Слово в день Архангела Михаила. Митрополит Московский Платон (Левшин)

Митрополит Московский Платон (Левшин)

Слова в день Архангела Михаила

Оглавление

Слово в день Архангела Михаила

Когда совершаем мы божественную литургию, и при сем священном действии воспеваем общаго всех Владыку: тогда церковь святая напоминает нам, чтоб мы не иначе стояли пред ним во храме на земли, как служат ему святии ангели на небеси. Да и когда в том им подражаем; тогда мы их точно и изобразуем, по силе оной священной песни устами верных воспеваемой: отложим всякое ныне житейское попечение: ибо мы животворящей Троице трисвятую песнь припевая, в таинственном разуме Херувимов образуем. В каком усладительном чувствии должна быть верных мысль и сердце, когда точно понимают они сие свое преимущество!

Ныне празднуемый нами ангельскаго собора предстатель возбуждает благоговение христиан обратить внимание свое на службу ангелами совершаемую на небеси, дабы нам по возможности подражать им в том и на земли.

Един есть Бог ангелов и человек: и когда мы в чистоте духа служим Творцу всяческих; тогда едино со оными блаженными духами составляем общество. Один порок сей священный союз разорвать может.

Ибо хотя, по основанию христианской богословии, и есть различие между церковию на земли воинствующею, и церковию на небеси торжествующею: но по словам апостольским, мы вшедшии в завет новыя благодати, хотя действительно не вступили, но уже приступили к Сионстей горе, и ко граду Бога живаго, Иерусалиму небесному, и тмам ангелов, к собору и к церкви первородных на небесех написанных, и судии всех Богу, и к духовом праведников совершенных: следовательно мы, церковь воинствующую составляющии, едино с церковию торжествующею составляем существо и общество.

И ежели оные блаженные духи, непорочнейшие небесныя церкви члены, по словам писания святаго, служат величеству Божию, вопия непрестанно трисвятую песнь; от благоговения раболепнаго покрывают пред ним лица своя, и исполняют волю его с усерднейшею ревностию, яко, де, пламень огненный: то какое потребно иметь нам тщание, усердие и любовь при службе Божией!

Нам, говорю, которым на пути спасения предлежат еще многия претыкания и соблазны, и которых сила страстей, угасив дух разума, не редко претворяет в кровь и плоть.

Ангели служат Вышнему яко пламень огненный. Под именем пламене огненнаго видимо, что означается их пламень и жар любви: любви, которая их соединяет с Богом и между собою взаимно.

Совершенная сия ангельская любовь начало свое приемлет от точнаго познания совершенств Божиих. Ибо чем более совершенство вещи познавается: тем более к ней возжигается любовь. Свет просвещения огнь любви производит. Коль возлюбих закон твой Господи, вопиет царь и пророк: для чего? для того, де, яко он весь день поучение мое есть.

И потому сие вечное дел наших правило испытывать мы должны со всяким прилежанием, и в доме, и на пути, и во уединении, и с другими во обращении, и в младости и в старости, во всякое время, на всяком месте, а наипаче во храмах священных. Чем более вникать будем в сие зерцало, тем более открываться нам будет оная воля благая и совершенная, которой сообразоваться мы должны: а чрез то и любовь Божия вселится в сердца наши.

Христианин! есть ли должное твое о сем тщание? не в пренебрежении ли оставлен сей великий долг твоея пред Богом обязанности? не к блаженству токмо будущему сим надлежит шествовать путем: но и жизни сея благоденствие на сем же есть основано. Просвещенная законом Божиим и любовию его утвержденная мысль не во храме сем токмо представляет тебя любезным хвал Божиих вещателем, но и во обществе верным разделенных от промысла Божия званий служителем. Паки представляю тебе ангельский собор. Они, по учению святыя церкви, для того утвердилися в благодати, яко утвердилися в любви: а некоторые и из сих чистейших духов, за злоупотребление добраго произволения отторжены от святаго общества, пременились в духов нечистейших и злобнейших. Везде порок влечет за собою следствия погибельныя.

Прохладевшая к Богу любовь учинила их недостойными любовию соединеннаго ангелов общества.

Мы и церкве члены, и общества граждане. По обеим отношениям примером нам ангели суть. Когда во святилище Господнем приносим мы жертву благодарения и молитв в непорочности души; тогда мы во плоти ангели: когда же союзом любви между собою соединенны; тогда мы ангельское на земли представляем общество.

Но когда или жертвы наши нечистотою страстей опорочены, или друг друга угрызаем и снедаем: тогда истинна осуждает таковых быть подобными тем духам, которым злость и разврат есть утешением, и которые вечными узами под мраком соблюдены на суд великаго дне. О! поистинне, по апостольскому увещанию, со страхом жития нашего время жительствовати должны, когда Отец, нелицемерно судящий комуждо по делу, и ангелов согрешивших не пощаде.

И правосудие Божие, не меньше же и пример падения ангелов, содержать нас должны во всегдашней осторожности и бодрости духа. Мняйся стояти, пусть блюдется, да не падет. А сие значит, что чем больше кто мечтает о себе; тем ближе есть к падению: кто же по земле ходит; тот упасть не умеет. Евангелие не без особливаго резону в одном месте ангелов представляет, яко приставников непорочных младенцев: а сие есть доказательством, что они суть содруги и спутешественники тем, которых украшает кротость младенчества непорочнаго.

Что таковые ангелоподобные люди во обществе? что в церкви? во обществе верные други, праведные судии, честные соседы, благоразумные советники, благодетельные начальники, полезные члены: а в церкви, ангелом собеседники, сожители и приснии Богу, истинные христиане.

Так почему же служение таковых пред Богом от служения ангельскаго различествовати будет?

Естьли, благословеннии христиане! сие учение, учение церкве Божия, приятно, или хотя токмо непротивно показалось вкусу души нашея: то довольно, почитать должны, воспользовались мы празднованием дня сего.

Дня, который сколько для нас почтен есть, воспоминанием ангелов предстателя, столько не меньше радостен, яко храм сей Монаршим присутствием своим удостоити благоволила Благочестивейшая Самодержица. Не мы токмо, но и самыя стены храма сего ЕЯ проповедуют благочестие и благоговение к местам святым. Украшение стен храма сего, сей священный ковчег останкам святых, сии олтарь и служителей ЕЯ украшающия драгоценныя утвари, суть приношения ЕЯ к Богу любви. Ибо благая, по евангелию, не могут происходить, разве от сердца благаго.

Ты же Боже, праведный дел наших воздаятель! оною десницею, которою управляеши Царей и державы их, укрепи ЕЯ и Августейшаго ЕЯ наследия здравие и благоденствие, сохраняя Их под покровом ангелов хранителей твоих, аминь.

Сказывано в присутствии ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА в Архангельском соборе 1775 года Ноября 8 дня.

Источник: www.stsl.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *