Пресвятой Богородицы, Матери-Молебницы рода христианского. Он – неустанный служитель таинства нашего избавления от вечной погибели. Он – вдохновитель Церкви, научивший нас встречать Рождество Христово ангельской песнью Слава в вышних, чествовать Матерь Божию дивными гимнами Богородице Дево, радуйся! и Достойно есть. Ради нас Небесный князь Гавриил нисходил со своих высот на грешную землю, чтобы просветить людей сиянием Божественной любви.

На иконах видим мы образ Архангела Гавриила, держащего в левой руке зеркало из зеленой яшмы с красными крапинами. Зеленый цвет надежды согревается алыми искрами любви. В правой руке несет Архангел или сияющую райскую ветвь, знаменующую славу Царицы Небесной, или фонарь с горящей внутри свечой: это символ судеб Божиих, сокрытых до времени. Так таинственные судьбы Господни открываются, возвещая благодать и спасение тем, кто смотрит в чистое зеркало слова Божия и своей совести, выверяя жизнь свою памятью о дивных свершениях Всевышнего и Его святых служителей.

Велик пред Богом Архангел Гавриил, блистающий чистотой любви во славе Всевышнего, дарующий людям свет озарений своих. Воззовем же усердно к Благовестнику спасительных тайн, да сохранит и от бед избавит нас яко чиноначальник вышних сил. Аминь.

Источник: www.pravoslavie.uz

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *