Святой праведный Иоанн Кронштадтский о духовном мире. Часть 2

Святой праведный Иоанн Кронштадтский о духовном мире

Часть 2

Из книги «Моя жизнь во Христе, или Минуты духовного трезвения и созерцания, благоговейного чувства, душевного исправления и покоя в Боге»

Часть I

Человек где ни бывает, но потом все домой возвращается. Так и христианин, кто бы он ни был, знатный или простой, богатый или бедный, ученый или невежда, где бы ни был, какую бы должность ни занимал в обществе, что бы ни делал, должен помнить, что он не дома, а в странствии, в пути, и должен домой возвратиться — к отцу, к матери, к старшим братьям и сестрам; а дом этот — небо, отец — Бог, мать — Пречистая Богородица, старшие братья и сестры — Ангелы и св. Божии человеки; что все земные обязанности, дела, суть поделия, а настоящее дело — спасение души, исполнение заповедей Христовых, очищение сердца.

* * *

Учившаяся и недоучившаяся молодежь редко ходит в церковь, вообще не ведет дела воспитания своего духовного, считая его как бы ненужным и отдаваясь житейской суете. На это надо обратить внимание. Это плод гордости, неразвитости духовной. Считают посещение храма и Богослужения общественного делом простого народа да женщин, забывая, что в храме со страхом служат вместе с человеками Ангелы и вменяют это себе в величайшее блаженство.

* * *

Бывая в храме, помните, что вы находитесь в живом присутствии Господа Бога, стоите пред лицем Его, пред очами Его, в живом присутствии Божией Матери, св. Ангелов и церкви первородных, т.е. праотцев, пророков, апостолов, иерархов, мучеников, преподобных и праведных и всех святых. Память и сознание этого всегда имейте, бывая в храме, и стойте с благоговением, охотно, сердцем участвуя в Богослужении.

* * *

Вся тварь свидетельствует о бесконечной благости и правде Творца, сам сатана и его аггелы своим позорным бытием и всезлобными кознями над людьми доказывают безмерную благость и правду Творца; ибо кто был прежде сатана и его аггелы: — какие светы, какие сокровищницы коликих благ и чего они лишились по своей решительно-произвольной неблагодарности, гордости, злобе и зависти против Господа? Не пали ли они совершенно обдуманно и намеренно, с целью вечно воевать против Творца и Его тварей, разумно-словесных людей? Судя по злобным действиям сатаны в мире, по множеству и силе их, можем догадываться, какой великий могущественный дух был сатана, прежний денница? Судя по множеству омрачения и прелести его в людях, по всему миру рассеянных (льстяй вселенную всю [Апок. 12, 9]), можно догадываться, как он был прежде светел и преисполнен истины! В сладости рая Божия был еси, всяким камением драгим украсился еси (Иезек. 28, 13). Судя по наводимым от него вселукавым плотским и нечистым вожделениям, можно заключать, сколь в благости своей, полученной им от Творца, он был вожделенен, любезен! Судя по коварству и злым козням, можно догадываться, как он был умен и сколько он мог принесть добра, как он много мог бы послужить Творцу Своему в Его промышлении о низших духах или о людях. По этому злому, огромному колоссу, сатане, судите, какое великое, благое, преукрашенное, пресветлое, могущественное, умное создание был прежде сатана? Сколько он вмещал в себе даров благости Творца и чего он лишился по злому своему и намеренному безумию! По злобе его в людях судите, сколько он прежде был благ; по зависти судите о прежнем его доброжелательстве; по беспредельной его алчности и скупости в людях судите о его щедротах, по его гордости — о его, полученном от Бога, величии; по его унынию в людях, скуке, тоске иногда нестерпимой, — о его бывшем блаженстве. Ибо он настолько был прежде благ, насколько теперь зол! Он предлежит вечным уроком смирения и покорности для всех Ангелов небесных и для всех благомыслящих людей: ибо сколь Ангелы ни совершенны или сколь люди ни умны и вообще сколь бы ни были в чем-либо совершенны, они все это имеют от единой благости Творца, а не сами от себя, и должны за все благодарить Творца и молить о всем с верою несомненною в Его благость и всемогущество, с надеждою все получить от Него. Злые духи пали по гордости и злобе: для всех человеков в том урок — смиряться пред Творцом, считать себя за ничто и все приписывать Творцу, и жить единственно Творцом и исполнением Его воли, и — дивны дела Твои, Господи! — то, чего не сумел и не захотел стяжать денница при всей своей мудрости, то стяжала Дева из рода вместе бренного и духовно-бессмертного; Пресвятая Дева Мария стяжала Себе смирение беспримерное, стяжала высочайшую святыню. Радуйся Благодатная: Господь с Тобою! Призре Господь на смирение рабы Своея (Лк. 1, 28, 48). Так и все мы, как сами в себе сущая малость, как все имеющие от Бога, кроме греха, должны постоянно и глубоко смиряться пред Творцом, во всем прибегая к Его милосердию.

* * *

Православные христиане — как бы семейство, дети Иисуса Христа, а в добром семействе мать всегда в высоком почтении (Матерь Божия), равно как старшие братья пользуются уважением и почтением от младших, и эти последние подражают первым. Лютеране и англиканцы! Отчего у вас этого нет? Отчего Матерь Божия не пользуется у вас должным благоговением и торжественным почитанием и поклонением? Отчего святые Ангелы и святые Божии человеки не пользуются торжественным почтением и поклонами? Отчего вы не хотите им подражать? Или вы одного Бога почитаете, Ему одному поклоняетесь? Но вы должны помнить, что Матерь Господа Иисуса Христа, св. Ангелы и св. человеки чистые образы Божии, друзья Божии, как Авраам назван другом Божиим. Как не поклоняться живым образам Божиим, чадам и друзьям Божиим?

* * *

Молясь Богу, надо всегда представлять себе Его бесконечное величие, поклонение Ему тысячей тысяч и тьмы тем Ангелов небесных и святых, также Его вездесущие и всеведение, Его бесконечную благость, правду и святость. Когда называешь в молитве Пресвятую Деву Богородицу Пресвятою, Пречистою, Пренепорочною, Преблагою, то представляй, что самое существо Ее есть святость вечная, непоколебимая, неизменная, невообразимая, неудобозримая и ангельскима очима (акаф. Пресв. Богор.). То же и о всех Ангелах и святых помышляй, т.е. что существо их святость и благость, по благодати Иисуса Христа. Всегда считай за великое счастие беседовать в молитве с Господом или с Пречистою Госпожою Богородицею, или с Ангелами, или со святыми человеками, и с радостью, да и с трепетом благоговения молись Им всегда, памятуя, с Кем ты беседуешь, нечистый и ничтожный червь.

* * *

Живите (и ты живи), как члены одного тела, как чада Божии, в любви и согласии, в мире и тишине, друг друга уважая, друг другу снисходя, как Господь снисходит нам. Не гордитесь, не завидуйте, не враждуйте, плотские похоти обуздывайте, целомудрствуйте, воздерживайтесь от всякого излишества, будьте неленостны на молитву, дела житейские всегда начинайте краткою молитвою, день и начинайте и оканчивайте молитвою усердною к Богу, Царице Небесной и Ангелу-хранителю; за всех молитесь, как за себя, всем желайте добра, как себе, и никому не желайте и не делайте зла.

* * *

Поистине храм есть земное небо, ибо где престол Божий, где страшные Тайны совершаются, где Ангелы служат с человеками, где непрестанное славословие Вседержителя, там истинно небо и небо небесе. Итак, да входим в храм Божий, наипаче во Святое Святых, со страхом Божиим, с чистым сердцем, отложив страсти и все житейское попечение, и да стоим в нем с верою, благоговением, разумно, внимательно, с любовию и миром в сердце, да исходим обновленными, как бы небесными, да живем во святыне, свойственной небу, не связуясь житейскими похотями и сластями.

* * *

В церкви я поистине как на земном небе; тут вижу лики Господа, Пречистой Богородицы, св. Ангелов; тут престол Божий, тут Крест животворящий, тут Евангелие вечное, этот глагол Божий, коим все сотворено; тут лики святых; я чувствую себя в явном присутствии Божием, Его Матери, небесных сил и всех святых. Это истинное небо земное: тут сознаешь и чувствуешь себя действительным членом Тела Христова и Церкви Его, особенно во время пренебесной литургии и причащения Святых Таин Тела и Крови Христовой. О как же я должен жить, мыслить, чувствовать, говорить, чтобы достойно быть в этом земном небе! Я должен жить достойно столь великого звания, в которое я призван милостию великодаровитого Бога. Как я должен жить, с какою кротостию, незлобием, смирением, чистотою, воздержанием, чтобы достойно именовать своею Владычицею Пресвятую Богородицу, своим Владыкою Господа славы! Господи, удостой меня такого жительства! Хочу жить достойно звания христианского, но сил к тому в себе не нахожу; грех непрестанно льстит и борет душу мою.

* * *

Призывай несомненно, в простоте сердца, Господа Бога, также и Ангелов и святых, которые по благодати Божией, и по общению или единению с Богом и простоте своего существа, чрезвычайно быстро, наподобие молнии, и слышат и исполняют, по воле Божией, наши молитвы.

* * *

Безмерно велик мир, безмерно много существ, его населяющих, но какой чин во всем течении, во всей жизни мира (природы)! Безмерно велик мир премирных умов, Ангелов, но какой чин в мире ангельском, какое строгое исполнение воли Божией! Велик мир человеческий, но сколько в нем бесчинств, самоволия, безобразия и оттого бедствий, — бедствий болезней, смертей разных, войны, голода, потопления, пожаров, бедствий от бурь и непогод, бедствий от пьянства, обжорства, сребролюбия, неправды, клятвопреступления, от самоубийства, убийства! Нет числа! Горе нам! А что будет там, за гробом, во веки веков?

* * *

Боже мой! как любовь и искреннее сочувствие к нам ближнего услаждают наше сердце! Кто опишет это блаженство сердца, проникнутого чувством любви ко мне других и моей любви к другим? Это неописанно! Если здесь, на земле, взаимная любовь так услаждает нас, то какою сладостию любви будем мы преисполнены на небесах, в сожительстве с Богом, с Богоматерию, с небесными Силами, с святыми Божиими человеками? Кто может вообразить и описать это блаженство, и чем временным, земным мы не должны пожертвовать для получения такого неизреченного блаженства небесной любви? Боже, имя Тебе — Любовь! научи Ты меня истинной любви, как смерть крепкой. Вот я преизобильно вкусил сладости ее от общения в духе веры, яже в Тя, с верными рабами и рабынями Твоими, и преизобильно умиротворен и оживотворен ею. Утверди, Боже, сие, еже соделал еси во мне! О! если бы это так было во вся дни! Даруй мне чаще иметь общение веры и любви с верными рабами Твоими, с храмами Твоими, с Церковию Твоею, с членами Твоими!

* * *

Как резко различаются в нас, с одной стороны — дух благий, дух мира, спокойствия, радости, света, дух животворящий, с другой — дух злый, дух тесноты, томления, уныния, мрака, дух, убивающий душу нашу. Первый — Дух Божий, Коим живем, дышим духовно, двигаемся и существуем; вторый — дух злый, сатана.

* * *

Иконы мы держим у себя в домах и поклоняемся им, между прочим, в показание того, что очи Господа Бога и всех небожителей постоянно устремлены на нас и зрят не только все дела наши, но и слова, и помышления, и желания.

