Святые отцы об Ангеле Хранителе

Святые отцы об Ангеле Хранителе

Святой Иоанн Креститель и святой Ангел Хранитель. Икона. Начало XVIII века. Источник: прислано посетителем нашего сайта

Ангелы, будучи служителями любви и мира, радуются о нашем покаянии и преуспеянии в добродетели, стараются наполнять нас духовными созерцаниями и содействуют нам во всяком добре.

Свт. Феодор Едесский

К каждому из верных (христианину) приставлен Ангел, достойный того, чтобы видеть Отца Небесного… Что с каждым из верных есть Ангел, который как воспитатель и пастырь управляет его жизнью, против этого никто не будет спорить, помня слова Господа: Не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лице Отца Моего Небесного (Мф. 18, 10). И псалмопевец говорит: Ангел Господень ополчается вокруг боящихся Его (Пс. 33, 8). Ангел не отступит от всех уверовавших в Господа, если только не отгоним его сами плохими делами. Как пчел отгоняет дым и голубей смрад, так и хранителя нашей жизни, Ангела, отдаляет прискорбный и смердящий грех… Поскольку святого Ангела, ополчающегося вокруг боящихся Господа, имеет каждый из нас, то грехи могут стать причиной бедствия: нас перестанет закрывать стена, то есть святые силы, которые делают людей непобедимыми, пока пребывают с ними.

Всякая душа, оставшаяся (за коснение во зле) без защиты Ангела хранителя, предается на разграбление врагам и на попрание.

Свт. Василий Великий

Для защиты паствы Божией Господь не только поставил епископов, но и определил Ангелов.

Свт. Амвросий Медиоланский

Источник: Православие.Ru

Священномученик Дионисий Ареопагит. О Небесной иерархии

Священномученик Дионисий Ареопагит

О Небесной иерархии

ГЛАВА I
Пресвитер Дионисий сопресвитеру Тимофею
О том, что всякое Божественное просвещение, по благости Божией различно сообщаемое тем, кои управляются Промыслом, само в себе просто, и не только просто, но и единотворит с собою просвещаемых.

1. Всякое даяние благо и всяк дар совершен свыше есть, сходяй от Отца светов (Иак.1:17): также и всякое излияние просвещения, благодатно одождяемое на нас от виновника своего — Бога Отца, как единотворная сила, паки возвышая и делая нас простыми, возводит нас к соединению с привлекающим всех Отцем, и к Божественной простоте. Ибо все из Него и к Нему, по священному слову (Рим.11:36).

2. Итак, обратившись с молитвою к Иисусу, истинному свету Отца, просвещающему всякого человека, грядущего в мир (Ин.1:9), чрез которого мы получили доступ к Отцу, источнику света, приникнем, сколько возможно, к свету священнейшего слова Божия, преданного нам Отцами, и, по мере сил наших, посмотрим на представленные в оном под символами и преобразованиями чины небесных Умов. Приняв невещественными и безбоязненными очами ума высший и первоначальный свет Богоначального Отца, свет, который в преобразовательных символах представляет нам блаженнейшие чины Ангелов, паки от сего света будем устремляться к простому его лучу. Ибо свет сей никогда не теряет внутреннего своего единства, хотя по своему благодетельному свойству и раздробляется для того, чтоб сраствориться с смертными срастворением, возвышающим их горе, и соединяющим их с Богом. Он и сам в себе остается и постоянно пребывает в неподвижном и одинаковом тождестве, и тех, которые надлежащим образом устремляют на него свой взор, по мере их сил, возводит горе, и единотворит их по примеру того, как он сам в себе прост и един. Ибо сей Божественный луч не иначе может нам возсиять, как под многоразличными, священными и таинственными покровами, и притом, по Отеческому промыслу, приспособительно к собственному нашему естеству.

3. Потому-то в первоначальном установлении обрядов светейшая наша Иерархия образована по подобию премирных небесных Чинов, и невещественные Чины представлены в различных вещественных образах и уподобительных изображениях, с тою целию, чтобы мы, по мере сил наших, от священнейших изображений восходили к тому, что ими означается, — к простому и не имеющему никакого чувственного образа. Ибо ум наш не иначе может восходить к близости и созерцанию небесных Чинов, как при посредстве свойственного ему вещественного руководства: т.е. признавая видимые украшения отпечатками невидимого благолепия, чувственные благоухания — знамениями духовного раздаяния даров, вещественные светильники — образом невещественного озарения, пространные в храмах предлагаемые наставления — изображением умственного насыщения духа, порядок видимых украшений — указанием на стройный и постоянный порядок на небесах, принятие Божественной Евхаристии — общением с Иисусом; кратко, все действия, принадлежащие небесным существам, по самой их природе, нам преданы в символах. Итак, для сего-то возможного для нас Богоуподобления, при благодетельном для нас установлении тайноначалия, которое и открывает взору нашему небесные Чины, и нашу Иерархию возможным уподоблением Божественному их Священнослужению представляет сослужащею чинам небесным, под чувственными образами предначертаны нам пренебесные умы в священных писменах, дабы мы чрез чувственное восходили к духовному, и чрез символические священные изображения — к простой, горней небесной Иерархии.

ГЛАВА II
О том, что Божественные и небесные предметы прилично изображаются под символами, даже с ними и несходными изображения для описания, умных Сил, не имеющих образа, имея в виду, как выше сказано, наш разум, заботясь о свойственной и ему сродной способности возвышаться от дольнего к горнему, и приспособляя к его понятиям свои таинственные священные изображения.

1. Итак, мне кажется, должно сперва изложить, какую мы назначаем цель всякой Иерархии, и показать ту пользу, какую каждая доставляет созерцателям ея; потом — изобразить небесные Чины, соответственно таинственному учению о них Писания; наконец сказать, под какими священными изображениями Св. Писание представляет стройный порядок небесных чинов, и указать ту степень простоты, которой надобно достигать посредством сих изображений. Последнее нужно для того, чтобы мы не представляли грубо, подобно невеждам, небесных и Богоподобных умных сил, имеющими много ног и лиц, носящими скотский образ волов или звериный вид львов, с изогнутым клювом орлов, или с птичьими перьями; равно не воображали бы и того, будто на небе находятся огневидные колесницы, вещественные троны, нужные для возседания на них Божества, многоцветные кони, военачальники, вооруженные копьями, и многое тому подобное, показанное нам Св. Писанием под многоразличными таинственными символами (Иез.1:7. Дан.7:9. Зах.1:8. 2Мак.3:25. Нав.5:13). Ибо явно, что Богословие употребило священные пиитические изображения для описания, умных Сил, не изменяющих образа, имея в виду, как выше сказано, наш разум, заботясь о свойственной и ему сродной способности возвышаться от дольнего к горнему, и приспособляя к его понятиям свои таинственные священные изображения.

2. Если же кто соглашается, что сии священные описания следует принимать, так как существа простые сами в себе недоведомы для нас и невидимы, тот пусть знает еще, что чувственные изображения святых Умов, встречающиеся в Св. Писании, несходны с ними, и что все сии оттенки Ангельских имен суть, так сказать, грубы. Но говорят: Богословы, приступая к изображению в чувственном виде существ совершенно бестелесных, должны были отпечатлеть и представить их в образах, им свойственных и, сколько возможно, с ними сродных, заимствуя таковые образы от существ благороднейших — как бы невещественных и высших; а не представлять небесных, Богоподобных и простых существ в земных и низких многоразличных изображениях. Ибо в первом случае и мы удобнее могли бы возноситься к горнему, и изображения премирных существ не имели бы совершенного несходства с изображаемым; тогда как в последнем случае и Божественные умные силы унижаются, и наш разум заблуждает, прилепляясь к грубым изображениям. Быть может, иной в самом деле подумает, что небо наполнено множеством львов и коней, что там славословия состоят в мычании, что там стада птиц и других животных, что там находятся низкие вещи — и вообще все, что Св. Писание для объяснения Чинов Ангельских представляет в своих подобиях, которые совершенно несходны, и ведут к неверному, неприличному и страстному. А по моему мнению, исследование истины показывает, что святейшая Премудрость, источник Писания, представляя небесные умные Силы в чувственных образах, и то и другое так устроила, что сим и Божественные силы не унижаются, и мы не имеем крайней необходимости привязываться к земным и низким изображениям. Не без основания существа, не имеющие образа и вида, представляются в образах и очертаниях. Причиною сему, с одной стороны, то свойство нашей природы, что мы не можем непосредственно возноситься к созерцанию духовных предметов, и имеем нужду в свойственных нам и приличных нашему естеству пособиях, которые бы в понятных для нас изображениях представляли неизобразимое и сверхчувственное; с другой стороны, то, что Св. Писанию, исполненному таинств, весьма прилично скрывать священную и таинственную истину премирных Умов под непроницаемыми священными завесами, и чрез то соделывать ее недоступною людям плотским. Ибо не все посвящены в таинства, и не во всех, как говорит Писание, есть разум (1Кор.8:7). А тем, которые стали бы порицать несходственные образы, и говорить, что они не приличны и обезображивают красоту Богоподобных и святых существ, довольно отвечать, что Св. Писание двояким образом выражает нам свои мысли.

3. Один — состоит в изображениях по возможности сходных с священными предметами; другой же — в образах несходных, совершенно отличных, далеких от священных предметов. Так таинственное учение, преданное нам в Св. Писании, различным образом описывает досточтимое высочайшее Божество. Иногда оно именует Бога словом, умом и существом (Ин.1:1. Пс.135), показывая тем разумение и премудрость, свойственную одному Богу; и выражая то, что Он-то истинно и существует, и есть истинная причина всякого бытия, уподобляет Его свету, и называет жизнию. Конечно, сии священные изображения представляются некоторым образом приличнее и возвышеннее чувственных образов, но и они далеки от того, чтобы быть точным отражением высочайшего Божества. Ибо Божество превыше всякого существа и жизни; никакой свет не может быть выражением Его; всякий ум и слово бесконечно далеки от того, чтобы быть Ему подобными. Иногда тоже Св. Писание величественно изображает Бога чертами, несходными с Ним. Так оно именует Его невидимым, беспредельным и непостижимым (1Тим.6:16. Пс.144:13. Рим.11:33), и этим означает не то, что Он есть, но что Он не есть. Последнее, по моему мнению, даже еще свойственнее Богу. Потому что, хотя мы и не знаем невместимого, непостижимого и неизреченного беспредельного бытия Божия, однако ж на основании таинственного Священного предания истинно утверждаем, что Бог ни с чем из существующего не имеет сходства. Итак, если по отношению к Божественным предметам отрицательный образ выражения ближе подходит к истине, чем утвердительный, то при описании невидимых и непостижимых существ несравненно приличнее употреблять изображения, несходные с ними. Потому что священные описания, изображая небесные чины в несходных с ними чертах, тем самым придают им более чести, нежели бесславия, и показывают, что они превыше всякой вещественности. А что сии несходные подобия более возвышают наш ум, и в этом, как я думаю, никто из благоразумных не будет спорить. Ибо благороднейшими изображениями скорее бы некоторые обманулись, представив себе небесные существа златовидными, какими-то мужами световидными, молниеносными, красивыми по виду, одетыми в светлые ризы, испускающими безвредный огнь, или под какими-либо другими подобными видами, в которых Богословие изображает небесные умы. Потому, чтобы предостеречь тех, которые в понятиях своих не восходят далее видимых красот, святые Богословы по своей мудрости, возвышающей наш ум, прибегли к таковым очевидно несходным подобиям с тою святою целию, чтобы не допустить чувственную нашу природу навсегда остановиться на низких изображениях; но чтобы самым несходством изображений возбудить и возвысить ум наш, так чтобы и при всей привязанности некоторых к вещественному, показалось им неприличным и несообразным с истиною, что существа высшие и Божественные в самом деле подобны таким низким изображениям. Впрочем, не должно забывать и того, что нет ничего в мире, что бы не было совершенно в своем роде; ибо вся добра зело, говорит небесная истина (Быт.1:31).

4. Итак, из всего можно извлекать мысли хорошие, и для существ духовных и разумных находить в вещественном мире так называемые несходные подобия; потому что в существах духовных должно понимать все, что ни приписывается существам чувственным, совершенно в другом виде. Так гнев в бессловесных тварях происходит от страстного устремления, и гневное движение их исполнено бессмысленности. Но не так должно понимать гнев в существах духовных. Он, по-моему мнению, выражает сильное разумное движение и постоянный навык пребывать в Богоподобном и неизменном состоянии. Равным образом, вожделением в бессловесных называем слепое некоторое и грубое неудержимое стремление к переменным наслаждениям, рождающееся от врожденного движения или привычки, и бессмысленное преобладание телесного влечения, побуждающего животное к тому, что приманчиво для чувств. Когда же мы существам духовным придаем вожделение, при описании их несоответствующими им чертами, то должно разуметь под оным священную их любовь к невещественности, непостижимую и неизреченную для нас, неуклонное и неослабное стремление их к чистейшему и ничем не возмущаемому созерцанию, к вечному и духовному единению с чистейшим и высочайшим светом, с истиною и украшающею их красотою. Неудержимость в них должно понимать за непреоборимое стремление, которое ничем не может быть удержано по чистой и неизменной любви их к Божественной красоте, и по всецелой наклонности к истинно-вожделенному. Самою несловесностию и нечувственностию в бессловесных животных, или неодушевленных вещах, мы собственно называем отсутствие слова и чувства; напротив, в существах невещественных и духовных мы благоговейно исповедуем чрез сие превосходство их, как существ премирных, пред нами по отношению к нашему слову, произносимому органом и состоящему из звуков, и по отношению к телесным чувствам, чуждым для бестелесных умов. Итак, и от маловажных предметов вещественного мира можно заимствовать образы, не неприличные для небесных существ, потому что мир сей, получив бытие от Истинной Красоты, в устройстве всех своих частей отражает следы духовной красоты, которые могут возводить нас к невещественным первообразам, если только мы будем самые подобия почитать, как выше сказано, несходными и одно и то же понимать не одинаковым образом, а прилично и правильно различать духовные и вещественные свойства.

5. Мы увидим, что таинственные Богословы прилично употребляют такие подобия не только при описании небесных красот, но и там, где изображают Божество. Так они, заимствуя образы иногда от предметов возвышеннейших, воспевают Бога, как солнце правды (Мал.4:2), как звезду утреннюю (Апок.22:16), благодатно восходящую в уме, как немерцающий и умный свет; иногда — от предметов менее высоких — именуют Его огнем, невредимо светящим (Исх.3:2), водою жизни, утоляющею духовную жажду, или говоря несобственно, текущею во чрево, и образующею реки, непрестанно текущие (Ин.7:38), а иногда, заимствуя образы от низких предметов, называют Его миром благовонным, камнем краеугольным — (Песн.1:2. Еф.2:20). Кроме того, они представляют Его под образом зверей, приписывая Ему свойство льва и леопарда, уподобляя рыси и медведице, лишенной детей (Ос.13:7,8). Присовокуплю к сему и то, что кажется, всего презреннее и что всего менее Ему прилично. Он Сам Себя представляет под видом червя (Пс.21:7), как предали нам мужи, постигшие тайны Божии. Таким образом, все Богомудрые мужи и истолкователи тайн откровения отличают Святая Святых от предметов несовершенных и неосвященных, и вместе благоговейно приемлют священные изображения, хотя они и не точны, так что для несовершенных Божественное делается недоступным, а любящие созерцать Божественные красоты не останавливаются на сих изображениях, как бы на подлинных. Притом более воздается славы Божественным предметам, когда они описываются точными отрицательными чертами и представляются в несходных изображениях, заимствованных от вещей низких. Следовательно не будет никакой несообразности, если по вышесказанным причинам и употребляются при описании небесных существ совершенно несходные с ними подобия. Да и мы, может быть, не стали бы заниматься изследованием, к которому понуждаемся теперь недоумениями, и до таинственного разумения не возвысились бы чрез тщательное постижение предметов священных, если бы несообразность изображений, замечаемая в описании Ангелов, не поражала нас, не позволяя уму нашему останавливаться на несходных образах, но всегда побуждая отвергать все материальные свойства и научая чрез видимое благоговейно возноситься к невидимому. Вот что надобно сказать в рассуждении вещественных и несходных изображений Ангельских, встречающихся в Св. Писании. Теперь нужно определить, что разумеем мы под самою Иерархиею, и каково положение тех, которые участвуют в ней. Пусть руководителем в слове будет Сам Христос, и если могу сказать, мой Христос, Наставник в изъяснении всякой Иерархии. Ты же, сын мой, сообразно с святым установлением, преданным нам от наших Иерархов, благоговейно внимай священным словам, осеняемый вдохновением от вдохновенного учения, и скрыв святые истины во глубине души, как единообразные, тщательно храни оные от людей непосвященных; ибо, по учению Писания, не должно бросать пред свиниями чистого, светлого и драгоценного украшения умных маргаритов.

ГЛАВА III
Что есть Иерархия, и какая цель Иерархии?

1. Иерархия, по моему мнению, есть священный чин, знание и деятельность, по возможности, уподобляющаяся Божественной красоте, и при озарении, сообщаемом ей свыше, направляющаяся к возможному Богоподражанию. Божественная красота, как простая, как благая, как начало всякого совершенства, хотя и совершенно чужда всякого разнообразия, сообщает свет свой каждому по достоинству, и тех, которые делаются причастниками ее, совершенствует чрез Божественное тайнодействие, сообразно своей неизменяемости

2. Итак, цель Иерархии есть возможное уподобление Богу и соединение с Ним. Имея Бога Наставником во всяком священном ведении и деятельности и постоянно взирая на Божественную Его красоту, она, по возможности, отпечатлевает в себе образ Его, и своих причастников творит Божественными подобиями, яснейшими и чистейшими зерцалами, приемлющими в себя лучи светоначального и Богоначального света так, что, исполняясь священным сиянием, им сообщаемым, они сами наконец, сообразно с Божественным установлением, обильно сообщают оное низшим себя. Ибо тем, которые совершают священные тайны, или тем, над которыми они свято совершаются, совсем неприлично делать что-нибудь противное священным установлениям своего начальства; да они и не должны так поступать, если хотят удостоиться Божественного онаго осияния, достойно взирать на него и преобразоваться, по мере приемлемости каждой из умных Сил. Итак, кто говорит о Иерархии, тот указывает на некоторое священное учреждение, — образ Божественной красоты, учреждение, существующее между чинами и знаниями Иерархическими для совершения таинств своего просвещения и для возможного уподобления своему началу. Ибо совершенство каждого из принадлежащих к Иерархии состоит в том, чтобы стремиться, по возможности, к Богоподражанию, и, что всего важнее, соделаться, как говорит Писание, споспешниками Богу, и по возможности обнаруживать в себе Божественную деятельность; так как чин Иерархии требует, чтобы одни очищались, другие очищали; одни просвещались, другие просвещали; одни совершенствовались, другие совершенствовали, каждый, сколько ему возможно, подражая Богу. Потому что Божественное блаженство, говоря по человечески, хотя чуждо всякого разнообразия, впрочем, будучи исполнено вечного света, есть совершенно, и не требует никакого усовершенствования; оно очищает, просвещает и совершенствует, или лучше, само есть священное очищение, просвещение и совершенство, превосходящее всякое очищение и всякий свет, пресовершенное само в себе совершенство, и хотя есть причина всякого священного чина, впрочем несравненно выше всего священного.

3. Итак, очищаемые, по моему мнению, должны соделываться совершенно чистыми, и чуждыми всякой разнообразной примеси; просвещаемые должны исполняться Божественным светом, дабы возвыситься чистейшими очами ума до созерцательного состояния и силы; наконец совершенствуемые, возвышаясь над несовершенным, должны соделываться участниками в усовершающем познании созерцаемых тайн. А очищающие, так как совершенно чистые, должны уделять другим от собственной чистоты; просвещающие, как тончайшие умы, способные принимать свет и сообщать его, и, совершенно полные священного сияния, должны повсюду обильно изливать свет на достойных его; наконец совершенствующие, как способнейшие сообщать совершенство, должны совершенствуемых посвящать в священнейшее познание созерцаемых тайн. Таким образом каждый чин Иерархии, по мере своих сил, принимает участие в делах Божественных, совершая благодатию и силою, дарованною от Бога, то, что находится в Божестве естественно и вышеестественно и совершается непостижимо, и что наконец открыто для того, чтобы умы боголюбивые подражали тому.

ГЛАВА IV
Что означает наименование Ангелов?

1. Сделав определение Иерархии, как я думаю, справедливое, теперь следует нам изъяснить Ангельскую Иерархию, и посмотреть духовными очами на те священные изображения ее, которые встречаются в Писании, дабы посредством сих таинственных изображений приблизиться к Богоподобной их простоте, и прославить Виновника всякого священно-начальнического знания священнейшими хвалами и благодарениями, достойными Его. Прежде всего несомненно то, что высочайшее Божество, по благости Своей, представив Себе все сущности вещей, воззвало их к бытию; ибо Виновнику всего, как высочайшей благости, свойственно призывать существа к общению с Собою, к какому только каждое из них способно. Итак, все управляется промыслом высочайшего Виновника всяческих. Ибо иначе и не существовало бы, если бы не было причастно сущности и начала всего существующего. Посему-то и все неодушевленные вещи по своему бытию причастны сей сущности, потому что бытие всего заключается в бытии Божества; существа одушевленные причастны животворной и превышающей всякую жизнь силы Божества; словесные же и духовные существа причастны самосовершенной и пресовершенной мудрости Его, превосходящей всякое слово и понятие. И потому понятно, что близкие к Божеству существа суть те, которые более всех причастны Ему.

2. Потому святые Чины небесных существ ближайшим общением с Божеством имеют преимущество пред существами, не только неодушевленными и живущими жизнию неразумною, но и пред существами разумными, каковы мы. Ибо, если они умственно стремятся к Богоподражанию, духовно взирают на Божественный первообраз, и стараются сообразовать с Ним духовную свою природу: то без сомнения имеют ближайшее с Ним общение, потому что они постоянно деятельны, и влекомые Божественною, сильною и неуклонною любовию, всегда простираются вперед, невещественно и без всякой сторонней примеси принимают первоначальные озарения, и, сообразуясь с тем, ведут и жизнь совершенно духовную. Итак, небесные Чины преимущественно и многоразлично причастны Божеству, преимущественно и многоразлично и открывают Божественные тайны. Вот причина, почему они исключительно пред всеми удостоены наименования Ангелов: они первые получают Божественное озарение, и чрез них уже даются нам откровения. Так по учению Богословия чрез Ангелов преподан нам закон (Гал.3:19. Деян.7:53). Так Ангелы руководили к Богу (Мф.2:13. Деян.11:13. Дан.7:10) мужей, прославившихся прежде закона, и отцев наших, живших после закона, руководили, или внушая им, что должно делать, и от заблуждения и жизни мирской приводя их на правый путь истины, или открывая им священные чины, или объясняя сокровенные видения премирных тайн, и некоторые Божественные предсказания.

3. Если же кто скажет, что некоторым Святым являлся Сам Бог непосредственно: тот пусть узнает из ясных слов Св. Писания (1Ин.4:12. Быт.3:8. Быт.18:1), что сокровенного Божиего никто не видал, и никогда не увидит; но что Бог являлся Святым в известных видениях, достойных Его, и сообразных с свойством тех, которым были сии святые видения. А то видение, которое проявляло в себе, как в образе, подобие ничем неизобразимого Божества, справедливо называется в Божием слове Богоявлением; потому что оно видящих возводило к Богу, поколику просвещало их Божественным озарением, и свыше открывало им нечто Божественное. Сии Божественные видения славным отцам нашим были открываемы посредством небесных Сил. Так, священное предание не говорит ли, что и святое законоположение Самим Богом дано Моисею, дабы научить нас той истине, что оно есть отпечаток Божественного и священного закона? Но то же слово Божие ясно научает и тому, что сей закон преподан нам чрез Ангелов, как бы порядок Божественного законоположения требовал того, чтобы низшие были приводимы к Богу высшими. Ибо высочайший Виновник чиноначалия предначертал такой закон, чтобы в каждой Иерархии не только у высших и низших, но и у состоящих в одном чине, были первые, средние и последние Чины и Силы, и чтобы ближайшие к Богу были для низших тайнодействователями и руководителями в просвещении, приближении к Богу и общении с Ним.

4. Я примечаю еще, что самое Божественное таинство воплощения Иисуса было первоначально открыто Ангелам; а потом уже чрез них сообщена и нам благодать познания Его. Так Божественный Гавриил возвестил Захарии священнику (Лк.1:13), что по благодати Божией, имеющий от него сверх чаяния родиться сын, будет Пророком приближающегося миру благого и спасительного Божественного воплощения Иисусова; а Марии, каким образом совершится в ней Божественное таинство неизреченного зачатия Бога. Другой Ангел сказал Иосифу, что истинно исполнилось то, что было обещано Богом праотцу Давиду. Также Ангел благовествовал пастырям, как людям, очищенным уединением и тишиною, и вместе с ним многочисленное воинство небесное передало земнородным известное хвалебное славословие. Но посмотрим и на высшие откровения в Писании. Так я вижу, что и Сам Иисус, высочайший Виновник пренебесных существ, принявший наше естество без всякой перемены Божества, не нарушает установленного Им и избранного порядка в человечестве, но с покорностию подчиняет Себя распоряжениям Бога-Отца, приводимым в исполнение Ангелами. Чрез Ангелов возвещается Иосифу предопределенное Отцем бегство Сына в Египет, и возвращение оттуда в Иудею. При посредстве Ангелов Иисус выполняет определения Отца. Я не хочу говорить тебе, как знающему о том, что сказано в нашем Святом Писании об Ангеле, укреплявшем Иисуса, или что Сам Иисус, для нашего спасения вчиненный в число благовестников, назван Ангелом великого совета (Ис.9:6); ибо Сам Он как Ангел говорит, что все, что Он слышал от Отца, возвестил нам.

ГЛАВА V
Почему все небесные Существа вообще называются Ангелами?

Итак, вот, по моему разумению, причина, почему небесные Чины называются именем Ангелов в Писании. Теперь, по моему мнению, должно исследовать, почему богословы называют Ангелами все вообще небесные существа (Пс.102:20. Мф.25:31), тогда как они при изъяснении чиноначалия премирных оных существ, чином Ангельским собственно называют чин последний, который окончательно заключает Божественную небесную Иерархию, а выше оного поставляют чины Архангелов, Начала, Власти, Силы, и другие высшие существа, упоминаемые в Св. Писании. Я думаю, что во всякой степени Священного чиноначалия чины высшие имеют свет и силы чинов низших, а последние не имеют того, что принадлежит высшим. Потому богословы называют Ангелами и святейшие чины высших существ; ибо и сии открывают и сообщают также нам первоначальный Божественный свет. Напротив, нет причины последний чин небесных умов называть Началами, или Престолами, или Серафимами: потому что он не имеет того, что принадлежит сим высшим силам. Как тот возводит наших Святейших Иерархов к свету, восприятому им самим от Бога, так и сии высшие его всесвятые силы возводят к Богу последний чин Ангельской Иерархии.

Может быть, кто-нибудь скажет, что имя Ангела есть обще всем небесным силам потому, что все они более или менее причастны Божеству, и сообщаемому от Него свету, но дабы наше учение было яснее, то мы благоговейно рассмотрим высокие свойства каждого небесного чина, как они открыты в Писании.

ГЛАВА VI
Какой чин небесных Существ есть первый, какой средний и какой последний?

1. Сколько чинов небесных Существ, какие они, и каким образом у них совершаются тайны священноначалия, — в точности знает это, как я думаю, один Бог, Виновник их Иерархии. Знают также и они сами свои собственные силы, свой свет, священное их и премирное чиноначалие. А нам нельзя знать тайны пренебесных Умов и святейшие их совершенства. Можно сказать об этом столько, сколько Бог открыл нам чрез них же самих, как знающих себя. Итак, я ничего не буду говорить от себя, но по возможности предложу то, что нам известно из Ангельских явлений, бывших святым богословам.

2. Слово Божие все небесные Существа для ясности обозначает девятью именами. Наш Божественный руководитель разделяет их на три тройственные степени. Находящиеся в первой степени всегда предстоят Богу (Ис.6:2,3. Иез.1) теснее и без посредства прочих с Ним соединены: ибо святейшие Престолы, многоочитые и многокрылатые чины, называемые на языке евреев Херувимами и Серафимами, по изъяснению Священного Писания, находятся в большей и непосредственнейшей пред другими близости к Богу. О сей-то тройственной степени наш славный Наставник говорит как о единой, единокупной и истинно первой Иерархии, которой нет Богоподобнее и ближе к первому озарению от первоначального Божественного света. Вторая степень содержит в себе Власти, Господства и Силы; третья и последняя в небесной Иерархии содержит чин Ангелов, Архангелов и Начал.

ГЛАВА VII
О Серафимах, Херувимах и Престолах, и о первой их Иерархии

1. Принимая такой порядок святой Иерархии, мы говорим, что каждое наименование небесных Умов показывает Богоподобное свойство каждого из них. Так святое наименование Серафимов, по мнению знающих еврейский язык, означает или пламенеющих, или горящих, а название Херувимов — обилие познания, или излияние мудрости. Итак, справедливо в первую из небесных Иерархий посвящаются Существа высшие, так как она имеет чин высший всех — особенно потому, что к ней, как к ближайшей к Богу, первоначально относятся первые Богоявления и освящения. Горящими же Престолами и излиянием мудрости называются небесные Умы потому, что имена сии выражают Богоподобные их свойства. Ибо, что касается до наименования Серафимов, то оное ясно показывает непрестанное и всегдашнее их стремление к Божественному, их горячность и быстроту, их пылкую, постоянную, неослабную и неуклонную стремительность, — также их способность действительно возводить низших в горние, возбуждать и воспламенять их к подобному жару; равно как означает способность, опаляя и сожигая, таким образом очищать их, — всегда открытую, неугасимую, постоянно одинаковую, светообразную и просвещающую силу их, прогоняющую и уничтожающую всякое омрачение. Наименование же Херувимов означает их силу — знать и созерцать Бога, способность принимать высший свет и созерцать Божественное благолепие при самом первом его проявлении, мудрое их искусство — преподавать и сообщать обильно другим дарованную им самим мудрость. Наконец, наименование высочайших и превыспренних Престолов означает то, что они совершенно изъяты от всякой низкой привязанности земной; что они, постоянно возвышаясь над всем дольним, премирно стремятся в горние, и всеми силами неподвижно и твердо прилеплены к Существу истинно Высочайшему, принимая Божественное Его внушение во всяком бесстрастии и невещественности; означает также то, что они носят Бога, и раболепно выполняют Божественные Его повеления.

2. Таково, как мы думаем, изъяснение имен сих небесных Существ. Теперь следует сказать о том, какая, по нашему мнению, их Иерархия. Уже достаточно, думаю, нами сказано, что цель всякой Иерархии состоит в неуклонном подражании Богу, и что деятельность всякой Иерархии делится на священное принятие самими ими, и сообщение другим истинного очищения, Божественного света и совершенствующего звания. Теперь же я хочу сказать, сообразно с достоинством оных превыспренних Умов, о том, каким образом священная их Иерархия описывается в Св. Писании. Должно полагать, что первые Существа, которые следуют после осуществляющего их Божества, и занимают место как бы в преддвериях оного и превосходят всякую видимую и невидимую сотворенную силу; Существа сии составляют, так сказать, домашнюю у Бога и во всем сходную с Ним Иерархию. Ибо должно думать, что, во-первых, они суть существа чистые, не потому только, что они свободны от пятен и нечистот порока, или, что не имеют никаких чувственных мечтаний, но потому, что они превыше всего низкого, чище всего священного их низшего, и даже, по своей высочайшей чистоте, стоят выше всех самых Богоподобных сил; и что они, по причине неизменяемости любви своей к Богу, постоянно соблюдают чин свой в непринужденной и всегда одинаковой деятельности, и совершенно непреклонны к изменению на худшее, но сохраняют основание Богоподобной своей природы всегда непоколебимым и неподвижным. Во-вторых, они суть Существа созерцающие, впрочем, не в том отношении, что они созерцают умом чувственные образы или восходят до познания Божества посредством различных изображений, встречающихся в Св. Писании, — но в том, что они обладают совершенно простым знанием высочайшего Света и исполнены, по возможности, созерцания источной, первоначальной, непостижимой и Триипостасной красоты; удостоены также общения с Иисусом, не в священных образах, образно отпечатлеющих Божественное подобие, но, как истинно близкие к Нему, чрез непосредственное участие в познании Божественных Его советов; и притом в самой высшей степени им дарована способность подражать Богу, и сколько возможно, они имеют ближайшее общение с Божественными и человеческими свойствами Иисуса. Равным образом, они совершенны, но не потому, что просвещены знанием разрешать различные священные символы, а потому, что исполнены первого и преимущественного общения с Богом, сообразно с высшим, какое только возможно для Ангелов, познанием Божественных дел Его. Ибо не чрез другие святые существа, но от Самого Бога освящаются, так как они непосредственно, по своей всепревышающей силе и чину, устремлены к Нему, и по своей высочайшей чистоте навсегда в Нем утверждены; а по своей невещественной и духовной красоте допускаются, сколько возможно, к созерцанию Бога, и как первые, ближайшие к Богу и особенно Им освящаемые, Существа научаются от Него Самого премудрым причинам Божественных дел Его.