* * *

Естественное дело иметь изображения Христа, Пречистой Богородицы, Ангелов и святых; во 1-х, этого требует наша природа: мы всегда желаем иметь пред собою образ любимого, образ Благодетеля, чтобы взирая на Него, чаще вспоминать об Нем и о благодеяниях Его (поклоняться Ему), как обыкновенно мы поступаем и с живыми людьми, особенно нами уважаемыми и любимыми; во 2-х, мы сотворены по образу и подобию Божию: нам естественно желать иметь всегда пред очами свой Первообраз, свое Первоначало, Господа Бога в тех образах, в которых Он благоволил Сам явиться людям, чтобы чаще вспоминать о Нем, об Его соприсутствии с нами всегдашнем, об Его помышлении, чтобы выражать в видимых знаках или обрядах наше благоговение к Нему, благодарение, любовь, ибо мы телесны и по своей телесности имеем нужду в вещественных изображениях, в вещественных обрядах (поэтому, конечно, Сам Господь явился угодникам Своим в виде, напр., трех странников у дуба Мамврийского Аврааму; Исаии — в виде великого Царя, седящего на престоле высоком и превознесенном; Даниилу пророку — в виде Ветхого деньми и в виде Сына человеческого, приведенного к Нему). Если бы не нужен был видимый образ невидимого Бога, то Он, конечно, и не являлся бы видимым образом, не явился бы на земле во плоти нашей, не принял бы зрака рабия; и Давид говорит: взыщите лица Его выну (Пс. 104, 4). Потому же мы делаем, имеем у себя и почитаем изображения Пречистой Богородицы, Ангелов и святых, т.е. потому, что они живые образы и подобия Божии, и мы, взирая на них, живее припоминаем их подвиги, добродетели, благодеяния к нам, их пламенную любовь к Богу и возбуждаемся сами к подражанию им, к бодрствованию над собою, к очищению себя от всякой скверны плоти и духа, к прославлению их подвигов, и чрез то делаем их заступниками и предстателями о нас пред Богом, ибо Бог благоволит принимать ходатайство друзей Своих и верных слуг Своих за людей, о которых они предстательствуют пред Ним. Так как мы не духи бесплотные, а существа, обложенные плотию, имеющие очертания вещественные, образ вещественный, то и естественно мы ищем образа существ невидимых, и, конечно, снисходя к нашей немощи, Господь дал и Ангелам власть принимать на себя наш вид и являться нам (когда Он благоволит) в нашем образе, как, напр., Архангел явился Иисусу Навину, Давиду, Маною и Анне, Захарии, Пресвятой Деве Марии и другим в Ветхом и Новом Завете. Не доказываем ли мы сами в повседневной жизни потребность нашей природы, стремление ее иметь изображения любимых нами лиц, когда выражаем желание иметь у себя их портреты и сами делаем свои изображения и весим их на стене или вставляем в альбом, чтобы часто на них смотреть и наслаждаться лицезрением уважаемых и любимых лиц? И это столь естественное, должное и богоугодное дело — почитание святых икон — многие лютеране и англиканцы считают чем-то неестественным, противным Богу, идолопоклонством и ересью, и не только в домах своих, но и в храмах своих не имеют икон и считают за грех иметь их и поклоняться им, чрез что чрезвычайно много теряют для веры и благочестия, ибо, прервавши видимую связь со святыми, они чрез то порвали и связь невидимую, между тем как Церковь небесная и земная — едино тело; таким образом они прервали связь и с умершими, потому что не молятся за них и не приносят жертв по душам их, — жертв, которыми благоугождается милосердый Бог, — и тем показывают свое неверие в силу молитв Церкви за умерших. Что же это и за церковь, — та церковь, которая неразумно и дерзновенно порвала связь с небесною Церковию торжествующею, прервала общение с умершими в молитвах и прервала общение с Церковию, исповедающею веру Христову в первобытной чистоте?! Есть ли это живое и святое тело Церкви? Можно ли назвать телом организованным и живым одно туловище без головы и без рук и без ног, без глаз и без ушей? И такое общество провозглашает еще свою веру очищенною, истинною верою и чуждается обрядов нашей веры святой, непорочной. Та ли вера очищенная, которая отвергла священство и прочие таинства, кроме крещения и причащения, которое впрочем не действительно, — отвергла почитание святых, их мощей и икон, посты, монашество, молитвы за умерших? Это ли вера евангельская? это ли Церковь Христова и Апостольская? Нет, это самодельная церковь, составленная по произволу человеческому, под влиянием страстей человеческих и угождающая страстям человеческим; это истина в неправде (Рим. 1, 18), это — превращенное благовествование Христово; это — развращение или отвращение людей Христовых во ино благовествование, о котором Апостол сказал: аще мы, или Ангел с небесе благовестит вам паче, еже благовестихом вам, анафема да будет (Гал. 1, 6, 8). Это не церковь, а душепагубное рассечение тела Христова. Итак, почитание икон и естественно, и справедливо, и богоугодно, и полезно.

* * *

Святые Ангелы и святые Божии человеки — лучшие, добрейшие, верные наши братия и друзья, столь часто помогающие нам в разных обстоятельствах, в которых никто из людей помочь не может. Так как эти братия, вечно живущие и благодетельствующие нам, невидимы, а мы — по своей телесности — хотим их иметь пред своими глазами, как бы находящихся всегда с нами, то мы делаем их изображения, и, смотря на их изображения, нам представляется, что они с нами, и мы призываем их в молитвах своих, зная, что они имеют великое дерзновение пред Богом и помогают нам в разных обстоятельствах. Таким образом иконопочитание весьма благодетельно для нас, сообразно с нашею природою, со здравым смыслом, да и с самим Св. Писанием, ибо образа Херувимов были и в ветхозаветной скинии Моисеевой. Иконы служат нам всегдашним напоминанием о том, что Господь всегда с нами: с вами есмь во вся дни до скончания века (Мф. 28, 20); что Пресвятая Богородица всегда близка к нам, как Начальница мысленнаго наздания церковного, как Матерь по благодати всех истинных христиан, и все истинные христиане имеют образ Матери Божией и своей по благодати Царицы и Матери в своих домах и избыточно, достойно и праведно украшают его серебром, золотом, драгоценными камнями, ибо нет никого для них дороже и почтеннее после Бога, как Пречистая Матерь Его. И Господь и Пречистая Матерь Его Сами непрестанно свидетельствуют нам и внутренно и внешно посредством чудес, что наше истинное почитание святых Его и Матери Его, и святых Его икон угодно Ему, а для нас в высшей степени полезно.

* * *

Молясь Богородице, Ангелам и святым, мы признаем их за одно таинственное тело Церкви, к коему принадлежим и мы, хотя мы и грешны, и веруем, что они по любви своей молятся Богу о нашем спасении; молясь сердечно о разных сословиях и лицах отечества земного и о всем мире, мы признаем себя тоже за одно великое тело со всеми, по духу любви и желанию всем добра столько же, сколько и себе; наконец, молясь об упокоении усопших (небесных, земных и преисподних), мы считаем и их за одно тело с нами, духовное тело, и желаем им мира и покоя в стране бессмертия, исповедуя, что они живы душами своими и что мы также, может быть, очень скоро отойдем к ним. Вот плод веры Христовой: единение любви со всеми — с небесными, земными и преисподними! Как высок дух Церкви! О, если бы мы возвысились до этого духа! Вникайте в дух христианского Богослужения, в дух ектений, молитв, таинств, обрядов и проникайтесь им сами. Горе удаляющимся от Церкви: их совсем обуяет дух мира, дух злобы.

* * *

Владычица Богородица, святые Ангелы и все святые так же близки ко мне, когда я чистым, всецелым сердцем призываю их, как близка ко мне моя душа, и так же слышат меня, как слышу я себя: ибо все — едино тело, един дух, едина Церковь Ангелов и человеков. Какое отношение имеют друг к другу члены тела, такое отношение имеют друг к другу члены Церкви: друг другу служат, друг другу помогают, друг друга поддерживают, друг друга спасают. (А у протестантов?)

* * *

В каком высоком, святом обществе видит себя христианин во храме, окруженный ликами св. Ангелов и св. угодников! Он член Церкви, той самой, к которой принадлежат и эти святые. Какое побуждение к нравственному изменению и стремлению к той же нестареющейся жизни, к какой стремились и они, и достигли.

* * *

Крест и крестное знамение есть сила Божия, потому им присущ всегда Господь. Точно так же образа: Господа, Богоматери, св. Ангелов и святых человеков, также могут быть для верующих людей силою Божиею и делать над ними чудеса. Почему? Потому что по благодати Божией им присущи Господь, Владычица, Ангелы или святые, т.е. они так к нам всегда близки и даже ближе, чем эти образа. Истинно. Опыт подтверждает весьма часто.

* * *

Если бы не Господь и не Владычица, не Ангелы-хранители, не святые, — диавол и его клевреты заградили бы уста у всех нас и не дали бы нам славословить имени Господня; это верно было бы, так как они усиливаются это делать теперь и как иногда успевают хотя несколько в этом! Кто запинает священников во время службы? Диавол.

* * *

Молясь Богу, беседуешь с Ним лицом к лицу; беседуй же с Ним как с Царем — глаз на глаз, с Матерью Царицею Небесной беседуй, как с живою, с Ангелами и святыми так же, как глаз на глаз, и отнюдь ничем посторонним сердце да не занимается в это время и ни к чему не прилепляется, ибо скажи: станешь ли ты, разговаривая с царем или с царицею, заниматься в это время чем-либо сторонним и маловажным, напр., смотреть в окно на проезжающих или рассматривать вещи, находящиеся в покоях, и проч.? И не было ли бы это крайней обидой для царского величия? Как же мы, при беседе с Господом, делаем подобное и гораздо хуже этого?

* * *

Как близка к тебе твоя мысль, как близка вера к твоему сердцу, так близок к тебе Бог, и чем живее и тверже мысль о Боге, чем живее вера и познание своей немощи и ничтожества и чувство нужды в Боге, тем Он ближе. Или, как близок воздух к телу, так близок Бог к душе. Ибо Бог, так сказать, мысленный воздух, которым дышат все Ангелы, души святых и души людей живущих, особенно благочестивых. Ты не можешь жить без Бога ни минуты, и действительно каждую минуту живешь Им: о Нем бо живем и движемся и существуем (Деян. 17, 28).

* * *

Когда молишься небесным Силам, не представляй их очень грозными, недоступными, немилостивыми: нет, — это существа прекроткие, смиренные, благочестные, любящие, доступные и любообщительные, благопослушливые, близкие к тем, кои с искреннею верою и любовию призывают их в своих молитвах. Их свойство — любовь к единению со всеми христианами чрез молитву веры. Еще, когда молишься небесным Силам, — презирай все земное как тленное и всем сердцем люби жизнь небесную, духовную и стремись к ней. Им весьма приятно видеть наше истинное любомудрие, наше желание — сделаться их согражданами, к чему мы и призваны по благодати Иисуса Христа в Пребожественной Троице.