3. Посему-то Богословы ясно показывают, что низшие чины небесных Существ познанию Божественных дел справедливо научаются от Существ высших; а сии, как всех высшие, Божественным тайнам научаются, сколько возможно, у Самого Бога. Ибо одни из сих Существ, как представляют Богословы, научились от высших той тайне, что вознесшийся на небеса в человеческом виде — есть Господь небесных Сил и Царь славы; другие же, недоумевая о Самом Иисусе, и желая узнать тайну Его Божественного домостроительства, непосредственно научаются и получают откровение от Самого Иисуса о высочайшей любви Его к роду человеческому. Аз, сказано, глаголю правду и суд спасения (Ис.63:1). Достойно для меня удивления и то, что даже и первые из небесных Существ и столько превышающие всех прочих, подобно существам средним, с благоговением желают Божественного озарения. Ибо они не тотчас спрашивают: почто червлены ризы твоя? но прежде сами в себе недоумевают, показывая тем, что хотя они и сильно желают узнать Божественное таинство, но не спешат предварить просвещения, ниспосылаемого на них Богом. Итак, первая Иерархия небесных Умов, посвящаемая от Самого Началосовершенства, тем самым, что она непосредственно устремлена к Нему,- исполненная, сколько возможно, святейшего очищения, обильного света и совершеннейшего освящения, — очищается, просвещается и совершенствуется, будучи не только совершенно непричастна привязанности к земному, но и исполнена первоначального света, участвуя в первоначальном знании и ведении. Итак, прилично теперь кратко сказать, что причастие Божественного знания и есть очищение, просвещение и совершение; ибо оно, некоторым образом, очищает от неведения, сообщая по достоинству познание совершенных тайн. Сим же самым Божественным знанием, коим очищает, оно вместе и просвещает ум, не знавший прежде того, что открывается ему теперь чрез озарение свыше, и наконец, тем же самым светом совершенствует, доставляя твердое познание пресветных тайн.

4. Такова, по моему разумению, первая Иерархия небесных Существ. Она находится непосредственно окрест Бога и близ Бога, просто и непрестанно устремлена в вечное познание Его, по высочайшему, приличному Ангелам, всегда деятельному свойству; так что она ясно созерцает многие и блаженные видения, освещается простыми и беспосредственными озарениями и насыщается Божественною пищею, обил

Об ангелах и демонах. Святитель Кирилл Иерусалимский

Святитель Кирилл Иерусалимский

Об ангелах и демонах

Из Поучений Огласительных и Тайноводственных

… Первый виновник греха и отец зла (Ин. 8, 44) есть диавол. Это сказал Господь, а не я. Яко диавол исперва согрешает (1 Ин. 3, 8). Прежде его никто не согрешил. Согрешил же он не потому, что от природы получил необходимую наклонность ко греху (иначе причина греха падала бы на того, кто таковым сотворил его); он, будучи сотворен добрым, от собственного произволения сделался диаволом, от действий получив это наименование. Ибо, будучи Архангелом, после уже, по причине клеветы своей, назван диаволом, и быв добрым служителем Божиим, получил себе свойственное имя сатаны, поскольку сатана означает противника. Это не мое учение, но духоносного Пророка Иезекииля. Он, оплакивая его, так говорит: Ты печать уподобления и венец доброты, в раю Божием был ecu (Иез. 28, 12–13). — И несколько после: Был ecu ты непорочен во днех твоих, от коегоже дне создан ecu, дондеже обретошася неправды в те6е (Иез. 28, 15); весьма хорошо сказано: обретошася в тебе, поскольку не отвне привзошло в тебя зло, но сам ты родил его. После он сказал и причину сему: Вознесеся сердце твое в доброте твоей множества ради грехов твоих; и за грехи твои уязвлен ты, и на землю повергох тя (Иез. 28, 17). Согласно с этим говорит Господь в Евангелии: видех сатану, яко молнию с небесе спадша (Лк. 10, 18). Видишь сходство Ветхого Завета с Новым. Он, ниспадши, вместе с собою увлек многих; он возбуждает похоти в тех, которые повинуются ему. От него прелюбодеяние, блуд и всякое другое зло. Чрез него праотец наш Адам изгнан, и вместо рая, приносившего без возделывания дивные плоды, получил землю, произращающую терния…

… Воистину Бог человеколюбив, и никто не возможет достойно изречь Его человеколюбие. И хотя бы все человеческие народы соединились в едино, то и тогда бы даже и отчасти не смогли поведать человеколюбия Божия. Ибо мы из Писания возвещаем только часть некоторую о милосердии Божием к людям, но не знаем еще, сколько явил Он снисхождения и самим Ангелам. Так снисходит Он и им, поскольку един только безгрешен Иисус, очищающий грехи наши.

Из Огласительного поучения второго

Порок подражает добродетели, и плевелы стараются показаться пшеницей. По виду, правда, похожи они на пшеницу, но способные различать, узнают их при вкушении. И диавол преобразуется в Ангела светла не для того, чтобы прийти в первобытное свое состояние, но чтобы обольстить людей (ибо имея сердце твердое, как наковальня, он и волю имеет, не могущую уже раскаяться), чтобы ведущих равноангельскую жизнь облагать мраком слепоты и смертоносным распространением неверия. Много ходит волков в одежде овечьей; одежду овец имеют они, но не имеют их копыт и зубов. Будучи покрыты кожей кроткого животного и наружностью обольщая простых людей, они испускают из челюстей своих гибельный яд нечестия. Итак, нужна нам благодать Божественная, мысль бодрая и очи осмотрительные, чтобы по неведению не съесть вместо пшеницы плевел и не потерпеть нам вреда, чтобы не попасть на волка, приняв его за овцу, и чтобы не сделаться пищей злотворного диавола, приняв его за благодетельного Ангела. Ибо он, по словам Писания, ходит как рыкающий лев, иский кого поглотити (1 Петр. 5, 8). Для того предлагает наставления Церковь, для того и делаются настоящие поучения, для того бывает чтение Священного Писания.

Из Огласительного поучения четвертого

… Мы говорим не все, сколько бы надлежало говорить о Боге (ибо это Ему только одному известно), но сколько возможно для естества человеческого и сколько слабость наша снести может. Ибо мы не изъясняем, что такое есть Бог, но искренно признаемся, что мы не имеем совершенного ведения о Нем. Ибо в вещах Божественных великое есть знание — сознавать свое незнание. Итак, возвеличите Господа со мною, и вознесем имя Его вкупе (Пс. 33, 4), общими силами все (ибо одному невозможно); да если и все соединимся, то и тогда не сделаем этого так, как должно. Я не говорю о вас одних, здесь находящихся, но даже если бы собрались все овцы всей вселенской Церкви, теперь существующей и будущей, то и тогда не могли бы они достойно воспеть Пастыря своего…

Но скажет кто-либо: если существо Божие непостижимо, то для чего же тебе говорить об этом? Но неужели потому, что я не могу выпить всей реки, не буду и умеренно для пользы моей брать воды из нее? Неужели потому, что глаза мои не в состоянии вместить всего солнца, и столько, сколько нужно для меня, не смотреть мне на него? Неужели потому, что я, вошедши в какой-нибудь большой сад, не могу съесть всех плодов, хотел бы ты, чтобы вышел я из него совершенно алчущим? Хвалю и прославляю Сотворившего нас. Ибо на это есть повеление Божественное, говорящее: всякое дыхание да хвалит Господа (Пс. 150, 6). Прославлять Владыку хочу я теперь, но не исследовать (существо Его). Знаю, что я не в состоянии достойно прославлять Его; впрочем, почитаю делом благочестия и то, если всемерно буду стараться о том. Снисходит моей слабости Господь Иисус, когда говорит: Бога никтоже виде нигдеже (Ин. 1, 18).

Что же, скажет кто-либо, не написано ли: яко Ангели малых выну видят лице Отца Моего, Иже на небесех (Мф. 18, 10). Ангелы видят Бога не так, как Он Сам в Себе есть, но сколько они вместить могут. Ибо Сам Иисус говорит: не яко Отца видел есть кто, токмо Сый от Бога, Сей виде Отца (Ин. 6, 46). Итак, видят Его Ангелы, сколько вместить могут, и Архангелы, сколько возможно для них, также Престолы и Господства видят Его, хотя больше первых, впрочем, меньше, нежели сколько должно. А видеть, как должно, может только с Сыном Дух Святый. Ибо Он вся испытует, и познаёт, и глубины Божия (1 Кор. 2, 10). Также и Единородный Сын познаёт Отца вместе с Духом Святым, как должно. Ибо ни Отца кто знает, говорит Он, токмо Сын, и емуже аще волит Сын открыти (Мф. 11, 27); видит Он Бога, как должно, и открывает Его вместе с Духом чрез Духа, сколько каждый вместить может. Поскольку Единородный Сын, равно как и Дух Святый, общее имеют с Отцом Божество, то Рожденный без изменения прежде времен вечных знает Родившего, и Родивший знает Рожденного. Итак, когда не знают Ангелы (ибо Единородный Сын вместе с Духом Святым, чрез Духа Святого открывает каждому по мере способности каждого), то никому из человеков не следует стыдиться — сознавать свое неведение…

Из Огласительного поучения шестого

… Итак, мы веруем во Единого Отца Бога неисследимого и неизглаголанного, Которого никтоже виде из человеков: Единородный только Сын исповеда (Ин. 1, 18). Ибо Сый от Бога, Сей виде Отца, Которого лице Ангели выну зрят на небесех (Ин. 6, 46); притом зрят оное каждый соразмерно своему чину, а в полном свете зреть Отца собственно предоставлено Сыну со Святым Духом.

Из Огласительного поучения седьмого

… Божественное Писание и учение истины признают Единого Бога, Который хотя над всем владычествует Своим могуществом, но многое также терпит по Своему изволению. Он владычествует и над идолопоклонниками, но терпит их по Своему незлобию. Владычествует и над отметающимися Его еретиками, но терпит их по великому Своему снисхождению, владычествует и над диаволом, но и сего терпит: терпит не по слабости, будто бы побеждаем был от него. Ибо диавол есть начало создания Господня (Иов. 40, 14), которое соделалось предметом посмеяния, впрочем не для Самого Бога (так как это не достойно Его), но для Ангелов, Им же сотворенных. Бог попустил продолжать жизнь диаволу по двум причинам, то есть чтобы диавол, быв побежден, большему подвергся посрамлению, а люди получили венцы. О Всемудрое Божие Провидение! Злую волю Оно обращает в средство ко спасению верующих. Ибо как братоненавистное намерение братьев Иосифа Оно обратило в средство Собственного Своего домостроительства, и попустивши им продать по ненависти брата, открыло случай к возведению на царство того, кого Оно само хотело, равно и диаволу попустило вести брань против людей, чтобы победившие удостоились венцов, и чтобы по одержании победы сам он, как побежденный слабейшими, большему подвергся посрамлению, а люди более прославились, так как победили того, кто был некогда Архангелом.