* * *

При молитве нашей к Богу, Пречистой Богородице, Ангелам и святым человекам они предполагаются предстоящими нам и внимающими нам, как это обыкновенно бывает при беседе двух или нескольких лиц, лицом к лицу стоящих друг к другу. И это действительно так и есть. Лицо Господне всегда пред нами; равно и Владычица с Ангелами и святыми в Господе Боге всегда лицом к лицу с нами, только бы сердца наши были обращены к ним. Владычица, все Ангелы и святые человеки, как в одном доме, одна семья, — Владычица, как Матерь всех, святые Ангелы и человеки, как старшие и младшие братья наши. — Как в семействе доброго отца, все дети всегда с ним, все друг друга любят и друг о друге заботятся, так и у Отца Небесного Ангелы и человеки всегда пред Его лицом, друг друга любят и друг о друге заботятся, сильные о немощных, совершенные о несовершенных.

* * *

Если ты от сердца молишься Господу, или Владычице, или Ангелам, или святому, то ты говоришь самому сердцу Господа, Владычицы, Ангела или святого: ибо все мы в одном сердце Божием — в Духе Святом, все святые в Божием сердце. Во Мне пребывает, и Аз в нем (Иоан. 6, 56).

* * *

Молясь Господу, или Владычице, или Ангелам, или святым, не давай никакого труда Господу, Владычице, Ангелам и святым — исполнить твое прошение или прошение верующих, но веруй, что как легко тебе мыслить о каком-либо благе, так Господу легко и просто даровать его людям Своим, равно как молитвами Пречистой Своей Матери, Ангелов и святых. Кроме того, так как Бог есть преизливающаяся, бесконечная Благость, то Он и хочет и ищет всегда сообщения Своей благости тварям Своим, только бы мы с верою, упованием и любовию обращались к Нему, как чада к Отцу, сознавая свою греховность, бедность, нищету, слепоту, немощь без Него.

* * *

Как в вещественном мире Господь благотворит нам чрез солнце, освещая и согревая нас и землю со всем наполнением ее, чрез воздух, воду, растения, животных, — так и в духовном мире Господь, благотворя нам непосредственно, — просвещая умы и сердца наши, заступая, спасая, милуя и сохраняя Своею благодатию (впрочем, и тут чрез священнослужителей), — благотворит нам больше посредством Своих слуг, Ангелов, называемых служебными духами, посредством святых Своих и в особенности чрез посредство высшей всякой твари, Пречистой Матери Своей, чрез патриархов, пророков, Апостолов, святителей, мучеников, преподобных, праведных и всех святых. Эти святые существа — слуги Божии для нашего спасения. Не вси ли суть служебные духи, в служение посылаемы за хотящих наследовати спасение (Евр. 1, 14)? Они светозарные, умные лучи вечного Солнца правды — Бога. — Как же нам не призывать в помощь и в предстательство о себе эти благие существа, от Самого Господа получившие благодать — служить нашему спасению? Как остаться без должного благоговения и признательности к ним? — Сообразно ли это с законами даже человеческого общежития и приличия?

* * *

Как чрез электрический телеграф мы быстро сообщаемся с отдаленными от нас лицами, так чрез живую веру, как чрез какой-либо телеграф, мы быстро сообщаемся с Богом, с Ангелами и святыми. Как вполне мы полагаемся на быстроту электрического тока и его доходчивость, так совершенно должны полагаться на быстроту и доходчивость молитвы веры. — Пусти по телеграфу веры прошение свое к Богу или святым, и немедленно получишь ответ. Просты ответные показания телеграфа, но опытные читают их; просты и действия на сердце Бога духов и всякой плоти и святых, но опытный понимает их.

* * *

Так как Творец и Бог наш един, то Он все сближает и объединяет, и для верующей души нет ничего отдаленного, что не мог бы Он верою приблизить. Хочешь беседовать, — не говорю с Богом, Который везде, — а с вышними премирными Силами, Начальствами, Архангелами и Ангелами? Можешь. — Они будут тебя, по молитве твоей, наставлять, просвещать, укреплять в вере. Или со святыми преставльшимися? Можешь. — Они с тобою по первому всесердечному призыву, — особенно Пресвятая Дева Богородица, пребыстрая Заступница наша. Тя неизреченно совокупившаго небесным, Христе, земная, и едину Церковь совершивша Ангелом и человеком, непрестанно величаем (канон Арх., песнь 9 троп.). Глава — Христос у Ангелов и человеков. Что же не близко нам при таком Главе? И как близок к нам Сам Глава, чтобы слышать нас! — И опытом уверяемся, что слышит, как и святые слышат.

* * *

Господь имеет высокое уважение, особенно, к делам рук Своих, одаренным разумом и свободною волею, т.е. к Ангелам и святым, и чрез них действует к нашему освящению и спасению. Посему не говори: я обращаюсь всегда прямо к одному Богу с моими нуждами, с моею молитвою. Иногда тебе надобно обратиться и к святым, Его орудиям или органам. Сам Господь не хочет, чтобы оставались праздными в деле нашего спасения святые, храмы Его благодати, Его Божественного Духа.

* * *

Как птенцы под крылом кокоша, — так весь мир под крылом Господа, все Ангельские соборы, все человеки, все неразумные животные, все вещественные миры: всех и все Он просвещает — одних умным, других вещественным светом; всех согревает — одних духовно, других вещественною теплотою; и как кокош слышит писк и вздохи находящихся под ним птенцов, — так Господь слышит и наши тайные вздохи, наши молитвы, наши славословия, видит все наши нужды. Покрый нас кровом крилу Твоею (Пс. 60, 5).

* * *

Как всегда близки к нам и весьма быстро и удобно действуют на нас злые духи, так близки к нам и несравненно ближе к нам: Господь Бог, Пречистая Богородица, св. Ангелы и святые Божии человеки, и еще быстрее и удобнее могут действовать на нас; ибо злые духи только попущением Божиим действуют на нас, а Господь Бог самостоятельно, с высочайшею свободою и как везде сый и вся исполняяй; Пречистая же Богородица, св. Ангелы и человеки, как едино с Ним — по благодати Его.

* * *

У нас внутри есть духовное око, которым мы в миллион раз больше видим, чем телесным зрением, которое есть только орудие нашего душевного ока, проводник, чрез который душа или думает, или познает все видимые предметы. Какие предметы созерцания этого духовного ока? Явления мира духовного. Кроме видимого мира есть Бог, бесконечный Дух, бесконечный Ум, все сотворивший и творящий в мире вещественном, который есть осуществление Его мыслей (идей), и есть мир духовный, ангельский, бесчисленный, живущий в постоянном созерцании Божества и всех дел Его всемогущества и премудрости. Духовное око наше и относится больше всего ко Господу, и в этом случае действие Его называется созерцанием и богомыслием; это созерцание и богомыслие может простираться в бесконечность, как бесконечен Сам Бог, и имеет свойство очищать душу от греха, усовершать и приближать все больше и больше к Богу, Источнику нашего света, или нашей мысли и нашей жизни. Затем созерцаем ангельские чины, по мере откровения Божия, и их духовную светоносную природу, их доброту духовную, их любовь к Богу и между собою и к нашему роду, их охранительные действия по отношению к нашей земле, к ее стихиям, к обществам человеческим, к священным и другим местам и к каждому христианину в особенности. Еще духовное око обращается внутрь самого человека, и тогда его деятельность называется самоиспытанием, самопознанием, самоуглублением, священным бодрствованием или трезвением над своими помыслами и желаниями.

* * *

Как при солнечном свете мы видим и воздух, и землю, и воду, и все, что в воздухе и на земле, так при свете мысленного Солнца в нашем сердце мы видим мир духов, Ангелов и святых Божиих, Матерь Божию, патриархов, пророков, Апостолов, святителей, мучеников, преподобных и всех святых. Мы так же видим их очами сердца (верою), как чувственным зрением видим предметы мира чувственного. Так простое и чистое сердце так же видит, например, Божию Матерь внутренними очами, как естественное зрение видит Ее образ или другой какой предмет.

* * *

Теперь мы стоим и падаем (в вере и добродетели), но надеемся такого времени и такого состояния, в котором мы уже не возможем пасть, придем в состояние совершенной безопасности от падения, как Ангелы, которые теперь непреклонны ко злу, и навсегда утвердимся в святости. Борись со грехом и надейся, что придет наконец время совершенной победы над грехом и над смертию, его порождением. Последний враг испразднится — смерть (Кор. 15, 26).

* * *

Если я молюсь Богу моему с сердечною, живою, совершенною верою, тогда я близок не только к Нему, как сын к Отцу, живущему в одном с ним доме, но и ко всем премирным Силам небесным, ко всем святым, царствующим на небесах: и они ничем не дальше от меня, как мои иконы, пред которыми я молюсь. Потому прекрасное у нас обыкновение иметь в своих домах иконы Господа, Пречистой Его Матери, Архангелов и Ангела хранителя и святых и молиться пред ними: близость их к нашему взору телесному означает еще большую близость их взору душевному, вооруженному верою несомненною. Близость: радость бывает на небеси и о едином грешнице кающемся (Лк. 15, 7, 10), как в доме родительском братья радуются, когда провинившийся пред отцом брат их кается в оскорблении, нанесенном родителю недобрым поведением.