Из Огласительного поучения восьмого

Невозможно видеть Бога телесными очами, ибо бестелесное не может быть предметом зрения телесного, и это засвидетельствовал Сам Единородный Сын Божий, Который говорит: Бога никтоже виде нигдеже (Ин. 1, 18), ибо хотя бы кто на основании написанного у Иезекииля и сделал нам возражение, однако что говорит Писание? Видел Иезекииль подобие славы Господни, а не Самого Господа; подобие славы, а не саму славу, какова она сама в себе есть. И узрев только подобие славы, а не саму славу, пал он на землю от страха. Если же виденное подобие славы приводило Пророков в страх и трепет, то конечно бы и жизни лишился тот, кто осмелился бы зреть Самого Бога, так как сказано: никтоже узрит лице Мое, и жив будет (Исх. 33, 20)… И почему удивляешься, что Иезекииль, увидев подобие славы, пал, когда Даниил, узрев Гавриила, служителя Господня, вдруг пришел в ужас и пал на лице, и, доколе Ангел не принял на себя подобия человеческого, Пророк не смел отвечать? Итак, если явившийся Гавриил приводил Пророков в трепет, то не погибли ли бы все, если бы узрели Самого Бога в существе Его?

Итак, невозможно видеть Существа Божия телесными очами…

Хочешь ли знать, что постигнуть естество Божие невозможно? Скажут тебе об этом три отрока, в огненной пещи хвалившие Бога: Благословен ecu видяй бездны, седяй на Херувимех (Дан. 3, 54). Скажи мне, какое естество Херувимов, и тогда уже рассматривай Седящего на них. Хотя Пророк Иезекииль и сделал им возможное описание, сказав, что каждый имеет четыре лица: человеческое, львиное, орлиное и тельчее, и каждый имеет шесть крил, и очи у них отвсюду, и под каждым находится четверочастное колесо (Иез. 1, 6, 10; Ис. 6, 2; Иез. 10, 12; Иез. 1, 15, 17), однако же читая это сделанное Пророком описание, мы постигнуть его не можем; если же не можем постигнуть Престола, о котором уже Пророк сказал, то можем ли постигнуть Седящего на нем и невидимого и неизреченного Бога? Невозможно исследовать естества Божия, но можно воссылать Ему славословия о видимых Его творениях…

Из Огласительного поучения девятого

Рече Господь Господеви моему: седи одесную Мене (Пс. 109, 1). Господь Господу cиe говорит, не рабу, но Господу всего, Своему же Сыну, Которому вся покори; внегда же рещи, яко вся покорена суть Ему, яве, яко разве покоршаго Ему вся (1 Кор. 15, 27), и проч. да будет Бог всяческая во всех (1 Кор. 15, 28). Единородный Сын есть Господь всех, Сын Отцу послушный, не восхитивший господство, но естественно получивший его от Самовластителя. И Сын не восхитил, и Отец не отказывал в даянии. Сын Сам говорит: вся Мне предана суть Отцем Моим. Предана Мне (Мф. 11, 27) не так, как прежде не имевшему, и Я храню сие тщательно, ничего не отнимая у Давшего.

Итак, Сын Божий есть Господь, Господь, Который родился в Вифлееме иудейском, как Ангел возвестил пастырям: благовествую вам радость велию, яко родися вам днесь Христос Господь во граде Давидове (Лк. 2, 10–11). В другом месте некто из Апостолов говорит о Нем: слово еже посла Сыном Израилевым, благовествуя мир Иисус Христом, Сей есть всем Господь (Деян. 10, 36). Когда же Он говорит всем, то ничего не исключай из владычества Его, хотя бы то были Ангелы, или Архангелы, или Начала, или Власти (Кол. 1, 16; Еф. 1, 21), или иное что, называемое Апостолами, сотворенных — все находится под владычеством Сына. Он есть Господь Ангелов, как писано в Евангелии: тогда остави Его диавол, и се Ангели приступиша, и служаху Ему (Мф. 4, 11), ибо не сказано, что помогали Ему, но служаху Ему, что означает рабское состояние. Когда Он восхотел родиться от Девы, тогда служил Ему Гавриил, вступив в свое достоинство для служения Ему. Когда Он восхотел идти во Египет, чтобы сокрушить рукотворенных богов Египетских, опять Ангел является во сне Иосифу. По распятии и воскресении Его Ангел благовествовал и говорил женам, как добрый служитель: шедше рцыте учеником Его, яко воста от мертвых, и варяет вы в Галилеи. Се, рех вам (Мф. 28, 7). Как бы так сказал: я не нарушил повеления, подтверждаю, что это вам сказано, потому, если вы сие презрите, то не я буду виновен, но презревшие. Итак, сей Иисус Христос есть един Господь, о Нем и нынешнее чтение говорит: Аще бо и суть глаголемии бози мнози, или на небеси, или на земли и проч., но нам един Бог Отец, из Негоже вся, и мы у Него; и един Господь Иисус Христос, Имже вся и мы Тем (1 Кор. 8, 5–6).

Из Огласительного поучения десятого

… Отец родил Сына не так, как бы кто из людей подумал, но так, как Сам Он один знает… Да не только мы одни не знаем рождения Сына от Отца, но и вся сотворенная природа. Повеждь земли, аще ти скажет (Иов. 12, 8)? И если от всего находящегося на земли ты начнешь исследовать, то ничто не сможет сказать об этом. Ибо земля не может сказать о существе Создавшего и Образовавшего ее… Само небо сего не изъяснит. Ибо и небо мановением Отца чрез Христа яко дым утвердися (Ис. 51, 6)… Итак, для чего тебе смущаться, человек, если не знаешь того, чего не знают и небеса! Да не только небеса не знают этого рождения, но и все Ангельское естество. Ибо если бы кто, если бы только это было возможно, взойдя на первое небо и рассмотрев состояние находящихся там Ангелов, приступив к ним, спросил, как родил Бог Сына Своего, думаю, они сказали бы: над нами выше есть большие, тех спроси. Взойди теперь на второе и третье небо, достигни, если можешь, до Престолов и Господствий, Начал и Властей. Если бы и до них достиг, что невозможно, то и они отрекутся и не скажут тебе, потому что не знают.

Всегда я удивлялся любопытству тех дерзновенных, которые чрез мнимое благочестие впадают в нечестие. Ибо не зная ни Престолов, ни Господствий, ни Начал и Властей, сотворенных Христом, осмеливаются любопытствовать о Творце их. Скажи мне наперед ты, дерзновенный, какое различие между Престолами и Господствиями? И тогда любопытствуй о Христе. Скажи мне, что такое есть Начало, Власть, Сила, Ангел? И тогда любопытствуй о Создателе их. Ибо вся Тем быша (Ин. 1, 3). Но ты не хочешь или не можешь вопрошать Престолы и Господствия. Кто иной знает глубины Божия (1 Кор. 2, 10), кроме одного Духа Святого, изглаголавшего Божественное Писание? Но и Сам Дух Святой не изъяснил в Писании рождения Сына от Отца. Итак для чего же ты любопытствуешь о том, чего и Дух Святой не сказал в Писании? Не зная и написанного, ты любопытствуешь о том, что не написано. В Божественном Писании много находится предметов для изыскания, и написанного мы не понимаем. Для чего же любопытствовать нам о том, чего не написано? Довольно нам знать, что Бог родил Единого только Сына.

Не стыдись сознавать своего незнания, ибо ты не знаешь того, чего не знают Ангелы. Один Родивший знает Рожденного, и Родившийся от Него знает Родившего…

Итак, мы веруем во единаго Господа Иисусa Христа, Сына Божия Единороднаго, Иже от Отца рожденнаго, Бога истинна прежде всех век, Имже вся быша; аще Престоли, аще Господствия, аще Начала, аще Власти (Кол. 1, 16); вся Тем быша (Ин. 1, 3) и нет ничего из сотворенного, что бы изъято было из власти Его. Да умолкнет всякая ересь, вводящая различных создателей и миротворителей. Да умолкнет язык, хулящий Христа Сына Божия… Да умолкнут те, которые, желая восхитить достоинство у Единородного, говорят, что мир есть творение Ангелов. Ибо видимая и невидимая, — аще Престоли, аще Господствия (Кол. 1, 16), или как бы что ни называлось — вся Христом быша. Он царствует над всем сотворенным от Него, царствует не чужое стяжание восхитив, но царствует над собственными Своими творениями, как сказал Евангелист Иоанн: Вся Тем быша, и без Него ничтоже бысть, еже бысть (Ин. 1, 3). Вся Тем быша, так как Отец творил чрез Сына.

Хотел бы я и пример представить вам на сказанное, но знаю, что он будет слаб. Ибо из видимых вещей что может служить примером для изъяснения Божественной и невидимой силы? Впрочем, от слабых для слабых пусть скажу и пример слабый. Как, если бы какой царь, имеющий сына царя, желая устроить город, поручил сыну своему соцарственнику устроение города и тот бы, получив план, привел к концу начертанное в уме; так, когда Отец восхотел все создать, Сын по мановению Отца все устроил, так что мановением сим вполне сохраняется власть Отца, да и Сын вместе имеет власть над собственными Его тварями, и как Отец не удален от Владычества над Своими тварями, так и Сын царствует над тварями, не другим кем-либо сотворенными, но Им Самим. Ибо не Ангелы, как я сказал, создали мир, но Единородный Сын, рожденный прежде всех веков, как и сказано: Имже вся быша, не исключая ни одной твари Его. И сего сказанного мною по благодати Христовой пока довольно.

Обратившись опять к Символу веры, окончим теперь наше слово. Все сотворил Христос — и Ангелов, и Архангелов, и Господствия, и Престолы, не потому, что Отец не мог бы Сам создать тварей, но потому, что восхотел, чтобы Сын царствовал над сотворенным от Него, Сам показывая Ему образец творения. Ибо Единородный, воздавая честь Своему Отцу, говорит: не может Сын творити о Себе ничесоже, аще не еже видит Отца творяща. Яже бо Он творит, сия и Сын такожде творит (Ин. 5, 19), также: Отец Мой доселе делает, и Аз делаю (Ин. 5, 17), так что нет ничего противоположного в делах производимых. Моя вся Твоя суть, и Твоя Моя (Ин. 17, 10), говорит во Евангелии Господь…

Итак, Христос есть Единородный Сын Божий и Творец мира. В мире бе, и мир Тем бысть (Ин. 1, 10); и: во Своя прииде (Ин. 1, 11), как учит нас Евангелие. Христос не только видимых, но и невидимых есть творец, мановением Отца. О Нем бо создана быша всяческая (Кол. 1, 16), по словам Апостола, яже на небеси, яже на земли, видимая, и невидимая: аще Престоли, аще Господствия, аще Начала, аще Власти, всяческая Тем, и о Нем создашася. И Той есть прежде всех и всяческая о Нем состоятся (Кол. 1, 17)…

Из Огласительного поучения одиннадцатого

… Да веруем в Иисуса Христа во плоти пришедшего и вочеловечившегося, так как иначе не можем Его постигнуть. Поскольку мы не могли взирать на Него и наслаждаться Им в том Его состоянии, в каком Он был, то Он соделался тем же, что и мы, чтобы таким образом мы удостоились наслаждаться Им. Если не можем во всей полноте видеть солнца, созданного в четвертый день, то как можем видеть Бога, Творца оного? Во огне сошел Господь на гору Синайскую; народ не перенес сего, но рекоша Моисею: глаголи ты с нами, и мы будем слушать, и да не глаголет к нам Бог, да не когда умрем (Исх. 20, 19). И в другом месте: кая бо плоть есть, яже слыша глас Бога живаго глаголюща из среды огня, и жива будет (Втор. 5, 26). Если слышание гласа Бога говорящего бывает причиною смерти, то как же не причинит смерти видение Самого Бога? Да чему и дивиться? Сам Моисей сказал: пристрашен есмь и трепетен (Евр. 12, 21).

Итак, чего бы ты хотел, того ли, чтобы Пришедший для спасения соделался виновником погибели, так как люди не могут снести Его явления, или того, чтобы Он сообщил нам благодать Свою? Даниил не снес видения Ангела, и ты ли можешь зреть Господа Ангелов? Явился Гавриил, и Даниил упал. И каков же был явившийся и в каком виде? Лице его было аки зрение молнии (Дан. 10, 6), а не как солнце, очи же его аки свещи огненны, а не как пещь огненная; глас же словес его, аки глас народа, а не как глас двенадцати полков Ангельских. И однако же Пророк упал. Ангел, подойдя к нему, сказал: не бойся, Данииле (Дан. 10, 12), восстань, мужайся, услышана быша словеса твоя (Дан. 10, 12). Даниил говорит: востах трепетен (Дан. 10, 11). Но он не прежде начал отвечать, пока не коснулось его нечто подобное руке человеческой. Когда явившийся переменился в зрак человечь (Дан. 10, 18), тогда начинает говорить Даниил. И что же говорит он? Господи, в видении Твоем обратися утроба моя во мне (Дан. 10, 16): сила и дыхание не оста во мне (Дан. 10, 17). Если явление Ангела лишило Пророка голоса и силы, то явление Бога оставит ли в тебе дыхание? Доколе, говорит Писание, не прикоснеся мне яко зрак человечь (Дан. 10, 18), Даниил не приходил в себя. Итак, когда показан был опыт немощи нашей, Господь приял на Себя то, в чем имел нужду человек. Поскольку человек мог слышать только от подобного ему лица, то Спаситель принял на Себя подобное тому естество, чтобы удобнее научить людей.

Из Огласительного поучения двенадцатого

Егда же приидет, говорит Христос, Сын Человеческий в славе Своей, и вcu Ангели с Ним (Мф. 25, 31). Смотри, человек, при коликих свидетелях предстанешь ты на суд: весь род человеческий будет находиться там. Представь же, сколь многочисленно племя Римское; представь, сколь многочисленны другие грубые народы, ныне существующие, и сколько их за сто лет умерло; представь, сколько погребено за тысячу лет; представь людей, начиная от Адама до сего дня: велико множество их, но оно еще мало, в сравнении Ангелами, которых более. Их девяносто девять овец; а род человеческий есть одна только овца: ибо по тому, как обширно место, должно судить и о многочисленности обитателей. Населяемая нами земля есть как бы некоторая точка, находящаяся в средине одного неба; посему окружающее оную небо столь же большее имеет число обитателей, сколько большее пространство; а небеса небес содержат необъятное число их. А что написано: тысяща тысящ служаху Ему, и тьмы тем предстояху Ему (Дан. 7, 10); сие не потому, чтобы такое именно было число, но потому, что большего числа Пророк изречь не мог. Будет тогда на суде Бог, Отец всех, с Ним воссядет Христос, и вместе с Ними Святый Дух. Труба Ангельская призовет всех нас с нашими делами. Не должны ли мы сего одного устрашиться? Не почитай, человек, маловажным и немучительным для тебя наказанием, быть осужденным при толиком числе! Не желаем ли мы часто лучше умереть, нежели быть осужденными от друзей?

Из Огласительного поучения пятнадцатого

… Велик, в дарованиях всемогущ и чуден Дух Святый. Помысли, сколько вас находится теперь, сколько душ здесь! Он действует приспособляясь к каждому: и находясь среди нас, видит каждого свойство, видит мысли и совесть, знает и то, что говорим и о чем помышляем. Велико то поистине, что я сказал о Нем, но это еще мало. Ты, который имеешь ум от Него просвещенный, посмотри, сколько Христиан находится в нашей области и во всей Палестине; потом от сей области обрати мысленный взор на все Римское царство; а после сего посмотри на весь мир, на племена Персидские, на народы Индийские, на Готфов и Сарматов, на Галлов и Гишпанцев, на Мавров и Ливиев и Eфиoпoв и на прочие народы, неизвестные нам. Ибо многих народов не знаем мы и по имени. Посмотри в каждом народе на епископов, пресвитеров, диаконов, монашествующих дев, также и на мирян. Посмотри, как оный великий Предстатель и Раздаятель даров, во всем мире одному дарует чистоту, другому всегдашнее девство, иному расположение к милостыне, другому любовь к нищете, иному силу изгонять противных духов; и как свет одним стремлением луча озаряет все: так и Дух Святый просвещает имеющих очи. Итак, если кто слепотствуя не удостаивается благодати, тот да не укоряет Духа, но свое неверие.

Ты видел Его силу, действующую во всем мире; не останавливайся на земли, но вознесись на высоту; вознесись умом на первое небо, и посмотри там на толикие мириады Ангелов. Вознесись мыслями, если можешь, и выше. Посмотри на Архангелов, посмотри на сих Духов, посмотри на Силы, посмотри на Начала, посмотри на Власти, посмотри на Престолы, посмотри на Господствия. Утешитель для всех их Правитель от Бога и Учитель и Освятитель. В Нем имеют нужду человеки, Илия, и Елиссей и Исаия; в Нем имеют нужду Ангелы, Михаил и Гавриил. Ничто из сотворенного не имеет равного Ему достоинства. Чины Ангелов и все их в совокупности воинство не имеет равенства со Святым Духом. Все они не видны пред всеблагою силою Утешителя. Они посылаются в служение, а сей испытует и глубины Божия, как говорит Апостол, Дух бо вся испытует, и глубины Божия. Кто бо весть от человек, яже в человеце, точию дух человека, живущий в нем? Такожде и Божия никтоже весть, точию Дух Божий (1 Кор. 2, 10, 11).

Из Огласительного поучения шестнадцатого

… После того иерей возглашает: горе (имеим) сердца. Ибо воистинну в тот страшный час надлежит горе иметь сердце к Богу, а не доле к земле, и к земным вещам… На сие вы ответствуете: имамы ко Господу, согласуясь на оное повеление чрез ваше исповедание…

Далее говорит иерей: благодарим Господа. Поистинне долженствуем благодарить Бога, что нас недостойных призвал в толикую благодать; что врагов сущих примирил нас (Рим. 5, 10); что удостоил нас Духа сыноположения (Рим. 8, 15). На сие говорите вы: достойно и праведно. Ибо воссылая благодарение, мы совершаем достойное и праведное дело: Бог же не по правде, но выше правды действуя, облагодетельствовал нас, и толиких благ сподобил.

Посем воспоминаем небо, землю и море, солнце и луну, звезды и всю тварь, словесную и бессловесную, видимую, и невидимую, Ангелов, Архангелов, Силы, Господствия, Начала, Власти, Престоли, Херувимов многоочитых (Иез. 10, 21 и 1, 6), как бы говоря с Давидом: возвеличите Господа со мною (Пс. 33, 4). Поминаем же и Серафимов, которых Духом Святым видел Исаия, стоящих окрест Божия Престола, и двумя крылами закрывающих лице, двумя же ноги, а двумя летающих, и восклицающих: Свят, Свят, Свят Господь Саваоф (Ис. 6, 2–3). И для того преданное нам от Серафимов Богословие сие повторяем, да соделаемся причастниками песнопения купно с премирными воинствами.

После сего, освятив себя духовными сими песнями, молим Человеколюбца Бога, да ниспослет Святаго Духа на предлежащие дары: да сотворит хлеб убо тело Христово, а вино кровь Христову. Ибо всеконечно то, чего коснется Дух Святый, освящается и прелагается…

Да будет воля Твоя, яко на небеси и на земли. Божественные и блаженные Ангелы Божии творят волю Божию, как Давид воспевая сказал: благословите Господа вси Ангели Его, сильнии крепостию, творящии слово Его (Пс. 102, 20). Посему ты, моляся, говоришь сие в таком значении: как во Ангелах Твоя бывает воля, так и на земли во мне да будет, Владыко!

Из Тайноводственного поучения пятого

Источник текста Поучений Огласительных и Тайноводственных свт. Кирилла Иерусалимского: www.biblicalstudies.ru

Святые отцы об Ангелах

Ангелы

Из энциклопедии «Духовные стороны христианства»

Служебные духи имеют бытие поволе Отца, приводятся в бытиедействием Сына и поддерживаются вбытии присутствием Духа.Назначение же Ангелов — святость ипребывание в святости. СвятительВасилий Великий (6, 224).

Никто из верных не сомневается,что прежде сотворения видимогомира Бог сотворил духовные инебесные силы, которые, зная, чтоони сотворены из небытия длявеликой славы блаженства, поблагости Творца, воссылают Емупостоянное благодарение инепрестанно прославляют Его. ПреподобныйИоанн Кассиан Римлянин (Авва Серен53, 309).

Бог сотворил Ангелов и Архангеловсразу всех одновременно, а их такмного, что они превосходят всякоечисло. Святитель Иоанн Златоуст(40, 774).

После Троицы — светозарныневидимые Ангелы. Они свободноходят вокруг великого престола -быстродвижимые умы, пламень иБожественные духи и усердно служатвысоким велениям Бога. У них нет нисупружества, ни скорбей, их неразделяют друг от друга ни члены, ниобители. Они все единомысленны икаждый тождествен сам с собой: одноестество, одна мысль, одна любовь -вокруг великого Царя Бога. Они неищут утешения ни в детях, ни всупругах, ни в том» чтобы для нихнести сладостные труды. Невожделенно им богатство, невожделенны и те помышления на злое,какие смертным приносит земля. Онине плавают по морям, не сеют вугождение необузданному чреву,этому исходищу греха. У них однасовершеннейшая пища — насыщать умвеличием Божиим и в Светлой Троицечерпать безмерный свет. Одинокуюжизнь проводят эти чистыеслужители чистого Бога. Они просты,духовны, проникнуты светом, не отплоти ведут начало и не обретаютплоти, но пребывают, какими созданы.Для них в девстве уготован путьБогоподобия, ведущий к Богу,согласный с намерениямиБессмертного, Который премудроправит кормилом великого мира. СвятительГригорий Богослов (15, 50).

Ангелам, которые не имеютникакого покрова, подобного нашейплоти, ничто не препятствуетнепрестанно взирать на лине славыБожией. Святитель Василий Великий(4, 264).

Ангелы — бестелесные существа, онине пребывают без преуспеяния, новсегда приемлют славу к славе иразум к разуму. Преподобный ИоаннЛествичник (57, 203).

Ангелы не претерпевают изменения.Нет между ангелами ни отрока, ниюноши, ни старца, они остаются в томсостоянии, в каком сотворенывначале, и состав их сохраняетсячистым и неизменным. СвятительВасилий Великий (4, 272).

Ангелы и душа называютсябесплотными, как не имеющие нашейплоти, называются духом, каксущества тонкие, совершенноотличающиеся от предметов,составляющих вещественный мир. ЕпископИгнатий (Брянчанинов) (110, 76).

Занятие Ангелов славословитьБога Для всего небесного воинстваодно дело — воссылать славуСоздателю (4, 212).

Небесные силы не по природе святы,иначе они не отличались бы отСвятого Духа. Напротив, они — по мерепревосходства одной природы наддругой — имеют от Духа известнуюмеру святости. В понятие сгораниявходит понятие огня, однако иноеесть сжигаемое вещество и иноеогонь; так и в Небесных Силах.Сущность их составляет дух илиневещественный огонь, как написано:»Ты творишь Ангелами Своимидухов и служителями Своимипламенеющий огонь» (Евр. 1,7).Поэтому они ограничены местом ибывают видимы, являясь святым людямв образе своих собственных тел. НоСвятыня, будучи вне их сущности,дает им совершенство через общениеДуха. Сохраняют же свое достоинствопребыванием в добре, как имеющиесвободу в избрании и никогда нетеряющие непрестанного стремленияк истинному благу. Поэтому, еслиотнимем мысленно Духа, расстроятсяангельские лики, истребятсяархангельские начальства, всепридет в смешение. СвятительВасилий Великий (6, 245).

Они (Ангелы) так выразили изапечатлели в себе благо, чтосделались вторичными светами и,посредством излияний и передачипервого Света, могут просвещатьдругих. Служители Божией воли, онисильны как по своей естественной,так и по приобретенной крепости,всё обходят, всем и везде сготовностью предстают по усердию кслужению и по легкости естества. СвятительГригорий Богослов (13, 50).

Как в ясный полдень небо бываетчистым, не затеняясь никакимоблаком, так и природа Ангеловпребывает светлой и блистательной,не омрачаясь никакой похотью. СвятительИоанн Златоуст (35, 303).

У Ангелов нет ни ссор, ни споров,ни недоразумений. Каждый имеет всё,что остальные, и все вмещают в себяполноту совершенства, потому чтоангельское богатство некакое-нибудь ограниченноевещество, которое нужно разделятьдля многих, но невещественноестяжание и богатство разумения. Ипотому совершенства их, во всякомиз них пребывая всецелыми, всехделают равно богатыми. СвятительВасилий Великий (8, 359).

Есть ли на небесах у избранных и уАнгелов вера и надежда? У Ангеловнет ни веры, ни надежды, потому что стого времени, как они утвердились вблагодати, они увидели Того, в Когонадо веровать и на Кого надонадеяться. Они всегда видят лицеОтца Небесного, и в них уже нетместа ни для веры, ни для надежды,ибо вера и надежда имеют своимпредметом невидимое. У избранныхБожиих на небесах также нет веры инадежды, потому что они видят Того,в Кого веровали, и имеют Того, наКого надеялись. И у Ангелов, и уизбранных есть одна лишьбессмертная любовь. СвятительДимитрий Ростовский (103, 73).

Есть Ангелы и Архангелы, Престолы,Господства, Начала и Власти; но неодни эти сонмы существуют нанебесах, а бесконечные полки инеисчислимые племена, которых неможет изобразить никакое слово. СвятительИоанн Златоуст (35, 525).

Хотя служебные духи на небесахнетленны и бессмертны, Бог неблаговолил, чтобы все они состоялив одном чине. Напротив, установлено,чтобы и у Божественных служителейбыли начала, власти и преимущества. ПреподобныйЕфрем Сирин (25, 225).

Девять чинов Ангелов имеютнаименования, сообразно их природеи деятельности — Престолы, Херувимы,Серафимы, Силы,, Господства, Власти,Начала, Архангелы и Ангелы.Называются они бесплотными, потомучто невещественны; умными, так какони — умы; и воинствами, посколькуони «служебные духи» (Евр. 1, 14)Царя Всяческих. Кроме того, ониимеют имена общие и собственные, тоесть называются Силами и Ангелами.Первое есть собственное названиеодного чина, но по деятельностисвоей все девять чинов называютсяСилами, ибо все могут приводить висполнение Божественную волю.Ангелы тоже собственное имя одногоиз чинов, первого от нас и девятогоот Страшного Престола; подеятельности же все называютсяАнгелами (Вестниками), каквозвещающие людям Божественныеповеления. Преподобный ПетрДамаскин (63, 76).

Ангелы, Архангелы, Престолы,Господства, Начала, Власти,Светлости, Восхождения, умные силы,или Умы, имеют чистую, беспримеснуюприроду, непреклонную или трудносклоняемую к злу. (Они) непрестанноликуют вокруг Причины (Бога)… (Они)или от первой Причины озаряютсячистейшим, святейшим озарением,или, по мере естества и чина, инымспособом (от высших к низшим)приемлют озарение. СвятительГригорий Богослов (13, 50).

О семи наивысших Ангелах имеетсяизвестие в Откровении святогоИоанна Богослова, в главе первой,где сказано следующее:»благодать вам и мир от Того,Который есть и был и грядет, и отсеми духов, находящихся передпрестолом Его» (Апок. 1, 4), и еще:»я видел семь Ангелов, которыестояли пред Богом» (Апок. 8, 2). Вкниге Товитовой один из нихговорит: «Я — Рафаил, один из семисвятых Ангелов» (Тов. 12, 15),предстоящих Господу. Эти семьАнгелов по именами по порядку вчине своем исчисляются так: Михаил,Гавриил, Рафаил, Уриил, Селафиил,Иегудиил; Варахиил. Каждый из нихимеет свое особое высшее служение уГоспода Бога. Вкратце, эти служенияпроявляются так:
Михаил1 — служительбожественной славы, страж изащитник чести Божией.
Гавриил2 — служительбожественной крепости и изъявительсокровенных таинств Божиих.
Рафаил3 — служительбожественных исцелений, чудесноизливаемых свыше на немощноеестество.
Уриил4 — служительбожественной любви, свет и огонь,освещающий познанием Бога ивоспламеняющий сердцачеловеческие божественной любовью.
Селафиил5 — служительбожественных молений, всегдамолящийся Богу о роде человеческом,учащий людей усердной,богомысленной и умиленной молитвеи возбуждающий к ней.
Иегудиил6 — служительбожественных хвалений иисповеданий, помощник в трудах иподвигах, укрепляющий тех, которыев чем-либо трудятся ради славыимени Господня, ходатайствующий иготовящий им за это воздаяние отБога.
Варахиил7 — служительбожественных благословений идарований, посылаемых людямблагоутробием Божиим. СвятительДимитрий Ростовский (103, 816) 8 .

1 Евр. — Кто как Бог. ПодобныйБогу.
2 Сила Божия.
3 Врачевание Божие.
4 Огонь или свет Божий,просветитель.
5 Молитвенник Божий.
6 Славящий Бога.
7 Раздаятель благословенияБожия.
8 В Священном Писании названеще Иеремиил — возвышение к Богу(Ездр. 4, 36)

* См. напр. Быт. 22, 10-12; 32, 1, 2;Нав. 5, 13-15; Суд. 6, 11, 12; 3 Цар. 19, 5-7; 4 Цар.1, 3; 1 Пар. 21, 16; Дан. 3, 49, 50.

Бог повелел, чтобы высшие силыслужили пребывающему на земле(человеку) — по причине достоинстваобраза, которым облечен человек.СвятительИоанн Златоуст (39, 908).

Чудесно, что видимый свет, повелению Божию, создан для нас, ноеще чудеснее, что и святые Ангелыслужат нашему спасению. «АнгелГосподень ополчается вокругбоящихся Его» (Пс. 33, 8). «Не всели они суть служебные духи,посылаемые на служение для тех,которые имеют наследоватьспасение?» (Евр. 1, 14). Преисполненим Ветхий Завет, но и в Новом Заветемного такого служения. Ангелблаговествует Пресвятой Деве СынаБожия, грядущего в мир и от Неерождаемого плотью (Лк. 1, 26-38). Ангелявляется Иосифу, Ее обручнику (Мф. 1,20; 2, 13 и 19). Ангел является Захарии иблаговествует зачатие Предтечи (Лк.1, 8-13). Ангел благовествует пастырямРождество Христа, Спасителя мира(Лк. 2, 9-11). Ангелы сидят на гробеВоскресшего Христа и проповедаютженам Воскресение (Лк. 24, 4-6). Ангелыявляются Апостолам при ВознесенииГосподнем и возвещают им ВтороеПришествие Христово (Деян. 1, 10-11).Ангел изводит Петра из темницы(Деян. 12, 7-9). Ангел говорит Филиппу:»Встань и иди» (Деян. 8, 26). Ангелявляется Корнилию сотнику (Деян. 10,1-6)*. О том же повествуетцерковная история. «Ангелхранитель дается всякому верному ивсегда видит лице ОтцаНебесного», пишет ВасилийВеликий. Эти святые и блаженныедухи содействуют нашему спасению,чтобы мы усердно служили их инашему Господу и так спасались. СвятительТихон Задонский (104, 5-6).

* См. также Деян. 12, 5-11.

Эти Умы (Ангелы) приняли каждыйкакую-либо одну часть вселенной,или приставлены к чему-нибудьодному в мире, как это было ведомовсе Устроившему и Распределившему.И все они имеют одно назначение — помановению Зиждителя всяческихвоспевают Божие величие, созерцаютвечную славу, и притом вечно…Святитель Григорий Богослов (13, 50).

Они (Ангелы) охраняют части земли,правят народами и местами, какпоставлены на то Творцом. ПреподобныйИоанн Дамаскин (113, 130).

Ангелы всюду присутствуют иособенно в доме Божием предстоятЦарю, и все исполнено этимибесплотными силами. СвятительИоанн Златоуст (46, 142).

Я уверен, что особый Ангелпокровительствует каждой Церкви,как учит меня Иоанн в Апокалипсисе(1, 20). Святитель АмвросийМедиоланский (113, 130).

Авва Леонтий, настоятель киновиисвятого отца нашего Феодосия,рассказал нам: «Однажды ввоскресенье я пришел в церковь дляприобщения Святых Таин. Войдя вхрам, я увидел Ангела, стоящего поправую сторону престола.Пораженный ужасом, я удалился всвою келлию. И был глас ко мне: «Стех пор, как освящен этот престол,мне заповедано находиться принем». Блаженный Иоанн Мосх (75, 9).

Все Ангелы имеют как однонаименование, так, конечно, и общуювсем природу: но одни из нихпоставлены начальствовать наднародами, а другие быть спутникамикаждому из верных. Но, в какой мерецелый народ предпочтительнееодного человека, в такой же, безсомнения, достоинство Ангеланародоправителя выше достоинстваАнгела, которому вверено попечениеоб одном человеке. СвятительВасилий Великий (113, 130).

Для защиты паствы Божией Господьне только поставил епископов, но иопределил Ангелов. СвятительАмвросий Медиоланский (113, 130).

(Ангельские силы) нисходят скрыльями не потому, чтобы у этойбестелесной силы были крылья, но взнак того, что они сходят свысочайших областей, оставивгорние обители. Святитель ИоаннЗлатоуст (40, 425).

Ангелы приходят посещать нас посвоей воле и власти. Ибо главная исообразная с естеством цель ихжизни погружать взор свой в красотуБожию и непрестанно славить Бога.Святитель Василий Великий (5, 214).

Прославлять Ангелов — наш долг:они, воспевая Творца, обнаруживаютЕго милость и благорасположение клюдям. Святитель Иоанн Златоуст(42, 971).

Ангелы, будучи служителями любвии мира, радуются о нашем покаянии ипреуспеянии в добродетели,стараются наполнять нас духовнымисозерцаниями (по мере нашейвосприимчивости) и содействуют намво всяком добре. Святитель ФеодорЕдесский (68, 323).

Подразумевай под Ангелами ибогоносных мужей, которые имеютведение о Боге, охраняют нас ируководят нами во всех путях жизни,чтобы мы не преткнулись о каменьпротыкания и камень соблазна (39,908).

Служение Ангелов состоит в том,что они всюду посылаются для нас. СвятительИоанн Златоуст (46, 30).

Бог посылает Своих Ангелов дляохранения и для помощи тем, которымусвоено право на наследиеобетованных благ в жизни будущей.Медиоланский(113, 131). Святитель Амвросий

Тем, которые сподобились крещенияи возносятся на высотудобродетелей, даны от Бога Ангелы,заботящиеся о них и содействующиеим… В этом уверяет нас Господь,когда говорит, что есть АнгелыХранители у всякого, кто верует вНего. Преподобный АнастасийСинаит (113, 131).

Прежде Ангелы были по числународов, а ныне по числу верующих.Откуда и это известно? Слушай, чтоговорит Христос: «Смотрите, непрезирайте ни одного из малых сих;ибо говорю вам, что Ангелы их нанебесах всегда видят лице ОтцаМоего Небесного» (Мф. 18, 10). Знайже, что каждый из верных имеетАнгела. Да и каждый из древнихправедников имел Ангела, какговорит Иаков: «Ангел,избавляющий меня от всякого зла, даблагословит отроков сих» (Быт. 48,16). Святитель Иоанн Златоуст (113,131).

Если имеешь в душе дела, достойныеАнгельского хранения, и ум твойобогащен познанием истины, задобродетели Бог неизбежноприставит к тебе стражей ихранителей и оградит тебя Ангелами.Смотри же, какова природа Ангелов!Один Ангел равняется целомувоинству и многочисленномуополчению. Итак, в величии твоегохранителя Господь дарует тебеополчение, а в крепости Ангела какбы ограждает тебя отовсюду егозащитой (4, 254).

К каждому из верных приставленАнгел, достойный того, чтобы видетьОтца Небесного… Что с каждым изверных есть Ангел, который каквоспитатель и пастырь управляетего жизнью, против этого никто небудет спорить, помня слова Господа:»не презирайте ни одного из малыхсих; ибо говорю вам, что Ангелы их нанебесах всегда видят лице ОтцаМоего Небесного» (Мф. 18, 10). Ипсалмопевец говорит: «АнгелГосподень ополчается вокругбоящихся Его» (Пс. 33, 8). Ангел неотступит от всех уверовавших вГоспода, если только не отгоним егосами плохими делами. Как пчелотгоняет дым и голубей смрад, так ихранителя нашей жизни, Ангела,отдаляет прискорбный и смердящийгрех… Поскольку святого Ангела,ополчающегося вокруг боящихсяГоспода, имеет каждый из нас, тогрехи могут стать причинойбедствия: нас перестанет закрыватьстена, то есть святые силы, которыеделают людей непобедимыми, покапребывают с ними (113, 131).

Всякая душа, оставшаяся (закоснение во зле) без защиты Ангелахранителя, предается наразграбление врагам и на попрание. СвятительВасилий Великий (5, 163).

Сам Царь провозглашает, чемунадлежит быть: «Отныне будетевидеть небо отверстым и АнгеловБожиих восходящих и нисходящих кСыну Человеческому» (Ин. 1, 51). Идействительно, мы видим Ангелов,сопровождающих Его Вознесение ивозвещающих Его Второе Пришествие(Деян. 1, 10-11). Ангелов, разрешающихузы (Деян. 12, 7) и отверзающих темницыдля Апостолов (Деян. 5, 19); наконец,Ангела, явившегося только ещевыходящему из тьмы язычестваКорнилию, чтобы указать ему вход вхристианскую Церковь (Деян. 10, 3-6).
Иисус Христос, по изречению ИоаннаБогослова, есть «Святый,Истинный, имеющий ключ Давидов,Который отворяет и никто незатворит» (Апок. 3, 7). Итак, если Онотверз небо, кто же смеет затворитьего? Или кто смеет сказать, чтотеперь уже не время видеть АнгеловБожиих, восходящих и нисходящих поволе Сына человеческого? «Не всели они суть служебные духи,посылаемые на служение для тех,которые имеют наследоватьспасение?» (Евр. 1, 14). Кто же теперьможет утверждать, что они уже бездела и мы без помощи?
Но чем несомненнее мыудостоверяемся в близости святыхАнгелов и в их готовности помочьнам, тем с большей заботливостью мыдолжны помыслить о том, отчего внаши дни так мало слышат об этойпомощи, а еще менее верятслышанному о ней. Или нет рядом снами Ангелов, или мы не замечаем их,или удаляем их от себя? Что их нет,это неправда, как мы видели.Следовательно, правда то, что мы илине замечаем их, или даже удаляем отсебя.
Как в видимых явлениях люди нередкопринимали святых Ангелов заподобных им людей, так легко можетслучиться, что и невидимые ихдействия человек примет засобственные человеческие илиобыкновенные, естественныедействия. Случайно ли, например, чтосреди недоумения или некоегобездействия ума вдруг, как молния,просияет чистая, святая испасительная мысль? Что в смятенномили холодном сердце мгновенноводворяется тишина или возгораетсянебесный пламень любви к Богу? Есливсякое явление по роду своемусвидетельствует о присутствиидействующей силы, то эти внутренниеявления нашей души несвидетельствуют ли о присутствиинебесных Сил, по человеколюбиюбросающих лучи в наш ум и искры внаше сердце? Не действия ли этоАнгелов, по изречению пророкаЗахарии, глаголющих в нас? Как жаль,что мы не замечаем этой ангельскойпомощи! Ибо, не замечая, не приемлемее, как должно, и не пользуемся ею;не пользуясь, остаемсянеблагодарными и виновными и неприготовляем себя к другимподобным посещениям и такимобразом даже удаляем от себяхранителей наших.
Если мы, люди, удаляемся от людей,склонности которых противоположнынашим склонностям, если наставникотрекается от ученика, невнемлющего наставлениям, иливоспитатель от воспитанника,отвергающего руководство, еслидаже отец удаляет от себянепокорного сына,- как не удалиться,наконец, от нас святым Ангелам, еслимы не следуем их спасительнымвнушениям и оставляем бесплоднымдля нас их служение? Как неудалиться от нас небесным Силам,если мы предаемся только земному?Как не удалиться чистым духам, еслимы живем в нечистоте плоти? Как неудалиться Ангелам Божиим, если мынепрестанно имеем в мыслях ижеланиях не Бога и Христа Его, номир и самих себя? Филарет,митрополит Московский (114, 214-215).

Источник: http://serafimov.narod.ru

Правило 35-е Святого Поместного Собора Лаодикийского (ок. 364 года)

Правило 35-е Святого Поместного Собора Лаодикийского (ок. 364 года)

Не подобает христианам оставляти церковь Божию, и отходити, и аггелов именовати, и творити собрания. Сие отвержено. Того ради, аще кто обрящется упражняющимся в таковом тайном идолослужении, да будет анафема: понеже оставил Господа нашего Иисуса Христа, Сына Божия, и приступил к идолослужению.

Толкование 35-е правила Поместного Собора Лаодикийского:

Осуждаются еретики, не молящиеся Богу и Христу, а только Ангелам, яко бы творцам и правителям мира.

Ап. Павел в послании к Колоссянам пишет об искаженном почитании Ангелов: «Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов, вторгаясь в то, чего не видел, безрассудно надмеваясь плотским своим умом» (2:18). Еще во дни Апостолов, таким образом, были люди, которые из ложного смирения говорили, что нельзя обращаться непосредственно ко Христу, что человек не достоин делать это, а должен вместо Христа призывать Ангелов. Блаженный Феодорит в толковании этого текста отмечает, что ересь эта, достигавшая, по словам правила, степени идолослужения, существовала долгое время во Фригии и Писидии. Правило не запрещает вообще молитвенного призывания Ангелов, но предостерегает от искаженного их почитания вместо Господа Иисуса Христа.

Толкование 35-е правила Поместного Собора Лаодикийского епископом Никодимом (Милошем):

В древнее время, говорит в толковании данного правила Зонара, были некоторые еретики, утверждавшие, что человек не достоин призывать в помощь Иисуса Христа, чтобы тем не приближать себя к Богу, но должны призывать Ангелов. Возможно, что еретики говорили это из ложного смирения, возбуждаемого в них злым духом. Упоминая об этой ереси в своем послании к Колоссянам, апостол Павел говорит: Никто да не обольщает вас самовольным смиренномудрием и служением Ангелов (Кол. 2:18). Эти слова апостола Павла означают, что никто не смеет лишать нас награды за нашу веру и праведную жизнь, отвращая нас от правой веры и заставляя, в силу какого-то ложного самоуничижения, почитать Ангелов, т.е. совершать в честь их службы, считая себя недостойными призывать Сына Божия — нашего Путеводителя к Отцу Небесному. Последователи этой ереси именовали (ώνόμαζον) ангелов, т.е. призывали их (έπεκαλουντο) и устраивали в честь их сборища. Осуждая эту ересь, правило говорит, что каждый, уличенный в преданности этому тайному идолопоклонству, да будет анафема. Это, как говорит апостол Павел, служение Ангелам, названо в правиле идолопоклонством (είδωλολατρείαν), не потому, что почитание Ангелов есть действительно идолопоклонство, но потому, что таким путем злой дух, отдаляя человека от призывания Иисуса Христа, тем самым мало-по-малу, неприметно для него самого, вовлекает его в идолопоклонство.

Источник: www.holytrinitymission.org

Об этом правиле см. также: Иеромонах Матфей Властарь, византийский канонист XIV века. Об ангелитах (Из “Алфавитной Синтагмы”)

Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово об Ангелах

Не для удовлетворения пустому любопытству или любознательности, но единственно с целью спасения нашего предлагается здесь слово о Ангелах. Читать далее Святитель Игнатий Брянчанинов. Слово об Ангелах