* * *

Мы приглашаемся в сообщество Херувимов, Серафимов, Престолов, Господств, Ангелов и Архангелов — вместо отпадших, возгордившихся духов. — Эти возгордились и сказали в себе Богу: “как-то Ты восполнишь наш недостаток, который для Тебя нестерпим и ощутителен, как для Премудрого, не терпящего ни в чем недостатка и дисгармонии в мире Своем?” — А Господь, в ответ и посрамление диавола, изволил создать из персти человека и перстными существами восполнить недостаток ангельских миров вследствие отпадения гордых духов; и это бесконечное посрамление — бесконечно великое наказание гордецам; оттого-то они все силы адские употребляют на погубление людей. — Для большего показания любви Своей и для большего посрамления диавола Сам Господь облекся в перстное тело человека, чтобы исхитить его из власти диавола.

* * *

Диавол принимает огромное участие в грехах людей: потому в молитвах пред исповедью грешные люди снисходительно осуждаются в грехах пред Господом, как “прельщенные диаволом”. — Поэтому никто не считай себя отверженным, хотя бы и был великий грешник: в твоих грехах много виноват диавол. — Вспомни немедленно Иисуса Христа и обратись к Нему тотчас о прощении грехов своих. — Он — Агнец, вземляй грехи мира (Иоан. 1, 29): Он на то и Агнец Божий, чтобы принимать на Себя и очищать грехи наши.

* * *

Между мною и Богом, между мною и ближним часто становится темная, злая сила. Я это знаю по опыту, верно, логически.

* * *

Диавол ничтожными средствами достигает важных последствий. — Христианин! крепись и веруй всем сердцем во Христа; ты верная добыча диавола, если ты рассеян и ленив. Этот последний все силы употребляет к тому, чтобы ты сердцем не веровал во Христа. И горе тогда тебе, когда потеряешь веру!

* * *

В будущем веке блаженство наше возрастет от удивления — видеть вдруг святых и прекрасных Ангелов Господних, их бесчисленные мириады, их стройные чины, их иерархический порядок, от удивления — видеть всех святых, добрых, простых человеков Божиих изо всех веков: пророков, Апостолов и всех иных, а главное — от созерцания Бога во свете неприступном, от собственного внутреннего просветления и блаженства совершеннейшего, не омрачаемого никаким грехом, никаким страхом, никакою заботою и печалью.

* * *

Почитая Ангелов, мы сродняемся с тем животворным для жизни убеждением, что есть другой мир разумных существ, совершенно чистых, простых, бестелесных, и что, значит, существование души нашей по смерти — есть дело не только возможное, но и действительное, существующее. А почитая святых, привыкаем опять к той мысли, что есть жизнь для нас после смерти, что добродетель и святость по смерти награждаются, — значит, если и мы будем жить добродетельно, то будем также награждены; что зло наказывается, как это представлено в евангельской истории о богатом и Лазаре, — значит, и мы будем наказаны за зло, какое здесь сделаем. Вообще почитание Ангелов и святых не отзывается никаким многобожием, совершенно в нашей природе и ведет к существенной душевной пользе.

* * *

В деле промышления Божия о людях и по требованию разума должны быть посредники между людьми и Богом из мира духовного (так как люди занимают средину между миром духовным и материальным), которые и руководят нас к горнему царству, именно: Ангелы. У Господа во всех делах изумительная постепенность и порядок; везде у Него низшие руководствуются высшими: вот необходимость Ангелов-хранителей для христиан, искупленных кровью Господа. Кроме того, Ангелы сами исполнены любви к нам и радуются об обращении одного грешника; а любовь деятельна, и этой их благородной и полезной деятельности Господь и дал всю свободу, как мы видим из слова Божия. — Ангелы-хранители необходимы для людей по причине коварства злых духов над людьми: люди их не видят сами. Люди очень немощны для духовной жизни. Кроме благодати Божией, нужно еще лицо, исполненное этой благодати, мудрое, крепкое по своей природе: а таковы Ангелы. Кроме того, по исходе из жизни должны быть свидетели о делах человеческих против бесов.

* * *

Присутствие при каждом истинном христианине Ангела-хранителя необходимо потому, что телеса христиан суть, по свидетельству слова Божия, храмы Духа Святого, и сами христиане — члены тела Христова, освященные Его крестными страданиями и смертью, запечатлеваемые Его таинствами, в которых сообщается нам благодать Духа Святого; особенно же потому, что мы причащаемся самого Тела и Крови Христовых в таинстве причащения. Достоинство человека-христианина как члена тела Христова и храма Духа Святого непрем

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *